Новости

Греция: заявление по поводу Костаса от Полы Рупы и Никоса Мазиотиса

На рассвете 17 сентября 16-летний Костас Б. был жестоко избит полицейскими и попал в реанимацию больницы KAT. Политическое руководство полиции, министерство общественного порядка и правительство SYRIZA-ANEL оправдывали полицию, представляя инцидент как дорожно-транспортное происшествие, но ряд фактов и свидетельств опровергает это, кроме того, если дорожно-транспортное происшествие произошло во время попытки побега шестнадцатилетнего ребенка, как утверждается, почему он не отправился прямо в больницу в машине скорой помощи, а вместо этого оказался в GADA (штаб полиции) в наручниках и с полицией, тянущей его, поскольку он не мог идти?

Это произошло после антифашистской демонстрации в годовщину убийства Павлоса Фиссаса, которая первоначально началась у посольства США и выступала в честь Хизер Хейер, которая была убита в Шарлоттсвилле, США, на антифашистской демонстрации, а затем демонстрация направилась к штаб-квартире «Золотой рассвет» в Мезогейоне. Там начались столкновения с полицейскими силами, охраняющими офисы Золотого Рассвета.

Конфликт с силами полиции распространился на проспект Александраса и Экзархию во время отступления протестующих. В Экзархии были нападения на МАТ [ОМОН]. В конце этих событий К. Б. попал в руки полиции в Экзархии, где и был избит. Это закончилось для шестнадцатилетнего ребенка переводом в реанимацию, где он все еще госпитализирован. Это – один из самых важных инцидентов полицейского насилия. Это покушение на убийство. Но, как и в других случаях с подобными событиями, и с отстутвием немедленного социального и политического ответа, правительство скрыло эту кровавую атаку. Это не первый случай, когда такое убийственное нападение полиции в Экзархии скрывается. Средства массовой информации воспроизводили, конечно, правительственную и полицейскую версию событий, в которой доминировала ложь о том, что крайне серьезную травму K. Б. получил в результате несчастного случая. Отсутствие немедленной реакции на это государственное преступление воодушивило репрессивный аппарат, который требовал у судебного преследования за уголовные преступления взять ДНК, пока он находится в реанимации. Отсутствие немедленной реакции узаконивает преступление и открывает путь к большему.

Полицейские снова окрасили руки кровью молодого человека, который был очень близок к смерти. Не от пуль, а от побоев. И еще раз, он шестнадцатилетний.

15-16 лет является критическим возрастом для молодежи в Экзархии, когда они либо хладнокровно убиты полицейскими, таких как Кальтезас и Григоропулос, либо получают жестокие избиения со стороны сотрудников правоохранительных органов. В каждом случае это “обычные бунтари и бандиты из Экзархии” (как их называет государство).

Это жестокое нападение произошло в политическом и социальном контексте, в котором преобладает социальное и политическое затишье в борьбе и долгосрочное осуществление политики социальной эвтаназии для крупных слоев населения во имя выхода системы из экономического кризиса. С другой стороны, у нас есть невыполненная необходимость сопротивления со стороны молодежи, но она не находит политического пространства, чтобы сформировать конструктивную силу антирежимной реакции, в результате чего прибегают к повстанческим всплескам, которые представляются в ответ на размывание политического поля в пространстве от тех тенденций, которые действуют как охрана правительства, сохраняя политический и социальный конфликт на низком уровне, подрывая сознание нелогичным примирением, отступая и проигрывая по всему спектру борьбы. В этом историческом контексте для общества и пространства факт заключается в том, что это жестокое нападение произошло, с тишиной и отсутствием политической реакции на это важное событие. Еще было центральное антифашистское поминание в годовщину убийства Павлоса Фиссаса и против правительственного фашизма, представленного правительством Трампа.

В Греции левое правительство Сиризы прикрывает собственный фашизм за “политкорректными” терминологиями. Социальный фашизм Сиризы с уничтожением экономически слабых, третий меморандум и четвертый, который они не называют как таковым, но осуществляют и практикуют, и с социально-классовыми конфликтами с социальной базой попавшей на низкий уровень, находит место для совершения убийственных атак без затрат для себя. Это убийственное нападение на К. Б. остается не только без ответа, но и не было попытки широкого распространения контринформации против того факта, что оно было преступно замаскировано правительством, что не только узаконивает преступление, но и гарантирует его повторение.

Никакое нападение со стороны государства не должно оставаться без соответствующего ответа.

источник