Система наступает

Идентификация неугодных: как устроена городская система видеонаблюдения в Москве


В январе текущего года правительство Москвы за $3,2 млн купило у компании NtechLab новую технологию распознавания лиц, которая теперь работает в связке с более чем сотней тысяч городских видеокамер. Последние несколько лет собянинская администрация выстраивала систему тотальной слежки за горожанами, благодаря которой в режиме реального времени может узнать о перемещениях любого из нас. Сеть городских видеокамер используется и для розыска преступников, и для контроля за соблюдением карантина, и для задержания оппозиционеров (как это произошло после массовых митингов в январе и апреле, когда полиция вычисляла участников по видео с камер, приходила к ним домой и арестовывала). Мы разбираем, как устроена система «умного» видеонаблюдения в Москве (а теперь уже и других городах России) и почему, несмотря на все заверения о том, что она делает жизнь безопаснее, видео с этих камер продается на черном рынке.

FindFace: найдутся все

Компания NtechLab, основанная в 2015 году выпускником мехмата МГУ Артёмом Кухаренко, специализируется на разработке алгоритмов распознавания лиц. Уже в 2016 году NtechLab приобрела известность благодаря приложению FindFace, позволявшему найти по фотографии человека его профиль «Вконтакте».

У одних пользователей появление FindFace вызвало ряд вопросов о возможных последствиях и злоупотреблениях такой технологии: нетрудно догадаться, какой удар по человеческой приватности способно нанести приложение, которое показывает профили в социальных сетях окружающих в радиусе нескольких метров. Другие радостно пользовались FindFace, загружая в него свои фотографии, и число подписчиков сервиса быстро превысило 1 миллион человек.

У стартапа Кухаренко появилось много потенциальных инвесторов: среди них были и китайские казино, и австралийский парк развлечений, и представители спецслужб (как российских, так и зарубежных). Уже в мае 2016 года NtechLab договорилась с правительством Москвы о тестировании своего алгоритма на уличных видеокамерах столицы. Первый этап эксперимента показал, что пока применять такую технологию слишком дорого. В сентябре 2017 года, однако, мэрия вернулась к этой идее и договорилась о подключении системы распознавания лиц к нескольким тысячам видеокамер.

Пример использования системы распознавания лиц при проведении матчей ЧМ-2018 из презентации замначальника ГУ МВД по Москве

Первым серьезным испытанием для технологии NtechLab стал Чемпионат мира по футболу, прошедший в России летом 2018 года. За несколько месяцев до него 25% акций компании приобрел фонд миллиардера Рубена Варданяна, еще 12,5% – дочерняя компания “Ростеха” — «РТ – развитие бизнеса».

Работой алгоритмов NtechLab в период Чемпионата городские власти остались довольны: с их помощью удалось идентифицировать почти сотню человек, находившихся в розыскных базах. По словам начальника отдела городского видеонаблюдения Департамента информационных технологий Москвы Дмитрия Головина, в случае наличия в базе розыска фото нарушителя в хорошем качестве, вероятность его распознавания составляет аж 95-97%.

“Обычному человеку безопасность важнее приватности”

К началу 2019 года в Москве насчитывалось порядка 170 000 камер видеонаблюдения, установленных в садах, подъездах, дворах, школах, административных объектах и поликлиниках. Около 3000 из них были подключены к “интеллектуальной системе распознавания лиц” от NtechLab.

Устроена эта система так. Видеопотоки с камер стекаются в Единый центр хранения и обработки данных (ЕЦХД), где распознавание лиц реализовано как отдельный модуль в системе видеонаблюдения. Сначала алгоритм детектирования находит изображения человеческих лиц среди стремительного потока кадров, которые видеокамера поставляет в режиме реального времени. Затем в дело вступает другой алгоритм, который преобразовывает полученное изображение лица в уникальный цифровой код и сравнивает его с идентификаторами из базы данных. Если между детектированным изображением и фото преступника из базы розыска обнаружится высокое сходство, система передает информацию о подозрительном субъекте ближайшему сотруднику полиции.

С самого начала можно было заподозрить, что такую систему нетрудно натренировать на то, чтобы не только она определяла разыскиваемых преступников, но и, например, разыскивала страницы прохожих в социальных сетях (с чего и начинала NtechLab) и определяла степень их «благонадежности».

Кухаренко говорил журналистам, что его не слишком занимают подобные вопросы, ведь ему «как обычному человеку важнее безопасность, чем приватность».

В сети можно купить абсолютно любые персональные данные россиян: от геолокации и биллинга мобильного телефона до выписки по банковскому счету. Данные с камер городского видеонаблюдения предсказуемо стали одним из таких товаров.

На теневых форумах в рунете за несколько тысяч рублей продается доступ к любой из городских камер. Покупателю высылают прямую ссылку на сайт ЕЦХД, перейдя по которой тот может смотреть видео с камеры в режиме реального времени и ее архив, снятый на протяжение 5 дней (столько хранятся записи в городской системе). По сумме в десять раз дороже уже можно получить от сайта ЕЦХД логин и пароль – а вместе с ними и допуск к тысячам видеокамер сразу.

Журналист Каганских обнаружил и объявления о продаже данных из системы распознавания лиц. Правда, оплатив подобную выгрузку с данными о собственных перемещениях, журналист не нашел в ней ни единого реального совпадения: все фотографии с «его» лицом принадлежали другим людям, среди которых были и женщины.

Самое интересное, что, как утверждают сайты московской мэрии, постоянным доступом к системе ЕЦХД обладают лишь сотрудники полиции и некоторые чиновники. Очевидно, что именно эти категории граждан, по долгу службы обязанных обеспечивать безопасность россиян, вместо этого принялись торговать их персональными данными «налево».

«Наша технология позволяет создавать черные списки»

Весной 2020 года систему распознавания лиц начали использовать для контроля за соблюдением москвичами карантина в период пандемии COVID-19. «Наша технология распознавания лиц позволяет создавать черные списки на время карантина и потом отслеживать, появляются ли эти люди перед камерами. Это базовая вещь, которую с 1 января этого года умеют все умные камеры Москвы», — говорил сооснователь NtechLab Александр Кабаков. Если верить городским властям, таких камер в городе к тому времени насчитывалось 105 000.

Кабаков утверждал, что от системы распознавания лиц затруднительно скрыться при помощи медицинской маски (а также накладных усов, бороды и других средств для маскировки). Кроме того, он объяснял, что систему можно соответствующим образом таргетировать, чтобы она вычисляла всех прохожих старше 65 лет, или все контакты, которые человек имел после выхода на улицу.

От вопросов о приватности Кабаков предпочел отмахнуться как от несущественных. Во-первых, по мнению разработчика, тотальное видеонаблюдение доказало свою эффективность в деле борьбы с пандемией в Китае. Во-вторых, смартфоны и так «уже собирают о вас крайне большое число данных».

Как писала BBC со ссылкой на высокопоставленного сотрудника мэрии, предпочётшего остаться неназванным, московская сеть “умного видеонаблюдения” обрабатывает несколько десятков миллионов лиц в сутки. Ускользнуть от нее практически невозможно, поскольку камерами сейчас оснащены большинство подъездов. Чтобы найти лицо человека в потоке видео, нужна лишь его фотография, а она у городских служб есть практически всегда.

«Если человек живет в Москве, он не мог не использовать государственные сервисы, и там не могла не сохраниться фотография, пусть и старая», — объяснил тот самый экс-чиновник.

Осенью 2020 года система идентификации лиц заработала и в московском метро.  Как рассказал руководитель московского Дептранса Александр Гаракоев, рядом с входными турникетами на станциях установлены более 5000 видеокамер. Прикладывая к валидатору транспортную карту, пассажир демонстрирует одной из этих камер свое лицо (при этом система распознавания срабатывает, даже если он прикрывается капюшоном или отворачивается). Если цифровой код портрета пассажира совпадает с идентификатором человека из базы розыска, полицейские в течение 3 секунд получают сообщение на свой планшет. По официальной статистике, новые технологии помогают задерживать в среднем 5 человек из базы федерального розыска в сутки.

В это же время систему от NtechLab начали разворачивать и в других населенных пунктах, среди которых Нижний Новгород и еще девять городов, оставшихся неназванными. Подключенные к системе распознавания лиц “умные камеры” устанавливали на остановках общественного транспорта и рядом с домофонами.

«Абсолютно непрозрачная система»

Наконец, в начале 2021 года систему распознавания лиц в Москве принялись использовать, чтобы идентифицировать участников протестных акций. Предугадать такой исход можно было давно: некоторые противники власти уже рассказывали СМИ, что их занесли в базу идентифицируемых лиц наряду с разыскиваемыми преступниками.

После масштабных акций протеста в январе 2021 года, однако, задержания москвичей благодаря видео с «интеллектуальных» камер приобрели массовый характер. Днем 31 января людей, часто участвующих в оппозиционных акциях, останавливали в метро, доставляли в ОВД и допрашивали по возбужденному после митингов из-за «нарушения санитарных норм» уголовному делу. К другим участникам протеста, найденным по камерам, полиция приходила домой и доставляла их в суд, где тем выписывали до 15 суток административного ареста.

«Теоретически, если в базу фотографий, по которым ищет алгоритм, загрузить потенциальных участников митингов, то работать она будет так же, как и в случае с поиском преступников, это ее стандартная функция. Если туда добавить человека, который 10 раз ходил на митинги, то система его легко обнаружит», – объяснял изданию The Bell один из опрошенных экспертов.

Как городская система видеонаблюдения устроена в точности, доподлинно сказать не может никто, кроме ее непосредственных создателей. Известно, что если алгоритм распознавания лиц городские власти купили у NtechLab, то для распознавания человеческих силуэтов в видеопотоке используют решения сразу трех компаний. Помимо NtechLab в этот список входят принадлежащая «Сбербанку» Visionlabs, а также компания Tevian.

Затруднительно сказать, насколько хорошо все эти алгоритмы срабатывают зимой и во время пандемии, когда подавляющее большинство протестующих на митингах одеты в медицинские маски и шапки. По мнению эксперта The Bell, система хорошо «натренировалась» за время карантина и может распознавать лица независимо от  наличия маски. В то же время, если человек наденет на себя маску, шапку и капюшон, а изображение получится нечетким, говорить о распознавании вряд ли приходится.

Еще одну загадку для москвичей представляет то, какими законами регулируется система распознавания лиц. «Это абсолютно непрозрачная система. Нет никакого публичного списка оснований, когда может использоваться эта система, какие фотографии можно загружать в базы, какие сотрудники вообще могут иметь к ней доступ», — говорит ведущий юрист «Роскомсвободы» Саркис Дарбинян.

Идеал московской мэрии, очевидно, и представляет собой такая система всеобщего контроля, где можно получить доступ к персональным данным любого человека и ни перед кем не придется отчитываться. Гонконг, Сингапур, Пекин – Сергей Собянин никогда не скрывал, что именно на азиатские мегаполисы он ориентируется в своей стратегии управления городом. Мы уже рассказывали о том, как устроен контроль за гражданами Китая: это оруэлловская тоталитарная система, где информация едва ли не о каждом шаге человека оказывается известна государству (и с той же легкостью становится доступна мошенникам). Именно к такому будущему ведет нас российская власть, и с каждым годом противостоять его наступлению будет становиться все тяжелее.

источник