Новости

Четвертый месяц величия Америки

Пару недель назад стукнули первые 100 дней пребывания на посту нового главы Белого дома. Со времен Рузвельта, в западных странах принято подводить первые итоги президентства по истечении этого срока.

“Ожидается, что в это 1 мая массы людей по всему США выйдут на улицы в противовес режиму Трампа через массовые протесты, марши и трудовые забастовки, забастовки учащихся и прямые действия в университетском городке. В этот Первомай много всего; часть из этого включено в себя Демократической партией, умиротворено менеджерами протеста и сделано символическим либеральными рукозаламывателями. С другой стороны, кое-что из этого соответствует первоначальному духу мятежа и сопротивления, который породил первомайский праздник после государственного убийства революционных анархистов в Чикаго более 130 лет назад. Большим и малым образом мы надеемся, что 1 мая позволит людям, читающим это по всей Северной Америке, порвать с бюрократическими и пацифицированными левыми, не сделавшими ничего, чтобы остановить распространение репрессий, фашизма и войны. Вместо этого мы надеемся, что это станет объединяющим фактором для людей, чтобы собраться вместе, найти друг друга и сформировать связи, которые помогут им в предстоящей борьбе.

Также этот Первомай проходит на фоне беспрецедентных посягательств на бедных и трудящихся людей, т.к. Трамп объявил об одном из самых больших сокращений налогов для богатых в истории. Этот шаг продемонстрирует то, что Трамп всегда замышлял: сделать Америку снова великой для миллиардеров и корпоративных олигархов, вытаскивая триллионы из рук самых бедных и самых забитых. При этом он будет сигнализировать не о своей оппозиции к “глобализму”, но продолжать неолиберализм, чтобы размолоть рабочий класс под сапогом все более усиливающихся репрессий, прекаритета и растущей стоимости жизни.

Этот момент прекрасно иллюстрирует сцена недавней конференции в Белом доме на этой неделе, как министр финансов Стивен Мнучин и Гари Кон едва сдерживали свое волнение, когда обсуждали возможность “раз в поколение” изменить налоговый кодекс. Неудивительно, что оба являются бывшими банкирами “Goldman Sachs”, и у каждого из них более полумиллиарда долларов. Эта реальность взлетает перед лицом альт-райт-риторики о “международных банкирах”, спроектированной как собачий свист для трамповской ультраправой базы, в то время как сам он помогает выровнять карманы корпоративных гигантов.

Также эти сокращения будут иметь и другой эффект: поскольку федеральные налоговые поступления уменьшатся, реакционные сегменты в обеих партиях будут требовать сокращения базовых программ, от которых зависят миллионы людей, таких как соцзащита и “Medicare”. В то же время, гигантские воздушные шары бюджета Пентагона растут даже больше, чем при президенте Обаме, поскольку Трамп толкает всех на войну.

Его администрация уже обострила конфликты в Афганистане, Йемене, Сирии и Северной Корее. По большому счету, эти действия, похоже, направлены на то, чтобы поднять резко упавшие рейтинги Tрампа, что делает его одним из самых непопулярных президентов в истории. Хотя эта стратегия была почти полным провалом, элиты в обеих партиях, а также в основных СМИ бросились аплодировать ему. На заднем плане, ястребы войны по обе стороны коридора били в барабаны войны с Россией и Китаем, поскольку протофашисты, такие как Стив Бэннон, настаивают, чтобы война сформировала тысячелетнее поколение в раболепное население, лояльное государству и “Западу”.

Тем временем – чистки, депортации и тюремное заключение бездокументных работников, полиция продолжает убивать до трех человек в день, экологическая ситуация продолжает становиться все более ужасной, такие города как Флинт в Мичигане всё еще не имеют питьевой воды, и для многих американцев жизнь становится всё более бедной, нестабильной, нездоровой, короткой и тяжелой.

Войдя в свое президентство, Трамп вынужден был бороться с целым рядом воинственных социальных движений и сопротивлений, угрожавших легитимности государства. Из-за беспорядков, восстаний и дорожных блокад против полицейского убийства, борьбы за блокирование “Dakota Access Pipeline”, накатывающейся волны забастовок в фаст-фуде за повышение зарплаты и профсоюзное представительство, растущего боевого тюремного движения и резкого всплеска антифашистской активности против роста крайне правых, как и собственно кандидатуры Трампа. В ответ трамповская администрация с помощью повстанческих ультраправых выдвинула целый ряд драконовских антипротестных мер, в то время как сотни демонстрантов по всей территории США были привлечены к суду по обвинению в тяжких уголовных преступлениях.

И в этом контексте – авторитарное подавление движений за освобождение и свободу, массовые облавы на мигрантов и превращение их в козла отпущения, целенаправленное подавление анархистов, защитников воды, сторонников черного освобождения и антифашистов, широкого посягательства на условия жизни всего населения – мы видим много того, с чем столкнулись революционеры в конце 1880-х годов, когда Первомай впервые стал праздником, связанным с борьбой против капитализма и государства.

1 мая живут анархисты, погибшие под петлей палача, герои, которые кричали “Да здравствует анархия!”, прежде чем были убиты, живут в каждом акте сопротивления. Их призраки приветствуют нас в каждом бунте, каждой стачке и каждом захвате; за каждой баррикадой, школьной забастовкой и оккупацией. Они снова дышат во всех актах неповиновения властям, стремящихся к созданию лучшего мира вне грабежа капитала, деградации власти и удушения этой индустриальной цивилизации.

Гробница мучеников Хеймаркета в Чикаго предупреждает трампов всего мира: “Настанет день, когда наше молчание станет сильнее, чем голоса, которые вы сегодня удушаете”. Давайте работать, чтобы это стало реальностью”…

Немного о том, что предшествовало этому дню. С субботы 15 апреля альт-райт, то бишь “альтернативные правые”, объявили о победе над антифашистами в калифорнийском Беркли, где смешанная толпа сторонников Трампа, членов гражданских ополчений (милиций), ультраправых байкеров и просто неонацистов несла свои флаги, кидала зиги и слушала выступления расистских ораторов. Однако лидер мероприятия, Ричард Блэк, рисует совсем иную картину. Согласно его сообщению в тот же день на фэйсбучной странице “Free Speech Rally”, без скоординированной помощи полицейского департамента Беркли, определенное время сотрудничавшего с организаторами альт-райт, их собрание могли бы перекрыть и сорвать еще до его начала. Пишет, что полиция Беркли работала с правыми над разработкой стратегии, которая обезоруживала антифашистов, позволяя их оппонентам оставаться вооруженными. Кроме того, копы также планировали сдерживать антифашистов, чтобы позволить расистам возможность выйти из парка после завершения акции, заранее согласившись атаковать их противников: по словам Блэка, как только закончит последний выступающий, организаторы подадут полиции сигнал, чтобы та начала “мобилизовываться против антифы”. Активно работала полиция и над выдачей разрешения на проведение мероприятия. Число участников митинга было свыше 100 – в основном из-за пределов города и штата – и можно предположить, что увеличить число участников позволило заведомое знание, что митинг будет проходить под полицейской защитой. Для защиты акции были установлены пластиковые ограждения. За сотнями же местных жителей права на собрание признано не было.

Либералы оплакивают “бездействие” копов в тот день, но упускают суть: у полиции была стратегия, позволяющая ультраправым напасть на антифашистов. Она не бездействовала, она просто позволяла вещам идти в соответствии со своим планом. Сам Блэк заявил, что копы сосредоточили больше внимания на разоружении черного блока. Так, есть фото байкера, открыто позирующего там с ножом – тогда как у антифашистов стремились забрать вообще любые средства защиты. В соцсетях участники митинга тоже демонстрировали защитную экипировку, щиты и оружие, запрещенное для антифашистов, но разрешенное для них. Между тем, большая часть левых сосредоточилась на символических маршах по поводу налоговых деклараций Трампа – ведь СМИ разжигали страхи перед всеобщим насилием, одновременно затушевывая фашистскую природу самого ралли. Рассказывают даже, что адепты Трампа дрались с полицией и кричали: “Эй! Это наша работа!” Видео демонстрирует бой трампистов и антифашистов, во время которого в ход шли файеры, камни, куски асфальта и даже дорожные знаки. Задержали не менее 15 человек, общее число участников столкновений называют от 200 до 500.

И еще один случай в конце апреля, неплохо иллюстрирующий сегодняшнюю повседневность в США. Иммиграционная политика поставила под угрозу увольнения 31 латиноамериканца в знаменитой пекарне “Tom Cat Bakery”, в нью-йоркском округе Куинс. Всего там работает около 180 людей. Еще в марте мигрантам сказали либо сделать новые документы, либо проваливать прочь, но они отказались уйти. 21 апреля было крайним сроком – и ночью началась акция “День без хлеба”. Принесли подушки и спальные мешки, легли под грузовиками и приковали себя к ним, дабы блокировать доставку хлеба в тот день. Это решили проявить поддержку “Индустриальные рабочиe мира” (IWW); четверых задержали за нарушение общественного порядка. “No borders, no walls! Immigrants, they feed us all!”, – звучало у пекарни на собрании солидарности, что можно перевести как “Ни границ ни стен, иммигранты кормят нас всех”.

“Индустриальные рабочие мира” и анархистская федерация “Черная роза” в Чикаго

“Появляется новое рабочее движение, а вместе с ним и новый мир, который строится каждый день в скорлупе старого. Сегодня впереди него маршируют рабочие без документов. Прекратив работу лишь на один день, они показывают нам всем урок, который давно знали мученики Хеймаркета. Трудящиеся заставляют мир двигаться, и, просто взяв паузу, мы можем заставить его остановиться, пока он не прислушается к нам. Сегодня рабочие-иммигранты выходят на пикеты и улицы. Но они не могут оставаться в одиночестве, и не будут… рабочий класс не знает границ”, – говорится в заявлении IWW к празднику. Там же вспоминаются и многие другие примеры такой борьбы, от общенациональной забастовки заключенных, организовывавшейся в прошлом году их проектом IWOC, до Милуоки и Сент-Клауда, где IWW помогли обеспечить безопасность митингов иммигрантских общин от противников миграции.

Три черных вдовы – новый элемент уличной эстетики черного блока Портленда с целью привлечения новых людей.

Но вот и наступило 1 мая. Самым боевым оно выдалось в Портленде (штат Орегон) где анархисты подожгли полицейское авто, повреждали здания, били окна, бросали в копов камни, пиротехнику и коктейли Молотова. “Черный блок сформировался в Шеманском парке, дабы вернуть себе улицы, защищая их самобытность от репрессий со стороны государства. Некоторые из этих людей, но далеко не все, занимались мелким уничтожением корпоративной собственности, сожгли американский флаг и бросили в толпу несколько безопасных дымовых игрушек. Полицейское управление Портленда отреагировало, объявив весь марш бунтом, стреляя шумовыми гранатами в толпу с детьми и без разбору бросаясь на людей с дубинками, тратя при этом украденные у работников зарплаты, чтобы наблюдать за толпой с вертолета. В ответ толпа закричала, бросала жестянки от содовой в вооруженные силы и сожгла строительные конусы на перекрестке, как многие отступили от абсурдного натиска. 25 человек, в том числе трое несовершеннолетних, были арестованы. Несомненно, это была чистая месть за ноябрьское восстание”. Оправдывавшая же полицейское насилие редакция “The Oregonian”, старейшего капиталистического новостного издания того штата, назвала участников акции “жестокими панк-фашистами”. Дальше – больше: черный блок они назвали “паразитами на законном конституционном собрании”, как будто Первомай был учрежден не в память об анархистских мучениках. Напечатали и имена 22-х задержанных. Впрочем, первомайская коалиция из полусотни организаций возложила вину за произошедшее на противоположную сторону.

“Индустриальные рабочие мира” и анархистская федерация “Черная роза” в Чикаго

“Честно говоря, такое поведение едва ли влияет на материальные условия нашего мира, – пишет о марше кто-то из портлендских товарищей. – Автор выскажет кое-что, что может быть среди товарищей непопулярным: утверждать, что любое шествие, независимо от уровня разрушения собственности, которое произойдет, перевернет социальный порядок, является чистой фантазией. Основная цель этих демонстраций в том, чтобы создать уверенность, чувство возможности, объединить людей в позитивном к жизни и негативном к собственности направлении. Главная причина, по которой мы делаем это, – позволить нашим душам выжить во все более враждебном мире. Под риском горького цинизма, автор утверждает, что хозяева и боссы должны быть весьма довольны, что их враги прибегают к такой символической тактике, а не к более прямым действиям”.

“Как раз перед Центром правосудия полиция попыталась силой схватить одного из членов блока и взять под стражу просто за то, что он был на тротуаре. С обеих сторон удары. Полиция слегка откинулась назад и осталась на хвосте. Когда мы приблизились к федеральному зданию, пара окон была разбита снарядами. Полиция попыталась атаковать, но не получилось, поскольку полетел град банок от пепси, камней и дымовых шашек. Их выгнали с марша и заставили отступить. Это момент, который в Портленде никогда не случался. Из-за нас полиция отступила на наших условиях.

Когда марш прошел мост Моррисона, копы начали дразнить анархистов. Так что же в ответ? Больше снарядов. После этого разрешение было аннулировано. По спине блока сразу начали бить слезоточивый газ и резиновые пули. Это был тот момент, когда люди знали, что должно случиться отвлечение, поэтому блок продолжал двигаться. Баррикада после баррикады была построена. Тактическую причину этого можно суммировать до того, что я слышал, как кто-то кричал: “Мы должны отвлекать свиней, чтобы семьи могли выбраться!” Блок так и сделал.

Когда мы повернули к Пионер Плейс, некоторые из блока устроили костер из дерева. Эта тактика отлично сработала для своей намеченной цели. Полиция должна была логистически организовать ответ на огонь, ожидая, чтобы надлежащая процедура была утверждена командованием, а также необходимое количество пожарных. Это работало 15 минут – более чем достаточное время для людей, которым нужно уйти. Блок продолжал вверх по улице, устраивая баррикады, разбивая окна и, в конечном счете, уничтожив полицейскую машину. После горящей баррикады это был бунт, славный бунт. Свободный от ограничений беззубых леваков, полностью сосредоточившихся на критической массе, которая просто не появится без правильных социальных условий, которые в Америке наиболее определенно не существуют. Блок продолжал идти в сторону мэрии. Полиция атаковала со всех сторон, арестовав 25 из 150 человек. Анархисты не только отбивались, но отбивались с такой интенсивностью, что мы победили, все наши цели были реализованы. Полиция испугалась, кому нужно было безопасно выбраться – сделали это как можно лучше, и мы продолжили атаку. Это был наступательный толчок, который удался.

Во всем мире вновь вдохновляются анархистами Портленда. Мы снова показали, что можем сопротивляться, и что можно выиграть даже с меньшей численностью. И, наконец, анархисты были самыми храбрыми того дня, уделяя особое внимание защите тех, кто в ней нуждается, и нападению на тех, кто этого заслуживает”.

“Первомай в этом году очень четко показал: нас не будут пугать улицы. Если волна репрессий должна была остановить людей от воинственных демонстраций после 20 января, то это не сработало, и люди все еще выходят на конфронтационную мобилизацию. Но ясно также и другое: настало время в наших городах и поселках серьезно заняться обучением. Что значит не только быть в блоке людей, но и двигаться как единое целое? Что значит следить друг за другом? Это вещи, которые мы не можем просто прочесть в интернете, это требует обучения и проведения времени, когда наши товарищи привыкают к движению вместе”. Так, последнее фото – из Филадельфии, где на щитах видны слова “Никогда Америка не была великой”. Когда черный блок приблизился там к более крупной толпе, люди начали хлопать и приветствовать. “Хотя впереди еще много работы, особенно этим летом и осенью, Первомай-2017 станет еще одним примером того, как наше движение растет и не боится идти по улицам перед лицом угроз со всех сторон”.

Филадельфия, штат Пенсильвания

источник