Эпоха стали (перв.пол. XX в )

Герои Сидней-стрит


Латышские анархисты в Лондоне

На фото: Петр Художник (Янис Жаклис)

Одни из самых ярких и радикальных событий революции 1905 г. происходили в Риге, а после поражения революции многим анархистам пришлось эмигрировать. В 1909 г. в Лондоне они организовали группу Liesma (“Пламя”).

Боевое крещение, обосновавшихся на берегах Темзы латвийцев состоялось 23 января 1909 г. В этот день двое боевиков ― Яков (Екаб) Лапидус и Пауль Хефельд — предприняли попытку экспроприации в лондонском районе Тотенхем, напав на машину, в которой находился бухгалтер местной фабрики резиновых изделий. Вскочив на подножки ехавшей машины, анархисты выстрелами в упор ранили бухгалтера и шофера, и схватив чемодан с 80 тысячами фунтов стерлингов, попытались скрыться. Однако они не учли то обстоятельство, что по соседству с фабрикой находился полицейский участок и выскочившие оттуда на звук стрельбы констебли Тайлер и Ньюман погнались за ними на злополучной фабричной машине, шофер которой оказался лишь легко ранен.

Надеясь спастись, экспроприаторы вскочили в проезжавший мимо трамвай, и заставили вагоновожатого ехать на полной скорости без остановок. В результате недолгой погони полиция загнала анархистов в Чингфорд Брук — район частных коттеджей, окруженных высокими заборами. Раненный в бок Хефельд не смог перелезть через стену, и не желая сдаваться полиции живым, выстрелил в себя. Он прожил в тюремной больнице еще три недели и лишь перед самой смертью произнес единственную фразу: «У меня мама в Риге…»

Его товарища полицейские загнали в пустой коттедж, откуда он отстреливался несколько часов, пока не был убит то ли своей, то ли полицейской пулей. Тогда лондонская полиция еще не знала, что это нападение было предпринято членами группы «Лиесма» по наводке ирландской партии «Шин фейн», сторонники которой работали в Тоттенхеме. Эти обстоятельства открылись Скотленд-Ярду лишь в конце 1910 года, когда вся британская полиция была привлечена к поискам дерзкой банды латышей, совершивших налет на ювелирную лавку в лондонском районе Ист-Энд.

В декабре 1910го года ночной сторож ювелирной лавки, расположенной на улице Хаундсдич лондонского района Ист-Энд услышал тихие звуки – как будто кто-то скребет стену.  Звуки продолжались долго, усиливались, и, в конце концов, охранник  решил вызвать полицию.

На вызов прибыли пять полицейских, и, выслушав объяснения сторожа, решили проверить, кто живёт за стеной. Они постучали в соседнюю дверь (а дело происходило глубокой ночью).  Им открыл молодой человек, говоривший по-английски с ярко-выраженным акцентом. В ответ на требования полиции дать возможность осмотреть квартиру, он пожал плечами, а затем выхватил два нагана и открыл огонь на поражение. К нему присоединились товарищи, и трое лондонских полицейских были убиты на месте. Двоим повезло – они «всего лишь» были тяжело ранены. Стрелявшие скрылись, но полицейские увидели почти готовый лаз в лавку.

Выяснилось, что Скотленд-Ярд имеет дело с латышской анархистской группировкой Liesma. В Лондоне начались массовые задержания латышских анархистов, но предполагаемых исполнителей преступления и главарей анархистов — Сваарса, Вотеля и главу группы Петериса «Художника» не удалось задержать.

Битва на Сидней-стрит

  • Полицейская осада под командованием министра внутренних дел Уинстона Черчилля (второй слева)

2 января 1911 года полиция узнала от осведомителя, что боевики укрываются в четырех-этажном доме 100 на улице Сидней. Стало известно так же, что латышские революционеры собирались совершить несколько налетов в Лондоне на богатые магазины с целью получения средств для закупки оружия и отправки его в Латвию. Полицейским удалось выманить из дома хозяйку квартиры, она сообщила, что в квартире находятся трое. Зная о меткости и решимости латышских революционеров, начальник лондонской полиции Оттуэй отправил на захват налетчиков отряд в 200 вооруженных полицейских. Соседние дома были тихонько эвакуированы… Дом подпольщиков был окружён.

Решив, что 200 полицейских с револьверами — достаточный аргумент, начальство послало под окна квартиры знавшего русский язык сержанта Бена Лисона. Тот громко оповестил бандитов о предложении сдаться, но речь, как видно, не показалась анархистам убедительной. Прежде чем Лисон успел ее закончить, он оказался на земле с пулей в ноге и груди. И тут началось эпическое сражение, о котором сняты художественные и телефильмы – как воспроизводящие события, так и «по мотивам» их. В истории битва известна под названием “Siege of Sidney Street” (осада улицы Сидней).

Уже после боя стало известно, что анархисты были вооружены только маузерами, но боеприпасов было столько, что ребята стреляли со скорострельностью пулемёта.

За первые два часа боя боевики убили от пяти до десяти полицейских, ранили от тридцати до пятидесяти человек (официально полиция признала пять убитых и тридцать раненых, но журналисты считали, что потери были приуменьшены, чтобы не «слишком» пугать публику).

Прибывшие подкрепления открыли огонь залпами и попытались перейти в решительную атаку, которая была сорвана ответным огнём. Было убито и ранено ещё около 20 человек.

В полдень на место сражения прибыл министр внутренних дел Британии – Уинстон Черчилль. Тот самый знаменитый Черчилль. Увидев результаты очередного приступа (еще 6 убитых и около 30 раненых), глава МВД Великобритании вызывает армию – шотландских стрелков с пулеметным взводом и артиллерийской полубатареей.

В центре столицы Великобритании начинается артиллерийский обстрел жилого дома. До сего дня это единственный артиллерийский бой в Лондоне за всю его историю. 800 солдат и полицейских штурмуют неприступную крепость, обороняемую тремя латышами. Три парня сдерживают наступление восьмиста человек, поддерживаемых пятью пулемётами и двумя орудиями.

На 13:00 был назначен штурм дома. За несколько минут до атаки на верхних этажах здания был замечен густой дым. Дом охватило пламя. Один из анархистов, высунувшийся из окна, был застрелен и упал внутрь квартиры. Черчилль не позволял пожарным приступить к тушению здания до тех пор, пока перекрытия верхних этажей и одна из стен (ранившая еще пятерых пожарных) не обрушились. Только тогда полиция осторожно вошла в квартиру, найдя там обгорелые тела Фрица Сваарса и Яна Вотеля. Петериса «Художника» обнаружено не было.

Герои и предатели

Сдавший анархистов полиции Орлов-Цугарман получил 163 фунта стерлингов в качестве обещанной награды.
По приказу Черчилля арестовали сотни человек из среды латышских социал-демократов и анархистов. Для показательного процесса были отобраны несколько человек, в том числе Яков Петерс. Следствие со всей тщательностью длилось почти полгода. Однако отсутствие свидетелей позволило адвокатам добиться оправдания своих подзащитных «за недостаточностью улик». В мае 1911 года все они были освобождены — кроме подруги Думниекса Васильевой, приговоренной к 2 годам тюрьмы, но освобождённой после апелляции через шесть недель. Процесс шёл на фоне развернувшейся кампании по защите «жертв русского царизма». Двоюродная сестра Черчилля Клэр Шеридан была одной из ярых защитников подсудимых, в частности Петерса. Яков Петерс стал кумиром лондонской левой молодежи, в него влюбилась и вышла замуж дочь банкира Мэй Фримен. В феврале 1917 года Яков Петерс переезжает в Россию, где вскоре займёт высокие должности в большевитской ВЧК. Но это уже совсем другая история.

Кем же был таинственный «лидер» латышских анархистов в Лондоне Петерис «Художник»? Долгое время никто не знал его настоящего имени. Уже в 1988 году специально приезжавший в Латвию для работы в архивах историк анархизма Филипп Руфф идентифицировал его как Яниса Жаклиса 1883 года рождения.

Жаклис был одним из виднейших боевиков латвийских социал–демократов. В сентябре 1905 года возглавлял группу, напавшую на Рижскую центральную тюрьму. В 1906 году в Хельсинки (тогдашний Гельсингфорс) его группа ограбила отделение госбанка. Деньги пошли в казну ленинской РСДРП. Затем он разошелся с товарищами по партии и перебрался в Лондон, где вместе с десятью товарищами–латышами примкнул к анархистам и создал «Лиесму». Что стало с ним после Сидней-стрит, остается неизвестным.

источник