Арт

Антисоветская живопись

Ниже – подборка антисоветской живописи разных лет. Часть этих картин была написана еще в СССР, тайно, “в стол”,  публика увидела их лишь после падения советского режима. Другая часть картин написана в 1990-е гг. и позднее, когда цензура и Лубянка уже не угрожали авторам.

Юрий Кугач. “Великому Сталину- слава!”. 1950 г.

Автор этого холуйства – Юрий Кугач, известный мастер соцреализма. У него много таких картин.

Юрий Кугач. “1 мая”. 1952 г.

Все просто счастливы, солнце, весна, песни, танцы.

Но кто бы мог подумать, что с 1960-х  гг. в тиши своей мастерской Кугач 30 лет работал над вот этим полотном, которое лаконично назвал: “Из недавнего прошлого”.

Юрий Кугач. “Из недавнего прошлого”. 1960-90 е гг.

Раскулачивание, крестьянин с трудовыми мужицкими руками и чекисты, которые выселяют его семью из деревни. Впереди – еще вереница подвод с другими семьями. Как-то радости нет, никто не танцует.

738688_original

Юрий Кугач имел звание народного художника СССР,  был вполне обласкан Советской властью, хотя и рисовал про неё всякие гадости (тайно).  Многие и этого себе позволить не могли. Просто молчали и ждали своего часа.

Эгиль Вейдеманис (1924-2004), советский художник, сын латышского стрелка, который после 1917 г. остался в России.  Эгиль Карлович всю жизнь жил в Москве, о которой написал массу неплохих картин. Ну вот например:

Эгиль Вейдеманис. “Зимний вечер в Замоскворечье”. 1968 г.

739630_original

Но пришло время и выяснилось, что помимо Кремля и Замоскворечья в Москве есть еще Бутовский полигон. Место, где в 1937-38 гг. чекисты расстреляли и сбросили во рвы 20 000 человек, в том числе и отца художника. Отец после гражданской войны работал в латышском театре “Скатуве” в Москве, который был расстрелян почти в полном составе.

Эгиль Вейдеманис. “Бутово. Расстрельный полигон НКВД”. 1999-2003 гг.

740218_original

Возраст расстрелянных в Бутово был в диапазоне от 14 до 82 лет, всех национальностей и сословий, в т.ч. около 100 художников и более 900 священнослужителей. Сама техника расстрела на картине, правда, изображена не совсем исторически точно.

В такой манере,  “с колес”, НКВД расстреливало поляков в Катыни – выгоняли из машин в лес и стреляли. В Бутово все было немного по-другому. Здесь был специальный  барак, куда примерно к часу ночи подвозили народ (до 400-500 чел. за ночь).  Их заводили туда якобы для “санобработки” (один к одному как нацисты в своих лагерях).  Там сверяли личность, раздевали, объявляли приговор. Расстрельная команда в это время сидела в отдельном доме, пила водку. Только потом начинали выгонять на улицу на расстрел, по-одному. По завершении всего дела к утру бульдозерист засыпал яму.

Сергей Никифоров. “Липы на месте расстрелов (Бутовский полигон)”. 2002 г.

744242_original

Санобработка в бутовских бараках – хорошо, но не так эффективно.  Поэтому эффективные менеджеры СССР применяли и более массовые методы смертоубийства. Например, голод. В связи с чем хотелось бы познакомить вас с заслуженной художницей Украинской ССР Ниной Марченко.  В разгар Советской власти она рисовала вот такие вот оптимистические картины:

Нина Марченко. “Возвращенное детство”. 1965 г.

Советский солдат освобождает детей из немецкого концлагеря. Эту картину (дипломную) художница посвятила тогда детям Бухенвальда. Правда, Бухенвальд освободили американцы, но это не важно.

745415_original

Или вот:

Нина Марченко. “Близнецы”. 1972 г.

На картине – украинская деревня, счастливая бабуля, детки, рушники.

742433_original

Но с середины 1980-х гг.  Нина Марченко стала рисовать и то, что творилось в украинской деревне во времена Сталина.

Нина Марченко. “Запись в колхоз”. 1985 г.

Озверевший коммунист в будёновке загоняет крестьянина в колхоз.

743212_original

Когда загнали в колхоз – отобрали хлеб. Хлеб отобрали и продали на Запад, чтоб заработать валюту для индустриализации. В хлебных районах страны начался голод 1932-33 гг., прежде всего на Украине (Голодомор).

Нина Марченко. “Дорога скорби”. 1998-2000 гг.

743608_original

Идея уморить голодом несколько миллионов человек, чтоб продвинуть промышленность – не нова. Впервые её применили британские колонизаторы в Бенгалии, в конце 18 в. Они обложили индусов такими налогами, что отобрали у них всё и вывезли в Англию, где в это время разворачивалась индустриальная революция. Правда, от этого 7 млн. чел. в Бенгалии в 1769-1773 гг. умерли с голоду. Украина, а также российское Поволжье и Кубань стали Внутренней Бенгалией Советского Союза.

Нина Марченко. “Мать 1933-го”. 2000 г.

743784_original

По самым скромным оценкам в 1932-33 гг.  от голода в СССР умерло не менее 3 млн. чел. Их обменяли на сборочную линию “Форда”  на заводе ГАЗ в Горьком и турбины “Сименс” для Днепрогэса. И это правильно. Какую ценность представляют жизнь среднестатистического бенгальца? А турбины – их крутить можно.

Нина Марченко. “Последний путь”. 1998-2000 г.

744667_original

Примерно в том же стиле, что индустриализация, велась и война с немцами 1941-45 гг. Что и показал на своей картине 1985 года московский художник Сергей Шерстюк (сам сын фронтовика, генерала Советской армии).

Сергей Шерстюк. “Мужчины одной семьи. 1941 год”.

744925_original

Сергей Шерстюк. “Мужчины одной семьи. 1945 год”.

745011_original

А окончательный удар по мужскому населению страны нанесла послевоенная алкоголизация СССР.  Ярче всех её запечатлел в 1970-80х гг.  художник  Василий Колотев. Колотев был нон-конформистом, не сотрудничал с властями, не искал никаких званий, премий, выставок. Работал слесарем на заводе и рисовал “в стол”, живя в убогой московской коммуналке.

Василий Колотев. “Красный день календаря”. 1985 г.

Пьяные советские пролетарии отмечают 1 мая.

749613_original

Василий Колотев. “…И корабль плывет. Пивная”. 1979 г.

Государствообразующая нация СССР во времена позднего Брежнева…

749313_original

Василий Колотев. “Листья тополя падают с ясеня”. 1984 г.

Она же.

751313_original

Василий Колотев. “Бульварная сцена”. 1984 г.

752875_original

Василий Колотев. “Воскресенье”. 1984 г.

750781_original

Василий Колотев. “На лестничной клетке”. 1983 г.

Третий Рим.

751066_originalВасилий Колотев. “Час пик”. 1986 г.

И его римляне.

753247_original

Василий Колотев. “Утро соседки”. 1984 г.

Советская коммуналка. Грязь, нищета, сверхдержавность.

753021_original

Василий Колотев. “Девятый вал”. 1979 г.

Советская семья. Жена, по-моему, вместе с ним накатила. И эти бычки на столе, на полу… Вот зачем при детях курить?

749876_original

Василий Колотев. “Очередь”. 1985 г.

Советские магазины. СССР был страной очередей. За всем. От колбасы до туалетной бумаги.

751592_original

Знаменитые советские очереди, неотъемлемая часть плановой экономики, нашли свое отражение и в картинах других художников.

Алексей Сундуков. “Очередь”. 1986 г.

Очереди за продуктами из однообразно и убого одетых женщин производили действительно гнетущее впечатление. От них веяло безысходностью.

751627_original

Владимир Коркодым. “Ждут товар”. 1989 г.

Очередь в деревенском магазине. Уныние и покорность. Народ, сломленный деспотизмом.

751914_original

Впрочем, неудивительно. Ломали долго и жестоко. И еще оболванивали. В старшем поколении, жившем при Сталине, страх 1937 г. сидел прочно и навсегда. Страх и привычка верить пропаганде. Избавление от этого заняло годы, не у всех, но зато метаморфозы, которые получались, порой удивительны.  Яркий пример –  Игорь Обросов, народный художник РСФСР (1983), мастер соцреализма, рисовал в т.н. “суровом стиле”, популярном в 1960-80е гг.  Был вполне лоялен Советской власти, звания, выставки, в т.ч. числе за рубежом.

Игорь Обросов. “Мальчиш-Кибальчиш”. 1963 г.

Картина по мотивам детской сказки Аркадия Гайдара “О Военной тайне, Мальчише-Кибальчише и его Твердом слове”. Пропаганда начиналась с пеленок, усилиями в т.ч. таких людей как Гайдар-старший и художник Обросов.

740577_original

Но тут не только пропаганда. Это аллегорическая картина, с двойным дном. Маленький мальчик в будёновке тянет руки к уходящему прочь суровому красноармейцу. Уходящий мужчина – это на самом деле отец художника, известный хирург (и революционер-коммунист) Павел Обросов, которого расстреляли в 1938.  В конце 1980-х гг. при Горбачеве начнется кампания по разоблачению сталинских преступлений. Художник Игорь Обросов напишет серию картин “Посвящение отцу” (1986-88 гг.) и станет понятно, кто есть кто на полотне 1963 г.

Игорь Обросов. “Мать и отец. Ожидание. 1937 г.” 1986-88 гг.

Вот он тот самый красноармееец и черный воронок во дворе ждет его.

740848_original

Игорь Обросов. “Без права переписки”. 1986-88 гг.

Чекисты выводят арестованного. Стандартный приговор “10 лет без права переписки” погружал родственников в неизвестность: это могло в самом деле 10 лет, а мог быть расстрел, о котором им просто не сообщали. В случае с отцом Игоря Обросова – второе.

741030_original

Позднее Игорь Обросов продолжил начатую тему. В 2008 г. вышла его персональная выставка “Трагическое прошлое (Жертвы сталинских репрессий)”.

Игорь Обросов. “Жертва Гулага”. 2000-е гг.

Группа чекистов насилует женщину-узницу.

741730_original

Две картины одного художника с разницей в 40 лет.

752139_original

Еще из позднего Обросова:

Игорь Обросов. “Зомби ГУЛАГа”. 2000-е гг.

Сталинский концлагерь. Два чекиста тащат труп изможденного узника.

741941_original

Последняя картина напоминает графику Давида Олера про Освенцим, только в данном случае концлагерь советский. Олер был узником Освенцима, в обслуге крематория, но сумел выжить. После войны он по памяти сделал серию рисунков из лагерной жизни.

Давид Олер. “Перетаскивание трупов из газовой камеры крематория III к лифту”. 1946 г.

742340_original

Обросов в отличие от Давида Олера сам никогда не сидел в концлагере.  Только рисовал про него.  Но в СССР было несколько  художников, которые ЛИЧНО прошли сталинский ГУЛАГ и изображали по памяти увиденное. Например, Георгий Черкасов (1910-1973), трижды судимый за антисоветскую агитацию и вышедший на свободу только после смерти Сталина.

Георгий Черкасов. “Северное сияние. Ухтпечлаг, конец 1930-х гг.” 1960-е.гг.

739063_original

Георгий Черкасов. “В последний путь. Ухтпечлаг, 1938.”. 1960-е гг.

Это воркутинский лагпункт, где в 1938 г. проходили т.н. “кашкетинские расстрелы” (по фамилии чекиста Ефима Кашкетина, который их организовывал). На картине группу з/к ведут на расстрел. Слева – двое “ссученных” заключенных вяжут священника (это реальный персонаж, отец Егор, с которым сидел Черкасов). Вяжут, чтоб перед казнью приговоренные не могли причаститься.

739283_original

Еще яркий художник-лагерник – Николай Гетман. Уроженец Харькова, попал в 1945 г. в ГУЛАГ за “антисоветскую агитацию и пропаганду”. Был в Тайшетлаге (строительство БАМа) и на Колыме.  Выйдя на свободу почти полвека (с 1953 по 2004 г.) работал над серией картин “ГУЛАГ глазами художника”.

Николай Гетман. “По этапу”. 1954 г.

748927_original

Николай Гетман. “Лагпункт Верхний Дебин. Колыма”. 1985 г.

Это прииск, где художник работал на добыче золота. Примерно 400 км от Магадана по Колымской трассе.

746045_original

“На прииске Дебин (Колыма) в 1951 разрешили как–то группе зэков пособирать ягод. Трое заблудились — и нет их. Начальник лагеря старший лейтенант Пётр Ломага послал истязателей. Те напустили собак на трёх спящих, потом застрелили их, потом прикладами раскололи головы, обратили их в месиво, так что свешивались наружу мозги, — и в таком виде на телеге доставили в лагерь. Здесь заменили лошадь четырьмя арестантами, и те тянули телегу мимо строя. «Вот так будет с каждым!»— объявил Ломага” (А.И.Солженицын. Архипелаг ГУЛАГ).

Николай Гетман. “Обед. Привезли баланду”. 1991 г.

Как и в нацистских концлагерях в советском ГУЛАГе зеков постоянно держали в голоде. Так быстрее ломалась воля к сопротивлению.

748651_original

Николай Гетман. “Фитиль”. 1987 г.

Фитиль – это зек, чьи силы на исходе, доходяга.

747078_original

Николай Гетман. “Пайка хлеба за “дубаря”. 1989 г.

В правом нижнем углу на полу валяется умирающий зек. Если соседям по бараку удастся какое-то время скрывать его смерть  –  будет лишняя пайка хлеба, 800 грамм на день.

747655_original

Николай Гетман. “Морг узников ГУЛАГа”. 1980 г.

На картине – заключенный Иван Павловский, русский инженер, который сидел с Гетманом в одном лагере. Его задача была готовить тела умерших к захоронению. Из консервных банок он делал бирки, которые проволкой прикрепялилсь к трупу.

749167_original

Николай Гетман. “Комарики”. 1990 г.

Пытка, известная еще со времен СЛОНа (Соловецкий лагерь особого назначения). Зека привязывали к дереву (в некоторых лагерях – бросали в яму) в сезон комаров (гнуса).  Максимум за час он терял столько крови, что наступала мучительная смерть.

748055_original

Николай Гетман. “В ожидании растрела”. 1987 г.

748014_original

Источник