Новости

Гренобль, Франция: ничего не проси у тех, кого ненавидишь и презираешь

В ночь на понедельник, 16 апреля 2018 года, в центре Гренобля были разгромлены 3 агентства недвижимости, магазин Apple и офисы строительной и общественной фирмы.

Для повстанцев разрушение и уничтожение всегда представляли собой как цель, так и средства для того, чтобы жить в своем собственном отрицании мира. От небольших действий до крупных атак широко распространенные жесты, увлекательные или жалкие, делают конфликт против всех форм власти реальным.

В последние дни в этом городе было разгромлено несколько объектов социального жилья. Разумеется чиновники этих учреждений и города вопили и провозглашали о своей социальной деятельности в пользу бедных. Местные писаки, виртуальные и бумажные, естественно, освещали это бесстыдное лицемерие. Раздраженные их наглостью, сегодня вечером мы берем наши молотки и выходим, чтобы разрушить некоторые офисы, как эхо нападений на социальные жилищные органы.

Начнем с того, что различие между государственным и частным является хитростью социального доминирования. Левые попали в эту ловушку, анархисты — нет. Все частное! Наши общественные зоны — это не что иное, как частная собственность государства. Любой землевладелец, избранный или нет, всегда будет нашим врагом. Частный подразумевает лишения, крыши над головой в данном случае. У нас не осталось ничего, кроме улиц, полей, занятых мест или вынужденного принятия “рэкета”, организованного по предписаниям владельцев.

Всеобщее лишение возможности строить и жить каждому по своему усмотрению гарантирует власть и прибыль для банды чрезвычайно организованным паразитам: руководителям строительных компаний, инженерам, юристам, нотариусам, банкирам, страховщикам, агентам по недвижимости, государственным служащим, владельцам… не говоря уже об их наёмниках, охранниках, копах, сообщниках в мошенничестве и, если необходимо, самой армии.

Богатые люди поощряют возможности, которые приносят им деньги, и право на комфортную жизнь от нас.

Почему мы должны протестовать против некомпетентности учреждений, жадности владельца или суммы нотариальных сборов? Зачем перегружать себя деталями, когда мы полностью отвергаем репрессивные по отношению к нашим личностям системы социальной организации? Как гласит справедливое выражение сказочного разбойника: “я ничего не прошу у тех, кого ненавижу и презираю”. Зачем тогда требовать, вести переговоры, вести диалог с принципиально авторитарной бюрократией, когда мы только мечтаем о её гибели?

Усердно сопротивляясь миру, который не является нашим, мы думали, что из него можно уйти, чтобы создать новые. В пустотах, междоусобицах, заброшенных местах, на полях мы погрузились в надежду уйти далеко. Увы, любая попытка убежать от того, что есть, всегда заканчивалась еще одним заключением в тюрьмах старого мира. Мы перестали поворачиваться спиной к врагу, чтобы, наконец, повернуться лицом к нему, стать сильными в своей смелости. Если нет выхода, нет возможности быть вне преувеличенного контроля над нашей жизнью, тогда у нас нет выбора, кроме как вооружить наш гнев и радость и совершить революцию нашего существования, сопротивляться.

По случаю публикации этого текста мы хотим раскрыть правду о скверном случае репрессий. В Лиможе, Тулузе, Амбере и Амьене был проведен обыск у нескольких человек, названных “ассоциациями злоумышленников”. Их обвиняли в том, что они подожгли полицейские автомобили (в Лиможе) и в совершении разрушений группой лиц (в Клермоне), три человека были задержаны на срок от четырех месяцев до четырех лет (два человека были освобождены из-под стражи в апреле, но имели постоянный судебный надзор, а лицо, арестованное в Лиможе 27 марта, все еще ждет решения суда), остальным людям удалось скрыться. СМИ было четко приказано держать рот на замке, поэтому мы намерены открыть наш.

Тем, кого обыскали, арестовали и рызыскивают, мы посылаем обильную солидарность.

P. S. Почему магазин Apple? Это не связано с жилищным строительством, но если бы мы начали искать причины для разбития стекла этой компании, этот текст был бы слишком длинным. Помимо стратегических причин сделать его целью, у нас есть прежде всего чувственное желание.

Мышцы и нервы

усилим свой гнев

давайте ударим по стеклу

разрушение освобождает нас

источник