Социально-революционные движения

Интервью с бойцом YPG из Польши

В этом интервью волонтер рассказывает о революции без идеализации, которой грешат западные исследователи. Мы считаем очень важным воспринимать ревооюционный процесс таким, как он есть на самом деле, не подгоняя к канонам теории или популярным среди анархистов историческим мифам.


Пожалуйста, расскажите о своей личности

Живу на данный момент в Польше. Политически ближе всего буду к анархистам, наверное, хотя сам себя никогда к каким-то направлениям не приобщал. Противник теократии и религий в целом, особенно ислама. На момент отправления в Рожаву был студентом в области аэрокосмической инженерии

Когда вы решили вступить в YPG и чем были продиктованы ваши намерения?

Где-то весной 2017. Помочь одному из немногих секулярных революционных движений на Ближнем Востоке, а также воевать с Исламским Государством.

Как отнеслись ваши друзья и близкие к вашему намерению отправиться воевать?

По-разному, почти никто не отговаривал, друзья больше удивлялись, мол, как можно ехать за свои деньги туда, откуда все бегут, а вот девушка поддержала, например

В: Что вам надо было сделать, чтобы добраться в Сирию и примкнуть к YPG?

На странице Lions of Rojava указан способ контакта, эмейл с шифрованием. Далее идет некоторый диалог с анкетой и вопросами, чтобы с другой стороны могли понять мотивацию и хоть как-нибудь представить себе личность. Далее мне прислали разброс дней, на которые я должен прилететь в аэропорт города Сулеймания, что в Иракском Курдистане, там уже встречает человек из партии и через несколько дней переправа.

Совпало ли ваше впечатление о Рожаве и курдах с тем, что вы себе представляли?

Мне, в целом, нравится идея Рожавы, но есть некоторые расхождения в ожиданиях:

Солдат-детей, я ожидал гораздо больше, в среднем, из моих воспоминаний, на 10 человек 1-2 ребенка (до 18 лет). Гораздо меньше «явной» организованности, чем я ожидал, в основном многие решения принимаются за тебя, так что выглядят многие события хаотично. Хотя, в то же время можно вообще затеряться от людей, отвечающих за иностранцев в Рожаве, как я и сделал, что, опять же, удивительно, тут же убирает проблемы в организации и взаимодействии с командирами, так как все запросы даешь сам, а не полагаешься на цепочку ответственных. Ожидал более серьезную подготовку за целый месяц, который они дают всем иностранцам. Большую часть времени подготовка — это идеология, что не совсем полезно под пулями.

Так что много вещей приходится узнавать самому или учиться у других, зачастую в экстремальных условиях. Практически откровенный национализм среди курдов по отношению к арабам, который зачастую не находит ответа с арабской стороны. Было достаточно неожиданно видеть такое от курдов, но с поправкой, что речь только о курдах, не езидах. Неравные условия для курдов и арабов в моментах подготовки и экипировки. Опять же, вроде бы все вместе за одну идею, а выходит, что равные равнее. Как-то так. Хотя, знаете, мне уже несколько трудно вспоминать, что я себе представлял, но это должно охватить основные расхождения в ожиданиях.

Опишите поподробнее вашу подготовку

Подготовкой ее называть достаточно шуточно, но это все, что было: 30 дней делятся на две половины. В первой с утра уроки истории и идеологии, в обед язык курдский, арабскому, хоть он и наиболее распространен на территории Рожавы, не учат. На последних 15 днях первая неделя уроки оружия — АК, ПКМ, СВД, РПГ7 и гранаты. С каждого огнестрельного по мишени стреляешь 10 патронов, больше не дают. Заместо гранат камни, из РПГ стреляет «учитель». Последняя неделя — тактика, учат там иногда ошибкам, которые лучше забыть сразу, но есть и хорошие моменты.

В общем, как говорили в табуре (батальоне – прим. ред.) 223, забудьте все, чему вас учили в академии

Расскажите в каких боях вы принимали участие и как это происходило

Я на фронт попал где-то в начале сентября, к концу августа, вроде бы. Послали нас в осажденную столицу Исламского Государства, там я месяц находился, реальных боев было 3, в основном мелкие перестрелки и наблюдение. Как закончили столицу ИГИЛ, поехал в район Дейр Ез Зойр, там попал в снайперский табур, в нем же и до конца своего пребывания там находился. За все время среди снайперов я сделал около 11 ротаций на фронт, каждая по неделе, а на каждую, в среднем, приходилось по 4-5 боев. Хотя, была 1, когда мы прибыли тогда, когда джихадисты отступили, целую неделю мародерствовали.

А происходило это всегда по-разному, но в основном мы прятались по зданиям, искали их позиции и уничтожали, иногда нас искали, средняя дистанция была где-то 550 м от нашей до их позиции. Мой ближайший контакт — 180 м, хотя у меня в группе были парни, которые были вплотную, метров 5.

В принципе, план был всегда один и тот же. Приезжаем на фронт с базы, говорим с командиром, смотрим координаты, смотрим дистанции, примеряем здание, которое хотели бы в виду их и наших позиций, ночью добираемся, а потом целую неделю пытаемся отстрелять столько, сколько заметим, меняем здания, двигаемся вперед-назад, иногда даже сидим без патронов или без еды/воды, иногда ходим по территориям и трофеи собираем, как получается. Когда дроны США в воздухе летают, то достаточно спровоцировать ИГИЛ атаковать нас, тогда с дрона пускают точечный удар по ним, и все, можно отдыхать.

Насчет каких именно, то я был в Ракке, дальше от Маркада на восток в пустыне, а потом освобождали от Шахиля до Аль-Бахра вдоль реки, а ранение получил около Абу Хамам.

Можете описать ваши ощущения и чувства во время боя?

Быстро привыкаешь к свисту пуль и взрывам, хотя я от себя ожидал, что буду бояться и трястись, но нет, оказалось, что наоборот, через месяц-два в перестрелку уже с улыбкой вступаешь.

Каковы были различия в подготовке, снаряжении и настрое у YPG и ИГИЛ?

Ох, а вот это болезененная тема для YPG. Ведь на земле никто не выигрывает ИГИЛ, на востоке Сирии они лучшие, однозначно, хоть курды и говорят, что они могут и без США побеждать, но остановка расширения ИГИЛ, освобождение Кобане и контратака на территории Халифата — это все достижения США в такой же степени, как и YPG. Мы находили книги подготовки снайперов и пехоты ИГИЛ, обращение с оружием, первая помощь, навигация и тактика — все лучше в разы. Экипировка?

Тоже самое, у YPG нет бронежилетов даже, это редкость, у ИГИЛ их достаточно. Да что там бронежилетов, половина арабов ходит в шлепках, мы их называли в шутку Combat Flipflops («боевые тапки», прим. ред.) и с розовыми портфелями Hello Kitty. У нас было гораздо хуже с вооружением и обмундированием по всем параметрам. Тоже самое про еду и воду. Боевой дух у арабской части YPG существенно ниже, как правило, чем у бойцов ИГИЛ. У курдской части выше, чем у арабской, но все-равно, не уровень джихадистов.

Как курды относятся к действиям США?

На момент моего пребывания США любили, конечно, не обходилось без «мы и без Америки справимся», но всем и так понятно, что не будь США, то к северу от Ефрата была бы Турция или ИГИЛ.

Наблюдали ли вы лично какое-либо участие российской стороны в Рожаве?

Ни разу не встречал в Рожаве, русская военная полиция была на переходе из Манбиджа в Африн, когда он еще был не оккупирован Турцией, видел белых людей через реку, в униформе не асадовской, так что, может быть, то русские были.

Каковы ваши взгляды на будущее и перспективы Рожавы? Действительно ли хваленая многими левыми система «демократического конфедерализма» работает и обеспечивает равенство и демократичность?

Рожава может стать хорошим примером для людей Ближнего Востока, что диктатура и ислам не единственные варианты. Она еще не работает, и еще ничего не обеспечивает по простой причине — систему, которую описывал Оджалан, еще нужно построить, а для этого нужно время. На данный момент QSD, Сирийские Демократические Силы, куда и входит YPG, еще даже не закончило с Исламским Государством, так еще и Турция претензии имеет. Система может заработать, когда не будет таких резких угроз снаружи. Нужно хотя бы немного мира и немного времени.

Планируете ли вы в дальнейшем вернуться в Рожаву или, может, собираетесь ли заниматься активистской деятельностью у себя в стране?

Думаю над этим, активистом я вряд ли буду, а вот поехать еще раз, может быть, как-нибудь соберусь. Конечно порекомендовал бы, это замечательный опыт и благое дело. Даже несколько жаль, что в русскоязычной сфере Рожава и борьба Курдистана слишком мало освещаются, надеюсь, это вскоре изменится.

Известно, что в Рожаве воюет очень широкий спектр левых: марксисты всех видов (от сталинистов из MLKP до троцкистов и люксембургианцев) и анархо-коммунисты. Как вы думаете, почему они легко ладят друг с другом, в то время как у левых стран СНГ не получается достичь какого-то консенсуса?

В Рожаве ситуация не позволит конфликтовать между собой. Вокруг враги, а друзья ближайшие очень и очень далеко, разделяться — самоубийство, просто это настолько явно, что не может быть и речи о спорах между троцкизмом и сталинизмом, пока существуют враждебные силы, те же джихадисты. Видимо, у левых в СНГ нет объединяющих условий, или нет явной внешней агрессии, или она есть, но ее не видят за кучами законопроектов и переписями конституций. Я хотел бы, чтобы российское левое движение брало пример с FARC и не забывало, что без насилия не обойтись. Как говорится, клин клином вышибают.

 

 

 

источник