Новости

Интервью с анархисткой участницей марша в Бресте

девушка-анархистка

«Боялась ли я оказаться за решеткой? Точно нет» — анархистка из Бреста рассказала, почему вышла на «Марш нетунеядцев»

девушка-анархисткаБрестский «Марш нетунеядцев» 5 марта неожиданно возглавили не политики, а небольшая группка молодых людей в черном. Сами себя они назвали анархистами, некоторых после марша задержали и посадили на сутки. «Наша Нива» поинтересовалась у тех, кто остался на воле, зачем им вообще все это нужно. Подробно нам ответила молодая активистка (да, среди них были и девушки).

«Мне 21 год. Работаю в сфере, связанной с творчеством.

Я вышла на марш, потому что считаю, что таким образом можно выразить свою точку зрения, отстоять свои права, бороться против несправедливости, которая окружает нас повсеместно. Я не верю депутатам и чиновникам, ведь несколько человек, закрывшись в своих кабинетах, не могут решать за весь народ, что для него лучше. Интересы власти ограничиваются собственным благополучием, которое достигается тем, что они отбирают последнее у людей, в том числе с помощью нового закона или декрета.

брестские анархисты

Ситуация в стране уже давно остается сложной: падение экономики, рост безработицы, репрессии и бесправие — это то, что стало нашей повседневностью. Хотя это неправильно, хотя так быть не должно. Люди все чаще понимают, что их обманули уже много лет назад, они протестуют, и я считаю своим непосредственным долгом находиться плечом к плечу с теми, кому не все равно, чтобы разделить их стремление к нашему общему освобождению.

По политическим убеждениям я являюсь анархисткой. Анархисты выступают за свободное общество, которое функционирует на принципах самоуправления и прямой демократии. Это значит, что проблемы и важные вопросы общества решает оно само без посредников в лице депутатов или других лиц, которые обычно наделяются правом решать вместо общества.

Экономика при таком устройстве должна быть обобщенной. Никто не имеет права утверждать, что белорусская земля, ее недра и ресурсы — это его личная собственность. Предприятия и трудовые коллективы должны быть под управлением самих рабочих, а не группы лиц, которая в работе не участвует, но получает основной доход. Только общество, основанное на вышеупомянутых принципах, будет функционировать в интересах народа, а не паразитирующей элиты.

брестские анархисты

Если говорить про сам Марш, то могу сказать, что мои ожидания оправдались.

А если говорить о его завершении, то я была готова, в какой-то мере даже уверена, что акцию разгонят сотрудники милиции.

Боялась ли я этого? Точно нет. Когда живешь в стране, постоянно подвергаясь репрессиям, унижениям, несправедливости и в перманентном состоянии безысходности с вопросами: «Что делать дальше? Как жить достойно?», то тебя уже не пугают перспективы оказаться за решеткой.

Можно отобрать у человека свободу, но его стремление к борьбе за правду и справедливость отобрать невозможно. Мы загнаны в ситуацию, когда нам уже нечего терять, кроме своих рабских оков. Не будучи в тюрьме, нам кажется, что мы свободны. Но в рамках государства никто из нас не является таковым, потому что мы не управляем своей жизнью.

Борясь против государства, обязательно сталкиваешься с его репрессиями. Потому тюрьма — перспектива, с которой может столкнуться каждый. Но борьба на этом не заканчивается.

После завершения Марша несколько сотрудников милиции в штатском пытались нас задержать. Один человек был пойман, но благодаря напористости со стороны журналиста, за что ему хотелось бы выразить отдельную благодарность, анархиста сразу отпустили.

Остальные столкнулись с репрессиями дома. Кого-то уже ждали по месту жительства, либо пытались попасть в квартиру.

Но я продолжать участвовать в акциях, несомненно, буду. В нашей стране подобные акции, которые распространяются настолько стихийно, к сожалению, проходят нечасто, поэтому я считаю, что игнорировать такую возможность нельзя. Касательно остальных участников и их планов сказать не могу.

На мой взгляд, ситуация в стране способствует тому, чтобы что-то менять. Время избавляться от гнета в лице государства, который мы терпим на протяжении уже многих лет.

Акции протеста, в том числе шествие, которое прошло в Бресте — это хороший способ показать властям свое недовольство, решимость действовать, показать наконец, что мы есть, у нас есть голос и мы знаем как изменить существующее положение.

Власти утверждают, что знают, как лучше для всей страны, но на деле это, конечно, неправда, что приводит к тем последствиям, которые мы можем наблюдать. Мы должны показать, что у нас достаточно самостоятельности, чтобы отвечать за свои же жизни без правящих верхов.

Пассивность в обществе — это довольно частая ситуация. Многие люди погружены в свои бытовые проблемы, не замечая того, что происходит вокруг.

И белорусам это, к сожалению, свойственно более, чем другим народам.

Я считаю, что отчасти катализатором недовольства в нашем обществе послужила сама власть. Метод кнута и пряника больше не работает: сейчас добровольно лишиться права голоса и выбора, закрыть глаза на происходящее кругом беззаконие уже не достаточно, чтобы жить спокойно и счастливо. Карательные органы больше не разбираются, кто ты — мирный гражданин или опасный рецидивист: под раздачу может попасть каждый.

На данный момент протестная волна довела тысячи людей до той кондиции, когда на требовании отмены декрета они не остановятся. Пару лет назад это было бы возможно — утихомирить толпу, пойдя на уступки, хотя обычно, как показывает практика, достаточно было простых обещаний того, что скоро все изменится к лучшему. Но теперь люди больше не верят, обещания систематически превращаются в ложь, ситуация только ухудшается и доходит до абсурда, что мы можем видеть на примере декрета о тунеядстве».

 

Источник