Постанархизм

Борьба некоторых анархистов сегодня

Есть анархисты, которые бегут за восстаниями на других континентах, всюду, куда устремлено внимание СМИ. Есть анархисты, которые говорят о “крепости Европа” и даже не знают, какие государства входят в ЕС. Есть анархисты, которые борются против границ, но они даже не знают, где проходит Шенгенская граница. Есть анархисты, которые, как и “хорошие белые люди”, видят в “темнокожих” людях, не являющихся членами ЕС, потенциальных товарищей, и они даже не замечают, что есть также европейские люди, не являющиеся членами ЕС.

Есть анархисты, которые говорят об интернационализме, и они даже не знают (или не представляют), что происходит на их собственном континенте. Есть анархисты, которые выражают солидарность со всеми заключёнными (или всеми политзаключёнными), как будто бы тюрьма в действительности является исправительным учреждением, которое автоматически превращает человека в достойную личность (или товарища/анархиста). Есть анархисты, которые думают об антифа как о своих товарищах, как будто левые / крайне левые движения / партии – это меньшее зло на иллюзорном революционном фронте. Есть анархисты, которые принимают роль жертв, только потому, что они женщины, геи, трансы и т. д., как будто недостаточно быть ”просто” человеком, чтобы быть угнетённым властью (как будто это мнение слишком притеснено и поэтому требует какого-то другого ярлыка, чтобы выразить, что кто-то более угнетён, чем другие; возможно, что в эти времена отчуждённой сексуальности, когда люди, включая анархистов, одержимо видят сексуальные домогательства на каждом углу, мы подавляем нашу женственность/мужественность, превращаясь в стерилизованный “пол”, в который демократия пытается нас превратить, в соответствии с этим механическим обществом извращённой сексуальности?).

Есть анархисты, которые в 21 веке всё ещё говорят о «классовой» борьбе (концепция, созданная в 19 веке, на самом деле, марксистская), в то время как мы живем «попросту» в стратифицированном обществе (как это всегда было с цивилизацией). Есть анархисты, которые идеализируют “коренные” народы, как будто они уже материализовали Анархию (всегда в соответствии с понятием «благородный дикарь»), как будто история/время являются линейными (а не круговыми).

Есть анархисты, которые говорят, что они стремятся деколонизировать свою территорию от государства в борьбе за национальное освобождение (“нация”, эта концепция, рожденная в современном государстве), как будто Земля является частной собственностью, как будто все мы не колонизированы государством. Создается впечатление, что анархисты фетишизировали борьбу как таковую, всякую борьбу, независимо от ее предназначения, предыстории, участников и идеологии.

До тех пор, пока существует слабое меньшинство, столкнувшееся с более мощным врагом, оно обязательно будет получать внимание (а иногда и горячую поддержку) со стороны контринформационных сайтов. Как будто многие забываются, что национально-освободительная борьба – это не борьба с властью, а борьба за власть (национальное освобождение является подходящим термином для того, что это такое — это освобождение нации, а не человеческих существ). Аналогичным образом, борьба местных групп не стремится уничтожить власть, а получить (большую) долю в ней.

Ни курды, ни палестинцы, ни мапуче, ни любое другое угнетённое этническое меньшинство или любое ирредентистское/сепаратистское движение не стремятся полностью отменить угнетение, но лишь для того, чтобы отменить угнетение против них, чтобы они могли сами стать угнетателями и построить свою собственную национальную империю, оправданную теми же мифами предков о происхождении и “праве” на “Отечество” и “Национальное самоопределение”. Эти термины являются государственными жаргонизмами и им не место на анархических платформах. Вся эта борьба проходит под культом национального государства. Как вообще, тот кто, называет себя анархистом, может находить товарищей среди людей, воспроизводящих власть, авторитет и подчинение?

И есть анархисты, которые не видят проблем в том, что за ними каждый день наблюдают, регистрируют, снимают…, поэтому они делают свои собственные видео/фотографии, чтобы делиться ими в интернете. Есть анархисты, которые используют социальные сети, как будто они являются местами для обсуждения (с “симпатизантами”, “адептами”, “друзьями” и всеми остальными). Есть анархисты, столь преданные освобождению животных, как будто анархия может быть достигнута (как по волшебству), по мере становления всех веганами, как если бы освобождение было множественным, а не единое и тотальное (освобождение Земли и всего, что ее составляет).

Как вы намереваетесь уничтожить существующее, если вы поддерживаете его своей собственной борьбой?

«Всё это скорость, мгновение, инстинкт. (…) Моя природа – оппозиция; логика – недисциплинированность; философия – подрывная деятельность ” Янко Полич Камов, “Свобода” 

Anarhija.info и некоторые товарищи

(источник, перевод Анархия Сегодня)