Современное анархистское движение

Экзархия сегодня: к десятилетию убийства Алекса



6 декабря 2008 года в Афинах, Греция, в окрестностях Экзархии полиция убила 15-летнего Александроса Григоропулоса. В ответ на это анархисты, молодежь и другие повстанцы из целевых групп населения подняли восстание, организовав беспорядки и оккупации по всей стране, которые продолжались в течение нескольких недель. Возможно, это была первая из волн восстания, кульминацией которых стали революции в Тунисе и Египте. В этом году, как и в течение десятилетия, люди напоминали об убийстве Александроса и восстании 2008 года днём демонстраций и прямых действий. Это отчет от 6 декабря 2018 года в Афинах, включая некоторые предшествовавшие ему акции солидарности.

Добро пожаловать в Экзархию

Взгляд со стороны

Я помню 6 декабря 2008 года. Я помню, как мои друзья уволились с работы и полетели в Грецию, чтобы принять участие в том, что мы считали первым анархическим восстанием в нашей жизни. Я помню прекрасные образы восстания на улицах Афин и Салоник, распространяющиеся по всей Греции и вдохновляющие на акты солидарности во всем мире.

Здесь, в Афинах, многие местные жители слишком хорошо знакомы с феноменом иностранцев, приезжающих сюда, чтобы устроить беспорядки. Таких посетителей называют анархо-туристами; многие из них приезжают на бахалу [беспорядки] так же, как другие туристы приезжают сюда на летние каникулы. Анархо-туристу требуется много времени, чтобы заслужить уважение и доверие местных жителей.

Хотя я признаю свой статус анархо-туриста, я выстроил тесные отношения и ощутил незабываемые впечатления в этой стране. Я чувствую себя обязанным поделиться некоторыми мыслями и помочь обрисовать картину широко раздутой десятилетней годовщины восстания 2008 года.

В течение многих лет, когда я видел фотографии демонстрантов, сталкивающихся с полицией в Греции или Чили, было легко почувствовать, что мои собственные усилия по сопротивлению были незначительными. Однако, проведя время за пределами Соединенных Штатов, я лишился своих иллюзий и приобрел некоторую полезную перспективу. Терпимость, которую греческое государство вынуждено проявлять по отношению к такой деятельности, является результатом долгой истории сопротивления. Сегодня невозможно представить себе такие условия, существующие в Северной Америке.

История, давшая окрестностям Экзархии ее характер, действительно была кровавой. Эффект удваивается благодаря закону о неприкосновенности университетов в Греции и Чили. Пиночет в Чили и хунта в Греции убили очень много анархистов, левых и радикальных студентов. Мы должны понять, как эти трагедии способствовали созданию условий, в которых политические движения смогли установить ежегодные дни действий, такие, как 6 декабря в Греции или 29 марта, день молодого бойца в Чили.

В Соединенных Штатах все по-другому. Греция переживает жестокое полицейское насилие и репрессии, но репрессивный аппарат Соединенных Штатов является гораздо более агрессивным, всепроникающим и сложным. Вынесенные приговоры это не одно и то же. Контроль до и после действий не одно и то же. Прежде всего, само общество совершенно другое. У людей совершенно иное отношение к государству и к конфликту с ним.

Когда мы собираемся учиться у других борцов и черпать вдохновение от них, мы должны помнить о различиях. Мы должны уделить приоритетное внимание революционному самоанализу, учитывающему безопасность и риск. Храбрость и страсть необходимы, но если мы не будем учитывать контекст, мы можем очень быстро разбазарить нашу собственную борьбу.

Баннер 6 декабря 2018 года с надписью ” Деньги в банках, пули у молодежи – против распада наших будущих перспектив, против государственных / фашистских убийств — как люди и молодежь, мы не боимся, мы их разобьем (т. е. фашистов и государственных убийц) — наше время пришло.”

Десять лет кризиса

Греческий финансовый кризис начался в 2008 году. Это, вероятно, то, что Греция наиболее известна в эти дни, кроме своих островов. Поколение Алекса пострадало от жестких мер экономии и бедности. Безработица процветает, особенно среди молодежи. За работу неполный рабочий день в Греции вы можете заработать 390 евро в месяц. Уровень для достойного выживания составляет 600 евро в месяц. Помимо чисто экономических факторов, многие анархисты остаются в тюрьмах, радикализованные событиями 2008 года.

В мае 2010 года при поджоге банка погибли трое его сотрудников, последние крупные беспорядки по всей стране произошли в начале 2012 года, до прихода к власти левой партии “СИРИЗА”. Некоторые говорят, что с тех пор антигосударственные и антикапиталистические движения Греции испытывают спад. Многие сомневаются в тактике беспорядков. Большинство из них за бахалу (бунт ради бунта), в том числе даже из движения так называемых инсуррекционных анархистов. Подлинная сущность 2008 года заключается в том, что это было одно из самых замечательных восстаний в современной анархической истории. Горели города, бунт набирал обороты, забастовки распространялись, неконтролируемое единство людей на улицах. Сегодня многие люди задаются вопросом, как мы начали там тогда и оказались здесь сейчас.

Греческое анархистское движение колебалось с тех пор, как оно появилось в 1970-х годах. В нем участвует огромное количество людей, особенно по отношению к населению Греции в целом, и оно имеет развитые ресурсы и инфраструктуру, которые мы не могли себе представить в Северной Америке. Но при колебаниях бывают моменты подъёма и падения.

Многие здесь считают эти годы, когда СИРИЗА находится  у власти, как застойное, запутанное и бесполезное время в греческом анархистском движении. Тем не менее недостатка в анархистах, автономистах и других повстанцах нет. Антигосударственное движение в Греции является признанной частью общества; оно даже не считается маргинальным или необычным. По этой причине, как человек, который обычно считается слишком старым для бахалы, я могу оценить ежегодные Дни действий, такие как 6 декабря,— не обязательно как средство достижения какой-либо непосредственной цели, но за ту роль, которую они играют в воспроизведении движения и сохранении определенной социальной напряженности.

Борцы запускают фейерверк в спецназ

Экзархия и Бахала

Экзархия имеет репутацию анархической Мекки, но это не так, и эта репутация опасна для всего, что в ней есть прекрасного. Она подвергается жестокой джентрификации как следствие распространения Airbnb, бича неблагополучных районов по всему миру [рента удвоилась и многим пришлось уехать – прим.ред].

Трепет, с которым полиция приближается к окрестностям Экзархии, был получен за годы борьбы и распространения бунтарской культуры, которая разразилась вокруг Политехнического университета в результате сопротивления военной диктатуре. Тем не менее,  в результате полицейских мер по концентрации дилеров и наркоманов в мятежных районах и университетах — в Экзархии  обосновались оппортунистические наркоторговцы.  Они используют беженцев, которые вынуждены продавать наркотики вследствие отсутствия других вариантов, чтобы сдерживать анархистские усилия, направленные на то, чтобы препятствовать торговле [В центре Экзархии кучкуется албанская мафия и наркоманы. Вечером девушки предпочитают там не ходить, а в самом районе уже были убийство средь бела дня и изнасилования. Во время Бахалы происходят грабежы квартир, жители закрывают двери парадных. На одном беженском сквоте нашли даже флаги ИГИЛ. На попытки анархистов выгнать люмпенов мафия расстреляла окна сквота из автомата, а многие другие устроили митинг протеста, и назвали те анархические группы “полицией Экзархии”].

Повсюду также есть тайная полиция. Когда вы стоите в центре площади Экзархии, вы можете быть уверены, что спецназ находится в готовности в пределах одного километра от вас на севере, юге, востоке или западе.

Многие люди, живущие в Экзархии, не являются анархистами. С кризисом беженцев и толерантностью государства, обусловленной политическими расчетами СИРИЗЫ, в Экзархии много сквотов; вообще стоит сказать что, защищать их здесь легче, чем в других частях города. Однако их также часто выселяют и в некоторых случаях сносят, с тем чтобы они не были вновь заняты. Большинство молодых греков не могут позволить себе платить арендную плату за легальное проживание в Экзархии.

Короче говоря, это красивый район, подобный которому я не видел нигде в мире, но это огромный район в мегаполисе, и есть много местных жителей, которые не являются частью движения и имеют мало общего с репутацией, которая у многих ассоциируются с Экзархией.

Наконец, рассматривая события в Экзархии, важно понимать, что в этом движении подразумевается разница между бахалой и бунтом. Бахала, в буквальном переводе, это своего рода беспорядок или хаос. В движении «бахала» часто расматривается как бесполезный бунт, или, точнее, как маленькие группы босоты, которые приезжают с окраин Афин, чтобы бросить коктейли Молотова в полицию, которые охраняют границы Экзархии. В противоположность этому, недели восстания, последовавшие после  убийства Александроса десять лет назад, будут считаться истинными бунтами.

Полицейский спецназ в огнях Экзархии

6 декабря 2018 года в Экзархии

На данный момент действия, проводимые каждые 6 декабря, служат напоминанием о том, что Алекс не только не забыт, но и что всеобщее восстание, охватившее Грецию в декабре 2008 года, продолжается.

6 декабря – своего рода традиционный день беспорядков. Кроме того, 17 ноября отмечается день, когда в 1973 году военная хунта вторглась на территорию политехнического института (архитектурной школы) в Экзархии, убив по крайней мере 23 человека, которые занимали территорию или иным образом сопротивлялись диктатуре. В последнее время также отмечается годовщина убийства антифашистского рэпера Killah P (Павла Фиссаса) в Керацини районе Афин 18 сентября 2013. Обе эти даты привлекают значительные контингенты анархистов и включают ночную бахалу, но другого дня, как 6 декабря, для анархиста с черным флагом нет. Это действительно наш день.

Важно, чтобы 6 декабря мы проявляли солидарность, потому что это увековечивание анархического восстания. Это также впечатляющая демонстрация неформальной и безграничной солидарности в борьбе с полицией. В некотором смысле, оно получает дополнительный толчок, который ему нужен каждый год от международных участников; анархо-туристы могут расстраивать местных жителей, но внешние силы могут быть полезны, когда греческое движение находится на более низком уровне [что объединяет разные организации анархистов, так это не недостаток сил, а презрение к анархо-туристам и неучастие в “свидании с полицией”]. Это также прекрасное проявление презрения к государству со стороны как организованных, так и неорганизованных анархистов, хулиганов, студентов, иммигрантов, беженцев и подростков. По своей сути, 6 декабря дает возможность выразить и укрепить гнев, которые дают силы всемирному анархистскому движению.

Обычно 6 декабря проходят две демонстрации. Утром студенческая демонстрация; это происходит вблизи Пропилеи, университетского здания, расположенного между Экзархией и парламентом. В этом году в студенческом марше приняли участие около тысячи человек. После того, как полиция напала на марш, разразился конфликт, связанный с уничтожением имущества и бросанием Молотовых в полицию.

Вечером, из того же места, обычно начинается еще одна демонстрация, которая проходит от Пропилеи до мемориала Алекса в самом сердце Экзархии. В десяти метрах в одном направлении от мемориала находится место, где тусуются студенты; в десяти метрах в другом направлении находится клуб АЕК, футбольная команда, состоящая в основном из антифашистских футбольных хулиганов. Хотя многие, кто поддерживает АЕК, не являются политическими, этот конкретный клуб, базирующийся в Экзархии, как известно, является антифашистским и противостоит полиции; в этом году они повесили транспарант в память об Алексе.

В этом году демонстрация была в основном мирной. Она состояла примерно из 2000 человек, окруженных примерно 2500 полицейскими. До сих пор не ясно, сколько демонстрантов смогли успешно дойти до мемориала.

Примерно в то же время, когда начинаются ночные акции, обычно по улицам Экзархии бродят сотни одетых в черное людей, которые вместе строят баррикады в ожидании возвращения последней ночной демонстрации, чтобы быть готовыми сражаться с полицией, когда они входят в район. Представьте, что вы входите в центр города и видите, как сотни и сотни людей, одетых в черное, спешно готовятся защищать этот район. Как же это чудно и увлекательно гулять по окрестностям! Вдыхая резкий запах бензина, слыша голоса и языки со всего мира и постоянный стук молотков, разбивающих тротуар, чтобы сделать огромные груды снарядов, с помощью которых можно приветствовать полицейский спецназ. Нет никакой конкретной цели – просто возвести огромные баррикады по периметру центральной площади Экзархии и как можно дольше держать власти подальше от каждого входа.

Как бы просто это ни звучало, это не так просто сделать. Слезоточивый газ, используемый в Греции, как нигде в мире, за исключением Палестины; это удушающий слезоточивый газ, который поступает из Израиля и США. Это самый удушливый и изнурительный слезоточивый газ, который вы можете себе представить. Вы не можете участвовать в стычках, если у вас нет противогаза; и если вы тратите весомые деньги на свою экипировку, газ все равно может оказать на вас существенное влияние даже через приличную маску.

В этом году баррикады были значительными, и наши ряды росли довольно быстро. Пока мы ждали, надеясь на возвращение демонстрации, у нас было около четырех часов, чтобы подготовиться к бою. Когда казалось, что демонстрация может не вернуться, бехалакис (дети бахалы) потеряли терпение и послали огненное приветствие полициейскому спецназу.

Последовали несколько часов интенсивных боев. Тысяча или больше людей бродили по окрестностям, швыряя Молотовы, камни и все остальное, необходимое, чтобы держать полицию на расстоянии. Это сопряжено со значительным риском, придающим буквальное значение термину приветственный огонь. Полиция оснащена снаряжением, которое защищает их от огня, но ужасно видеть рядом с собой человека, пострадавшего от огня. Полицейские бросают камни не меньше, чем демонстранты. Если они поймают вас, они будут бить вас, особенно если из-за сложившейся ситуации им слишком сложно вас арестовать.

В этом году полицейские также привезли новое снаряжение, которого я никогда раньше не видел. Ходили слухи о пластиковых пулях и странных рассеивающих ракетах, похожих на какой-то фейерверк. Даже если это не Соединенные Штаты, и полиция с меньшей вероятностью пристрелит вас, это все еще страшно и опасно. Это интенсивная, хаотичная битва, которая требует быстрого принятия решений в смешивающихся облаках горящего мусора и невыносимого слезоточивого газа.

Баррикады длились пару часов. Учитывая, насколько агрессивно атаковала полиция, это замечательно. В свете всех мер, принятых государством для его сдерживания, это было должное чествование анархистской искры, которая зажгла огонь 2008 года.

Последствия

Между боями во время утренней студенческой демонстрацией и ночной стычкой в Экзархии в Афинах было задержано около 66 человек, 13 из которых получили официальные обвинения. Арестованные, некоторые из которых являются иностранцами, обвиняются в поджоге, хранении взрывчатых веществ, хранении оружия, нарушении мира и сопротивлении аресту.

Люди организуют вечеринки в университетах и множество местных усилий по сбору средств, для того чтобы поддерживать постоянный боевой фонд, для оказания финансовой поддержки арестованным анархистским борцам. Один из самых надежных и последовательных проектов поддержки заключенных здесь называется Tameio: фонд для заключенных и преследуемых бойцов. Эта группа поддерживает ящики для пожертвований в барах по всем Афинам; он функционирует подобно анархистскому Черному Кресту в других частях мира. Если вы заинтересованы в организации акции солидарности или пожертвовании денег товарищам, сталкивающимся с репрессиями в Греции, пожалуйста, свяжитесь с Tameio для более подробной информации по адресу: [email protected]

За пределами Экзархии

В Салониках, втором по величине городе Греции, также состоялась массовая демонстрация, которая тоже завершилась беспорядками. Две строительные площадки для новых проектов метрополитена в городе были полностью разрушены. Люди заняли теологическое отделение в университете Аристотеля. Несмотря на то, что право на убежище в Греции почти безоговорочно соблюдается, что запрещает полиции заходить в университеты, был сделан запрос на эвакуацию людей засевших там. В ответ на эту угрозу занявшие здание почти полностью уничтожили объекты теологического факультета. На улицах города проходили бои с полицией. В течение дня в Салониках было задержано около 52 человека, 13 из которых были обвинены в преступлениях, аналогичных тем, которые были в Афинах.

В обоих городах люди сообщили о большом количестве травм. Важно отметить, что сложно определить степень травматизма, так как не все участники формально вовлечены в движение; некоторые, вероятно, не хотят использовать публичные форумы, связанные с движением. Кроме того, большинство людей не решаются обратиться в больницу и официально просить о лечении ран, нанесенных полицией, особенно 6 декабря, чтобы не подвергнуться репрессиям или быть арестованными в больницах.

В Афинах есть добровольная медицинская бригада под названием “солидарные сотрудники здравоохранения”. Они написали заявление относительно травм, нанесенных полицией:

“Спустя десять лет после убийства 15-летнего студента-анархиста Александроса Григоропулоса все осталось по-прежнему. Репрессии – это объективная шкала применения доктрины порядка подчинения и безопасности, которая не меняется между левым и правым руководством. Мы снова стали свидетелями длительной и беспощадной химической войны со стороны полиции… Помимо провокационных нападений и применения химических снарядов, силы гражданской защиты несколько раз препятствовали людям в получении медицинской помощи, отказывая в доступе на площадь Экзархии, блокируя сотрудников здравоохранения солидарности, с тем чтобы они не стали свидетелями невероятного варварства.

За ночь, в связи с широким применением химических веществ, были десятки случаев людей с проблемами дыхания и множеством мелких травм, в то время как, что более серьезно, было 16 случаев травм головы и лица с гематомами, ушибами и царапинами на коже головы, все из которых мы лечили напрямую и эффективно. Чтобы передать всю серьезность ситуации, стоит упомянуть случай молодого человека с травмой левой ноги в результате выстрела из высокоэнергетического огнестрельного оружия, которое нанесло большую рану и обширное повреждение мягких тканей. После того, как мы стабилизировали состояние раненого, была вызвана скорая помощь и раненого доставили в больницу. Мы хотим еще раз обратить внимание на то, что, когда полиция нацеливается непосредственно на людей, это не только создает риск получения тяжелых травм, но и может привести к смерти.

Тот факт, что люди не были убиты или более серьезно ранены из-за количества прямых выстрелов, сделанных полицией вчера ночью является результатом удачи, а не полицейской ответственности.”

7 Декабря 2018 / Солидарные Сотрудники Здравоохранения

Полиция охраняет елку на площади Синтагма. Рождественская елка была сожжена 6 декабря 2008

Акции также происходили в малых городах по всей стране. Студенческие забастовки, оккупации и уличные бои вспыхнули в гораздо меньших масштабах за пределами крупных городов. Нелегко узнать подробности о вытекающих травмах и арестах, но важно подчеркнуть, что события не ограничивались Афинами и Салониками. Имя Алекса до сих пор известно молодежи по всей Греции.

Стоит отметить некоторые акции помимо демонстраций и бахалы.

В пригороде Афин Эллинико в ночь на 6 декабря анонимная бригада анархистов блокировала центральную улицу. Все окна и банкоматы трех крупных банков были разрушены, как и фасад офиса, принадлежащий правому мэру.

За несколько дней до этого, вечером 2 декабря, группа примерно из двадцати человек, одетых в черное, напала на штаб-квартиру MAT (силы спецназа) в районе Кесариани в Афинах. Автомобили и мотоциклы, принадлежащие полиции, были подожжены, поскольку охранники были застигнуты врасплох. По данным корпоративных СМИ, участники спрятались в убежище соседнего университета; к сожалению, полиция утверждает, что арестовала двоих. Источники корпоративных новостей утверждают, что на месте нападения были разбросаны листовки, в которых говорилось о солидарности с Алексом в 10-летнюю годовщину его убийства. Вот выдержка из коммюнике о нападении:

Восстание 2008 года в Греции было одним из самых сильных в современном мире. Оно показало, количество энергии и творчества, которые можно противопоставить государственным механизмам, и насколько слабыми и маленькими они выглядели в те дни. Убийство анархиста Григоропулоса греческой полицией всегда будет присутствовать в нашей памяти и в наших действиях. Однако, мы должны отметить, что это убийство и восстание, которое оно принесло в общество и весь левый политический спектр, было главным образом из-за того, что он был 15-летним белым греческим студентом (тем временем они пытаются скрыть его политическую идентичность). На наш взгляд, мы видим ежедневные убийства со стороны государства по различным направлениям, а также тюремное заключение и господство над землей. Вот почему наша борьба является насильственной и постоянной. Наши повстанческие действия не зависят от социальной легитимности. Общество – это абстрактное понятие, более вероятно, что оно относится к тому, что видно и одобрено для существования. Наша борьба связана с нашим опытом. Мы не боремся за спасение людей, мы боремся за выживание и солидарность с теми, кто сопротивляется с целью побудить больше людей и коллективов присоединиться к этой искренней анархической борьбе.

Нашу тактику легко перенять в любом мегаполисе межгосударственной крепости. Каждое подготовленное действие, каждый разговор, каждый аспект нашего плана, может заставить нас сделать шаг вперед от нашего врага, давая нам преимущество, чтобы удивить его. Давайте создадим повстанческое движение без границ, которое сможет распространять анархистские идеи и практики.

Мы посылаем горящий сигнал и присоединяемся к призыву к Черному декабрю, объявленному товарищами в Чили, сообщая об этой акции и наши слова повстанцам во всем мире. В боевой памяти все друзья, товарищи и неизвестно убитые или заключенные в тюрьму государством.

Да здравствует Анархия!

Текст заявления полностью: https://a2day.net/afinyi-anarhistyi-atakovali-bazu-boytsov-grecheskogo-spetsnaza/

Еще две акции в Афинах, которые произошли в течение месяца, предшествующего 6 декабря, были, наконец, заявлены в интернете как солидарность незадолго до этого дня. В богатом районе Колонаки все окна ювелирного магазина были разбиты ночью, а товары выставлены на обозрение любому проходящему мимо. Эти люди также напали на банк в районе Илисии в Афинах. Вот выдержка из их коммюнике:

“В ранние часы вторника 6 ноября 2018 года, мы атаковали отделение банка Tahidromiko Tamieftirio of Eurobank, на улице Afxentiou a Ilisia, уничтожая камеры, разбивая окна и банкомат.

Кроме того, в ранние часы воскресенья 11 ноября мы атаковали ювелирный магазин в Колонаки, на углу улиц Скуфа и Массалиас, разбивая окна и вход в магазин.

Все эти драгоценные камни и золотые украшения, которые не предназначались ни для кого из нас, были выставлены в ночь столичного центра. Они напомнили нам о внушении, которое мы испытываем, когда ходим в одиночку по улицам, они напомнили нам о гипнозе, который каждый из нас испытывает по отношению к вещам “делать или не делать”, что нам навязывают социальные сети. Это для вас: отцы, хозяева, эксплуататоры, греки и для всех, кто любит вас. Мы собрали наши печали, наши страдания, наш гнев, наши слёзы, и вот мы здесь; мы избавились от них. Если только время всегда было таким незначительным, но в то же время чрезвычайно важным, как это было в то время, когда окна банка  гармонично и хаотично разбивались. Мы взаимосвязаны друг с другом, чтобы вернуть несколько секунд нашей жизни. Мы вернули нашу радость – хотя бы ненадолго – для всех тех рук, которые потрясли нас своей энергией, для тех взглядов, которые все еще преследуют нас, за те университетские столы и часы работы, которые поглотили наши жизни, для наших невероятных мыслей, для наших ожидающих желаний, для наших невысказанных ценностей.

Мы постоянно переживаем день сурка, в отвратительном запахе столичных кишок, которые всасывают нас и выплевывают нас как машины, как запчасти, как осужденные с первого дня нашего рождения. Согласно этическим и поведенческим нормам мы выбираем полное подчинение агрессивному лаю правящих классов этого мира. За некоторыми исключениями. В качестве точки усиления антиавторитарной борьбы мы хотели бы упомянуть некоторых жертв социальной войны, посвятив им эти действия.

Не для того, чтобы почитать их как священные иконы, как неприкосновенные воспоминания, как историческая симптоматика, но как детонаторы социальных и личных сомнений, таких как точки роста и расширения повстанческого сознания, как отправная точка для создания связей и отношений, а также как вырабатывание радикальных форм и содержания.

– Александрос Григоропулос, застрелен полицейским в Экзархии 6 декабря 2008 года.
Себастьян Оверслуи, который скончался от пуль, выпущенных охранником во время ограбления банка в Чили 11 декабря 2013 года.
– Зак Костопулос / Заки О, забитый до смерти толпой греческих боссов и полицейских, 21 сентября 2018 года.
Михаил Жлобицкий, положивший конец своей жизни взрывом бомбы в здании Архангельского ФСБ, 31 октября 2018 года.

PS: Товарищ Димитрис, счастливого пути. Ты будешь жить вечно в нашей борьбе.”

Текст заявления полностью: https://a2day.net/gretsiya-anarhistyi-atakovali-bank-i-yuvilernyiy-magazin/

Товарищ Димитрис, о котором говорится в этом тексте, является товарищем, который недавно погиб, вывешивая транспорант в знак солидарности с политическим заключенным Мариосом Сейсидисом.

Наконец, за два дня до 6 декабря анонимная группа взяла на себя ответственность за нападение на полицейский контрольно-пропускной пункт MAT на границе Экзархии. Вот две выдержки из их опубликованного коммюнике:

“Вечером 4 декабря мы совершили нападение на полицейский контрольно-пропускной пункт Экзархии на улице Вульгароктону. Мы пришли с палками и горящими бутылками, и когда они увидели нас, они сразу же начали паниковать и бежать с криком о помощи. Мы вселили страх в их сердца и головы, огонь охватил по меньшей мере двух полицейских, и по крайней мере одна патрульная машина была сожжена. Мы охотились на них и постарались, чтобы эта ночь была ночью памяти. Мы также забрали часть их обмурдирования (дубинки, щиты, шлемы). Когда мы уходили, улица изменила свой характер, превратившись из тихой пригородной улицы с полицейским блокпостом в поле боя, место победы. Они также истекают кровью, и мы можем им это обеспечить.

Мы везде, где идет борьба с властью, мы ростки в горящем лесу. В наших сердцах восстания, последовавшие за восстанием Алекса, которое распространилось по всей Северной Африке и на Ближнем Востоке. Эти восстания были подавлены диктатурами, теократией и военной мощью капитала, но мы все еще чувствуем их пульс каждый раз, когда берем бунт в свои руки.

В наших сердцах те, кто борется в США, бунтует внутри и снаружи массовой тюремной системы. В наших сердцах те, кто борется с подъемом фашизма во всем мире (США, Европа, Бразилия и др.). В наших сердцах-мигранты и те, кто солидарен, кто разрушает эти современные национальные границы, которые пытаются разделить нашу борьбу в Греции и повсюду. В наших сердцах находятся анархисты, которые борются с государством в России, в том числе Михаил Жлобицкий, который подорвал офис ФСБ в Архангельске 31 октября. В наших сердцах те, кто строит и защищает свободные пространства во Франции. В наших сердцах алжирская женщина, убитая в Париже газовой гранатой. В наших сердцах борьба коренных жителей и убитых товарищей в Латинской Америке.

Алекс живет во всех этих боях, пока мы сражаемся, он никогда не умрет. Мы скромно добавляем еще одну атаку в общий список.

Смерть хозяевам, смерть полиции, смерть капиталу.

Да здравствует Анархия”.

От некоторых из тех, кто участвовал в нападении

источник, перевод a2day.net