Социально-революционные движения

Что они будут делать без нас? Ко дню беларуской милиции


Сами они не исчезнут. На фото сожженные автомобили у прокуратуры Солигорского района

В опубликованной 04.03.21 аудиозаписи Караева он говорит, что так и хотелось бы дать обывателям испробовать жизнь без силовиков, но нет у них на это морального права. И действительно, что бы мы стали делать, если бы органы правопорядка исчезли в существующем виде? Конечно, станцевали бы у них на могилах. Сразу в голове рисуются картины о том, как все начинают убивать всех, устанавливается полный хаос и мы слезно молим опять ввести на наши улицы милицию. Но так ли это на самом деле?

Первое, что стоит сказать, чтобы развенчать этот миф – это касательно связи между законом и охраной порядка. Если вы взглянете в Уголовный кодекс, то все законы можно будет условно поделить на те, которые защищают государство, и те, которые защищают гражданина – от себе подобных и в очень редких случаях от государства. И законы, защищающие государство, будут всегда весомее, чем защита граждан. Это мы видим на примере сложившейся ситуации. Нас можно оскорблять, бить, увольнять, сажать в тюрьмы, а законы, которые защищают нас от государства, резко перестают работать. Это происходит по двум причинам: люди не имеют возможности влиять на законотворчество (правила придумываем не мы), и государство присвоило монополию на насилие (только государство решает, кого и как стоит наказывать и принуждать к выполнению придуманных правил).

Кроме того, как только возникает угроза стабильности режима, безопасность граждан становится неважной. Но это почти никак не влияет на нашу безопасность. Например, помните ли вы, что до лета 2020 года улицы постоянно патрулировали ППСники, якобы для пресечения правонарушений. Патрули почти исчезли уже почти полгода назад, и что – на вас стали чаще нападать злоумышленники? Нет, скорее, повышенная концентрация карателей на улицах привела к ощущению небезопасности – притом и для тех, кто режим поддерживает, ведь хватают всех, кто попался под горячую руку.

Итак, с законами понятно: нам сверху навязывают правила, которые заставляют выполнять под угрозой применения насилия. Если этих правил оказывается недостаточно, их ужесточают, а также ужесточают формы насилия. Если бы государство гарантировало безопасность только себе, никто бы не согласился на такой “общественный договор”. Поэтому туда введены преступления, от которых защищают граждан. Например, убийства, изнасилования, грабежи, оборот наркотиков и т.д. Около 90% всех преступлений можно уместить в понятие “экономические” – воровство, мошенничество, незаконная торговля и тд. Но экономические преступления – прямое следствие того, что людям не хватает материальных благ, они видят друг друга как объект наживы, не хотят отдавать крохи в виде налогов государству, пытаются выжить из последних сил. Эта проблема искореняется не посадками нарушителей, а изменением социальной политики. Убийства и изнасиловия составляют обычно около 0.5-1% от всех совершаемых преступлений, поэтому глупо ожидать, что если завтра милиции не будет, то все начнут убивать всех.

Ладно, законы – говно, но как защищаться от всяких неприятных людей?

Мы считаем, что милиция должна прекратить свое существование, а ей на смену должны прийти добровольные местные дружины.

Преимуществ такой дружины множество:
– в нее входят люди, которые живут в этом же районе, они знают неприятных личностей, могут по-соседски найти к ним подход
– дружина должна согласовывать свои действия и отвечать за них перед собранием жильцов – того, кто плохо выполняет обязанности или превышает полномочия, можно за один день выгнать оттуда, а не писать заявления, подавать в суд, просить привлечь к ответственности, получать отказы (как это происходит сейчас)
– состав дружины постоянно меняется с двумя целями: 1. чтобы не выращивать “профдеформированных” милиционеров, упивающихся своей властью, которые только и ищут кого как приструнить, развивают не мозги, а мышцы и помахивают дубинкой, и которых все начинают бояться. 2. чтобы развивать навык самообороны у максимально большого количества соседей, независимо от пола и возраста, ведь если каждый следит за порядком и не боится обезвредить хулиганов, необходимость в “патрулях” постепенно теряется. Дружина может формироваться на разные сроки – от 1 до 14 дней, например, а в остальное время люди продолжают работать на своей работе. Таким образом можно избежать ситуации, когда в районе появится группа качков с оружием, которые будут диктовать свои условия, потому что все остальные могут только вежливо разговаривать.
– у дружинников нет никаких других привилегий по сравнению с обычными людьми – не нужны отдельные статьи за “насилие в отношении милиционеров” или казней за попытку убийства. Дружинник должен остаться таким же, как и остальные, с такими же правами и такой же ценностью жизни и здоровья.
– этим людям необязательно патрулировать улицы, они могут просто сидеть в каком-то месте и ожидать призыва на помощь, если он потребуется. Это может быть решено даже тревожной кнопкой в телефоне. К примеру, люди могут дежурить в библиотеке или выполнять другие полезные задачи, и при необходимости выезжать на выезд. При этом людям в целом стоит отходить от привычки звать кого-то на помощь, вместо того чтобы решить проблему самостоятельно – это у нас воспитано нежеланием вмешиваться в происходящее, а также опасениями, что за попытку, например, разнять драку нас могут самих наказать.

Поначалу такие дружины могут быть немного слабыми, неопытными, но по мере их работы они будут только крепнуть, вырабатывать все новые способы взаимодействия и реагирования. Точто так же, как рассказывает Караев. Сначала ОМОН тоже обосрался, и только со временем, пошевелив мозгами, они начали придумывать новые методы подавления протеста. А что уж говорить про таких умных людей, как мы.

источник тг-канал Сила дворов