Современное анархистское движение

Анархия – мать порядка? Или нужен ли нам такой «порядок»


От редакции: слово предоставляется критикам белорусских товарищей со стороны государства. Несмотря на очевидную тенденциозность, замалчивание (доцент не разглядел самой активной группы, РД) и искажение отдельных фактов, получился вполне читабельный обзор. Более того, с некоторыми оценками автора можно даже согласиться. Далеко не все участники анархистского движения осознают, что идеологическое ядро анархизма  в наши времена крайне размыто. Вы спросите зачем государственные пропагандисты пишут такие статьи? Анархизм постепенно завоевывает симпатии в разных слоях общества. Дешевая пропаганда как в фильмах “Звонок другу” только смешит зрителя и вызывает еще больше сочувствия к нам. Поэтому власть действует умнее, она признает частично исторический вес анархистского движения, чтобы потом представить его как идеологию романтиков, хулиганов и ущемленных групп населения. Власть пытается отвернуть интеллигенцию и рабочий класс от симпатий к анархизму. Недавние протесты в Беларуси показали истинное отношение народа к власти.      


В определенные исторические периоды идеи анархии захватывали умы масс, а их воздействие на жизнь общества становилось значительной. Как показывает история, анархизм становился непременным попутчиком смуты, революций и социальных потрясений.

Активизация в нашей стране деятельности представителей анархистского толка вызвало необходимость рассмотрения истоков и сути этого явления, цели, основополагающих принципов, а также анализа методов, которыми они хотят прийти к желаемому результату. Следует отметить, что активизация анархистов произошла на фоне снижения экстремисткой активности футбольных «ультрас», которые до недавнего времени были возмущающим фактором общественной безопасности.

Изначально анархизм возник как философское направление, в основе которого идеи индивидуализма, субъективизма, волюнтаризма. Идейная традиция отрицания политической власти восходит к античности, обнаруживается у софистов и киников. Однако имели место и противоположные точки зрения. Например, пифагорийцы считали анархию (безвластие) наихудшим злом[1]. Критикуя анархию, они отмечали, что человек по своей природе не может обойтись без руководства, начальства и надлежащего воспитания. Таким образом, человеческие отношения должны быть приведены в надлежащий порядок и гармонию. А Аристотель в “Политике”, отмечал, что “в демократиях беспорядочность и анархичность государственного строя вызывают презрение к нему со стороны состоятельных людей”[2]. Что касается конкретных проявлений, то на ранних стадиях развития общества анархизм был представлен в форме стихийного отрицания государства (восстаний) или в виде ересей.

Анализ последующего развития анархизма говорит о том, что он не проявлял себя как единая идеология. Вкрапление его идеи можно отыскать в гуситском движении 15 в., в трудах философов – просветителей Руссо и Дидро, в идеологии одной наиболее радикальной фракции французской революции 1789−1794 гг. – «бешеных».

Этапы и разновидности анархизма

Как общественно-политическое течение анархизм складывается к 40-70 гг. ХIХ века с вступлением Европы в эпоху революций (Рис.). Основу для этого подготовило обострение противоречий развивающегося капиталистического строя, проявляющееся в экономических кризисах, безработице и обнищании населения. Одновременно уровень развития общества повышался, распространение образования умножало социальное самосознание людей. Шел поиск иных вариантов развития общества, появлялись различные взгляды и идеи, одной из которых стала идея объявления государственной власти злом и тезис построения безвластного общества.

Французский философ и экономист П.-Ж. Прудон считается создателем анархистского учения, ему и принадлежит сам термин “анархия”. Он видел будущее устройство общества в виде федерации свободных производителей, созданной на добровольных началах. Дальнейшее развитие идеологии анархизма связано с такими именами как М. Штирнер (К. Шмидт), М.Бакунин и П. Кропоткин. Последний высказал основную анархическую мысль о том, что «…для торжества революции люди должны, прежде всего, отделаться от своих верований в закон, власть, порядок, собственность и другие суеверия, унаследованные ими от рабского прошлого» [3]. Немецкий философ М. Штирнер утверждал, что индивидуум не должен признавать никакие социальные установления обязательными для себя. Идеальным состоянием человека, по его мнению, является состояние свободы, не ограниченной никакими социальными рамками. М. Штирнер в своей книге «Единственный и его достояние» (1845) разработал своеобразный вариант индивидуалистического анархизма. Отрицая государство, он сводил социальную организацию общества к т.н. “союзу эгоистов”, целью которого являлось бы налаживание обмена товарами между независимыми производителями на основе взаимного уважения “уникальности” личности каждого. В соответствии с концепцией Штирнера, единственное ограничение прав человека− это его сила, ограничиваемая силой других. Я имею право на всё то, что я могу осилить [4]. Следует сказать, что на практике свои идеи Штернеру не удалось реализовать. С женой они пытаются начать собственное дело, но попытка наладить обмен «на основе взаимного уважения “уникальности” личности каждого» закончилась неудачей, которая ввергла автора в нищету. Впоследствии чего ему несколько раз пришлось сидеть в тюрьме за долги.

К началу XX в. анархизм имел сторонников в десятках стран, включая азиатские. Там у него появились специфические принципы. Так, китаец Лю Шифу сформулировал 12 принципов анархизма, среди которых «не есть мясо» и «не иметь религии».

В России анархизм начал распространяться во второй половине XIX века через народнические кружки интеллигентской молодежи. Первым крупным теоретиком русского анархизма был М.А. Бакунин. Он представлял себе безвластный строй как федерацию освобожденных от гнета славянских народов, которая должна была быть создана на основе общин, подобных общинам российских крепостных крестьян.

После разгрома народнического движения 70-х годов анархизм надолго теряет свое влияние на российские революционные организации, но в начале XX века он снова возрождается. К 1905 г. в России насчитывалось уже 125 анархистских групп, а анархистский террор и экспроприации стали существенным явлением. Однако, Первая мировая война привела к расколу среди российских анархистов, и к началу Февральской революции общее число членов анархистских групп в Российской империи едва достигало 250—300 человек.

Справедливости ради следует вспомнить значимые действия анархистов на территории Украины во времена гражданской войны 1918-1922 годов, где воплощением анархистских идей на деле стал Нестор Махно, фигура неоднозначная в истории, но личность однозначно яркая. Он участник множества террористических актов, связанных с экспроприацией имущества помещиков и зажиточных крестьян. Нестору Махно хоть ненадолго, но удалось создать собственное государство в государстве (республика Гуляй-поле на Украине), став его председателем, устроить коммуны в подвластных ему городах, открыть госпитали, мастерские, даже театр.

Главной причиной поражения анархистов в российском революционном процессе, по мнению исследователей, явилось «отсутствие четкой организации, разобщенность, несогласованность и непоследовательность их действий, как правило, не выходивших за рамки банального террора» [5]. Причина также лежала и в том, что в ряды организаций проникали личности маргинального и преступного типа, в своих действиях и поступках далекие от светлых идей идеологов анархизма.

Во время первых десятилетий, последовавшие за окончанием Второй мировой войны, анархическое движения во всём мире переживало упадок. Его новый взлёт связан с «молодёжной революцией» второй половины 1960-х годов, которую возглавили «новые левые». Среди них, наряду с другими идейными течениями, анархисты заняли видное место. Протесты 1968 года, породившие новые социальные движения: феминистские, «зелёные», антимилитаристские, коммунарские и тому подобные, дали новый импульс анархистскому движению во всем мире.

В период Перестройки, в конце 1980-х годов, анархистское движение в СССР также стало возрождаться. В 2000-е годы в России было организованно интернационалистическое антикапиталистическое левое движение «АнтиФА», стоящее на анархической и коммунистической идейной платформе.

Сегодня анархистское движение во многих странах мира насчитывает десятки и тысячи сторонников. По накалу страстей выделяется события в Греции в 2008 году накануне кризиса. Стране для выживания необходимы займы, все больше проявляется растущая безработица, у многих людей возрастают риски оказаться на улице. Степень социального накала в беднейшей стране Евросоюза спровоцировала действия местных анархистов в виде уличных беспорядков, забрасывания полиции коктейлями «Молотова». Не обошлось без пострадавших. За опытом и новыми идеями в Грецию потянулась молодежь с других стран. Беспорядки перекинулись на Германию, Италию и даже Швейцарию.

Современный рост популярности идей анархизма был связан с мировым кризисом, который с новой остротой поставил проблему государственной власти. Начинается своеобразная молодежная «мода» на анархизм. Греческое анархистское движение является на сегодняшний день одним из самых сильных. Появляются группы анархистов и в тех странах, в которых их никогда не было, например, в Нигерии, Турции, Ливане, Бангладеш.

Современное анархистское движение весьма разнообразно и включает в себя множество течений. Наряду с «классическими» анархистами (анархо-синдикалистами и анархо-коммунистами), существует и его своеобразные разновидности. Например, такое движение как анархо-примитивизм. Его сторонники отказываются от достижений цивилизации, современной науки как метода познания мира, выступают за упразднения технологии. Среди новых анархистов есть веганы − люди, считающие свободу животных такой же естественной, как и свободу людей. Среди современных анархистов многие представители субкультур, особенно скинхед-антифашистской направленности. Есть бывшие панки, хардкорщики. Существуют также проанархистские движения «автономистов», ред-скинов (красные- и анархо- скинхеды), экологических движений, различных культурных инициатив, поселений, которые насчитывают десятки тысяч активистов. Они борются за так называемую «деколонизацию повседневной жизни» в нынешнем обществе.

Что касается сути, то анархизм (от греч. anarchia − безначалие, безвластие) определяется как общественно-политические течение, провозглашающее своей целью освобождение личности от всех разновидностей политической, экономической и духовной власти [6]. Конечная цель анархистов − возникновение анархистского общества.

В настоящий момент единой философии анархизма как таковой не существует. Разрозненные учения, по сути, представляют собой набор идей о свободе, отрицании власти и государства. При всей идейной размытости теоретиков анархизма роднит лишь представление о необходимости устранить власть из жизни людей. Как правило, критикуются законы, так как они исходят от власти. В силу размытости учения имеются и противоположные лозунги. Проблема насилия рассматривается с прямо противоположных позиций. Насилие означает власть, а это значит, что можно быть последовательным анархистом, либо полностью и бескомпромиссно отказавшись от насилия (сатьяграха), либо признав его естественным. В этом плане примечательно толстовство как разновидность анархизма в основе которого идея отрицания насилия в любой форме, «непротивление злу», «неделание»- как форма ненасильственного протеста.
Переход к новому общественному устройству анархистам мыслится преимущественно революционным путем, прежде всего в результате самопроизвольного, стихийного бунта. Из методов радикальных анархистов – анархохулиганство, поджоги, погромы, столкновения с полицией. Анархисты используют тактику черного блока, когда участники демонстрации используют одинаковую чёрную одежду и маски, позволяющие лучше сопротивляться полиции и избежать опознания. Такие радикальные действия поставили анархистов в поле зрения мировых спецслужб.

Анархисты в Беларуси

Сами анархисты Беларуси свою борьбу исчисляют с 90-х годов прошлого века, при этом упоминается Федерация Анархистов Беларуси (ФАБ), куда вошли представители Гомеля и Минска. Также упоминается выходящая с 1999 г. газета “Навинки”, которая выпускалась рядом авторов по взглядам причислявших себя к анархистам, поскольку в газете в завуалированной форме критиковали одновременно и власть, и оппозицию. Название газета обусловлена нахождением на лечении ее главного редактора в «Республиканском научно-практическом центре психического здоровья», более известном как сумасшедший дом «Навінкі».

В 2001 года появились сведения об организации “Белорусский Анархический Фронт”, которая предприняла несколько попыток организации нескольких уличных акций (в основном на официальных оппозиционных митингах). Несколько ее представителей в составе делегации в 2001 г. побывали на Европейском социальном форуме во Флоренции.

Спустя два года в Минске создана группа Автономного Действия, которая присоединилась к одноименной российской организации. У организации свой сайт, зарегистрированный в Шри-Ланке. Участники группы занимались распространением своей литературы, подготовкой и проведением акций, пропагандистской деятельностью как в среде панк-хардкор субкультуры, так и среди общества и т.д. Среди сомнительных мероприятий ранних белорусских анархистов распитие спиртных напитков на фортах Брестской крепости.

У белорусских анархистов до недавнего времени был собственный сайт «Прамень», который одновременно являлся информационным ресурсом социал-революционного анархистского направления и выступал как собственно коллектив. В настоящее время сайт заблокирован по решению суда Центрального района г. Минска за “экстремизм”.

В целом следует сказать, что до 2009 г. деятельность белорусских анархистов носила вялотекущей характер, в рамках так сказать «приличия». В основном это граффити, помощь бездомным, панк фестивали, митинги против строительства АЭС и небольшие потасовки.

Однако, постепенно акции перестают носить безобидный характер. Так в 2009 г. группой молодых людей в соответствующем камуфляже была заброшена дымовая шашка на ступеньки административного здания Министерства обороны, потом поджог факелом опорного пункта милиции в Солигорске в марте 2010 года. Далее – ночной поджог у здания Федерации профсоюзов Беларуси, которое напичкано пластиковыми конструкциями, а через два дня ночной поджог филиала одного из столичных банков, который находился в жилом доме. Мотивация исполнителей – выставить видео нападения в интернете, привлечь к себе внимание. В обсуждениях в сети ни слова об общественной безопасности, угрозе жизни и здоровью граждан, ведь ночной пожар мог перекинуться на квартиры граждан, могли погибнуть люди.

С 2011 года анархисты начинают радикализироваться. В движении стал формироваться радикальный сегмент, призывающий к насильственному свержению государственной власти. На съемных квартирах появляется переводная литература с инструкциями и рецептами «коктейля Молотова», поездки на Запад за опытом боевого сопротивления, а потом инструктаж местных о «прогрессивных методах действий», советы для организаторов акций, а в них – использование пиротехники, цепей, баллончиков с краской, а также технология конспиративной деятельности.

С начала 2016 года МВД отмечает рост противоправной активности представителей анархистских формирований республики. В основном это организация и проведении акций «прямого действия» в отношении объектов инфраструктуры органов государственной власти и управления, а также непосредственно в отношении сотрудников правоохранительных органов. Всего представителями анархистских группировок в 2016 году проведено порядка 40 акций «прямого действия». Многие акции напоминают хулиганские действия, типа забрасывания лампочками с краской щитов с социальной рекламой, изображениями сотрудников органов внутренних дел или зданий, принадлежащих к государственной инфраструктуре. Целью акций «прямого действия» является оказание давления на следственные органы, расследующие уголовные дела в отношении анархистов и антифашистов.

Что касательно социального статуса участников анархистских группировок, то большая часть – это люди, не имеющие постоянного источника дохода, работы, как правило, «свободные от социальных обязательств», не создающие семьи.

Чего добиваются белорусские анархисты? На это вопрос ответил Еврорадио белорусский анархист Николай Дедок, который сейчас находится за границей, а совсем недавно отбывал срок по обвинению в акциях против государственных учреждений. «Если брать долгосрочные цели, то это осуществление нашего безгосударственного идеала…В краткосрочной перспективе наша цель ― радикализовать протесты, которые идут. Чтобы они стали более решительными. Чтобы не было никаких так называемых диалогов между властями и протестующими. Чтобы люди ставили свои цели твёрдо, радикально и требовали их выполнения властью»[7].

Анархический черный крест Беларуси на своем сайте разместил сомнительные, если не опасные, версии замены общественных институтов, против которых они выступают. К примеру, обеспечивать общественную безопасность, по их мнению, можно путем «добровольного всеобщего вооружения. Любой взрослый человек, прошедший обучающие курсы владения и применения оружия, сможет получить его и эксплуатировать с минимальным количеством ограничений» [8]. Трудно себе представить, как это может быть реализовано в реальной жизни, учитывая рост экстремизма и терроризма в мире, а также неадекватных людей, готовых воспользоваться подобными предложениями.

Таким образом, рост движения анархизма в мире сопровождается размыванием ядра анархистской идеологии. Представления анархистов о будущем общественном устройстве с учетом современных реалий представляются весьма туманными. Для некоторых альтернативных и неклассических представителей анархистского сообщества анархизм превращается в способ социальной жизни, но чаще в предмет проведения свободного времени.

Лозунги левых анархистов относительно защиты угнетенных от угнетателей, выступление против любых форм эксплуатации человека человеком, выглядят, привлекательными, особенно в нестабильные периоды развития государств, что является притягательным для определенных категорий граждан, пострадавших от экономических кризисов, безработицы, утративших социальные перспективы. Для них влияние идей анархизма может стать существенным. Но одно дело – критиковать настоящее и на критике привлечь сторонников, а другое – сформировать мало-мальски приемлемый проект будущего, который бы отвечал запросам всего общества, и не какой-то его небольшой группы. Пусть бы это проект отвечал на вопросы построения эффективной экономики, социальной политики, показывал бы, как поддержать социально незащищенные категории граждан, инвалидов, пенсионеров и т.д.

В этом случае следует различать анархизм как утопию, и анархизм как боевую идеологию. Дополнительную актуальность теме придает рост угрозы терроризма, экстремизма, развитие современных идей антиглобализма, обладающих мощным анархическим потенциалом. И это уже серьезная проблема безопасности.

Современное анархистское движение в Беларуси пока еще не консолидировалось. Это не организация, а скорее немногочисленный конгломерат групп, объединяющихся во время акций с целью пиара и привлечения внимания к себе СМИ. Если его попытаться встроить в типологию, то можно допустить его неоклассический характер с примесями новых проанархистских идей. В то же время, следует отметить наличие существенного количества хулиганов, которые примкнули к анархистам по каким- либо личным мотивам и которые с большой долей вероятности не имеют представления об мировоззренческих основах и сути анархизма. Вместе с тем правоохранительные органы отмечают определенную организацию и консолидацию в этой среде. По данным ГУБОПИК МВД численность лидеров анархистов в настоящее время составляет порядка 15-20 человек. Они действуют в составе пяти-шести законспирированных ячеек. Условно среди них можно выделить три группы. К первой группе можно отнести анархистов со стажем, имеющих опыт революционной борьбы. У них уже имеются устойчивые связи с Западом, часть из такой молодежи, причем не обязательно из состоятельных семей, там и учиться. Они претендуют на значительный статус в будущем анархистском обществе, если такое время в Беларуси придет. Вторая группа – это «идейные и неисправимые». Для них анархия – это образ жизни. Их стаж деятельности от 5 до10 лет. Похоже, для Запада они не представляют интерес, но они представляют интерес с точки зрения влиянию на общественную безопасность. И третья, наиболее незрелая молодежная группа, которая не нашла себя в рядах БРСМ или еще в какой-то созидательной молодежной организации. Это «романтики улицы», их молодежный запал и протест легко использовать в неблаговидных целях, а организаторы, как правило, находятся.

В последнее время следует отметить радикализацию части представителей анархистского толка, критикующих власть в лице чиновников и представителей правоохранительных органов. В свои ряды их привлекает и оппозиция, которая в анархистах видит политических хулиганов, бунтарей, солдат уличных манифестаций. Они формируют «нужную картинку» для оппозиционных СМИ, с их помощью можно получить внушительную массовку. Их деятельность уже не носит безобидный характер. Обеспечивать общественную безопасность правоохранительным органам во время таких протестов представляется проблематичным ввиду явно провокационного характера действий анархистов.

В последнее время, чувствуя свою безнаказанность, члены анархистского движения предпринимают активные попытки объединения своих сил, а также привлечения на различных протестных акциях в свои ряды нейтрально настроенных граждан, в том числе через социальные сети, путем распространения листовок, содержащих призывы к свержению действующей власти силовым путем.

Бездействие и непринятие мер реагирования по каждой проведенной акции, незначительные наказания порождают чувство уверенности и вседозволенности, провоцируют их к совершению новых, более тяжких преступлений и правонарушений. Учитывая весомую хулиганскую составляющую примкнувших в ряды анархистов лиц, которых привлекают не столько идеи, сколько возможность выплеснуть свою агрессию, да и что-то заработать, с большой вероятностью можно спрогнозировать в этой среде источник общественной безопасности, обладающий высоким экстремистским потенциалом. Все это актуализирует задачу понижения степени экстремистской активности анархистских группировок, их агрессивности, а также недопущения консолидации в масштабные объединения.

Веруш А.И. – канд. политических наук, доцент кафедры государственного строительства и управления
Академии управления при Президенте Республики Беларусь

Литература

1. Нерсесянц В. С. История политических и правовых учений. 2004.
2. Аристотель. Политика / Соч. в четырех томах. Т. 4. М., 1984. С. 531.
3. Кропоткин П.А. Анархия: Сборник / Сост. и предисловие Р.К. Баландина М.: Айрис-пресс, 2002. – 576 с. .
4. Штирнер М. Единственный и его собственность. Харьков: Основа, 1994.
5. Орчакова, Л. Г. Анархисты в политической жизни России тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.02, доктор исторических наук 2008 г. Научная библиотека диссертаций и авторефератов disserCat http://www.dissercat.com/content/anarkhisty-v-politicheskoi-zhizni-rossii#ixzz4g62Kfutq.
6. Философский энциклопедический словарь. М. «Советская энциклопедия» , 1983. С. 531.
7. Чего добиваются белорусские анархисты? [Электронный ресурс]. – Режим доступа:- http://www.zautra.by/art.php?sn_nid=24306. – Дата доступа: 05.05.2017.
8. Обеспечение общественной безопасности [Электронный ресурс]. – Режим доступа:- https://avtonom.org/author_columns/obespechenie-obshchestvennoi-bezopasnosti. – Дата доступа: 08.05.2017.

источник