Новости

Как раследуется атака анархистов на налоговую в Гомеле

Анархиста Алексея Б. из Жлобинского района сотрудники ГУБОПиК (Главное управление по борьбе с организованной преступностью и коррупцией) сначала пытались завербовать, а потом обвинили в нападении на здание Гомельской налоговой инспекции.

Предыстория

Весна 2017 года. По всей стране кипят протесты против Декрета №3. Безработным рассылают «письма счастья» – они должны заплатить за своё «тунеядство». Накануне Дня Воли, когда государство уже начало масштабные репрессии против активистов, в Гомеле неизвестный кидает две бутылки с коктейлем Молотова в окно налоговой инспекции и убегает.

В тот же день, 24 марта, Следственный комитет возбуждает уголовное дело по ч.2 ст. 218 УК – «умышленное повреждение имущества общеопасным способом». Максимальные санкции по этой статье предусматривает до 10 лет заключения.

Через несколько дней видеоролик, на котором запечатлён момент поджога, попадает в интернет (на YouTube-канал без подписчиков) и уже 28 марта государственное телевидение его ретранслирует. Ответственность за диверсию берёт на себя группа “Абураныя анархiсты / Рассерженные анархисты” – так написано в их заявлении.

Вскоре журналистам становится известно, что еще 24 марта в Минске задержали двух украинских студентов. 19-летний Иван Даниленко из Киева и 18-летний Роман Легар из Броваров приехали в Беларусь отдохнуть, ночью делали в Гомеле пересадку на поезд до Минска. В итоге молодые люди провели в изоляторе на Окрестина больше месяца в статусе свидетелей по делу о поджоге налоговой. В конце апреля их депортировали из Беларуси с запретом на въезд в течение ближайших десяти лет.

До сих пор в публичном пространстве больше не было информации о том, как идет расследование дела.

Силовики vs анархисты: задержания, обыски, увольнение с работы

Алексей начал интересоваться анархическим движением еще в 2010 году.

«В 2013-м в Жлобине проходили «Дожинки», в городе действовали небольшие анархические группы, рисовали граффити. Я был одним из участников такой группы. На анархистов начали жёстко давить, милиционеры избивали молодежь в отделении, и один 16-летний мальчик дал против меня показания», – рассказывает Алексей.

По словам Алексея, после этого начались проблемы. А поскольку он принципиально, из идеологических убеждений, отказывается служить в белорусской армии, им заинтересовался еще и КГБ.

«Сначала вызвали на профилактическую беседу, потом провели обыски в доме моих родителей в деревне, у моей бабушки, даже у двоюродного брата. Забрали технику, несколько раз тягали родственников на «разговор», вредили родителям на работе», – вспоминает парень.

Зимой 2014 году Алексей дважды ездил на Майдан.

«Во время второй поездки мне позвонили родители и рассказали: к директору «Гомельдрева», где я подрабатывал, приходили из ГУБОПиК и меня уволили. Силовики также наговорили родителям, что я экстремист, что у них «есть все доказательства» моего участия в Майдане. Фактически, вытесняли из страны».

Алексей решил некоторое время пожить в Киеве.

Неприятности на российской границе

«В прошлом году в мае я все же поехал домой, но не через белорусскую границу, а через украинско-российскую, потому что знал – некоторые знакомые белорусы так делают. На переходе «Три сестры» российские пограничники сказали, что у меня проблемы с паспортом, а потом завели в помещение с решетками на окнах. Задержание произошло в 23 часа, а примерно в 5 утра пришел следователь и начал расспрашивать, состою ли я в какой-либо политической организации, с какой целью еду и т.д.

Они сказали, что из белорусского КГБ пришла какая-то информация, но какая конкретно – не уточнили. В итоге мне официально отказали во въезде в Россию, так как у меня «не было необходимой для пребывания суммы денег». Хотя опись вещей и денег никто не проводил», – вспоминает Алексей.

Парень был вынужден вернуться в Киев и почти год пробыть там. Но срок действия паспорта истек, и ему ничего не осталось, как приехать в Беларусь за новым.

«Подумай, чем ты можешь быть полезным»

14 марта Алексей забрал новый паспорт в Жлобинском РОВД. На выходе из здания его схватили двое в штатском, заломили руки и посадили в машину.

«Они показали удостоверения МВД, но фамилии прикрыли пальцем. Потом, уже на допросе, я узнал, как их зовут (имена сотрудников также известны редакции belsat.eu). Мы выехали из Жлобина и направлялись в неизвестном направлении. По дороге один из них спрашивал о моих «киевских контактах», предлагал «хорошо подумать, чем я могу быть им полезен».

Как утверждает наш собеседник, силовики сказали, что на него заведено уголовное дело, за что – не сообщили.

«Но интересы государства выше любого уголовного дела, поэтому подумай, что можешь нам предложить. Тогда ты не пойдешь по этому делу», – передает Алексей слова силовиков.

Его привезли в Гомель, в 8-е управление по борьбе с организованной преступностью и коррупцией (областное подразделение ГУБОПиК).

«Позже в протоколе указали время задержания – 14:00, хотя на самом деле меня схватили в 11», – замечает Алексей.

 

Опись вещей Алексея во время задержания в марте 2018

Только во время допроса ему сказали про подозрение в поджоге налоговой. Свою причастность к этому он категорически отвергает, от сотрудничества со следствием отказался.

«Мне говорили: «Надо узнать, кто снимал видео поджога, а ты все равно сядешь на 8 лет, твои товарищи дали на тебя показания! Адвоката не будет, «Весна» на тебя забила».

Через несколько часов психологического давления допрос остановили, показали Алексею постановление о возбуждении уголовного дела по ч. 2 ст. 218 УК. Согласно следствию, он организовал поджог здания налоговой. В документе указано: материальный ущерб составил 704 рубля 27 копеек. При этом на снимках, которые следователи сделали в день диверсии, хорошо видно: бутылки с горючей смесью даже не разбили стекло.

Следующие два дня допросы продолжались, а 17 марта Алексея внезапно отпустили под подписку о невыезде.

«Вероятно, у них действительно не хватает доказательств вины, фактов… На меня не действуют методы запугивания, от сотрудничества я отказался. Скорее всего, теперь будут искать человека, готового дать против меня показания», – думает он.

Пока неизвестно, будут ли вестись дальнейшие следственные действия и на какой стадии находится расследование.

Belsat.eu поинтересовался этим непосредственно у следователя, ведущего дело, но тот отказался что-либо комментировать по телефону. Мы направили официальный запрос в МВД с просьбой прокомментировать ситуацию с обвинением Алексея Б.

Алексей Б. и журналистка belsat.eu Катерина Андреева во время интервью в Минске

КОММЕНТАРИЙ ПРАВОЗАЩИТНИЦЫ

Наста Лойко, правозащитная организация Human Constanta:

– Анархистов и левых активистов преследуют так же, как и политических – применяют к ним уже возбужденные уголовные дела как повод для обысков, допросов и задержаний. Единственная особенность в том, что дополнительно с ними еще работает ГУБОПиК, известный своей безнаказанностью и непроцессуальными методами работы. Это, к сожалению, уже стало устойчивой тенденцией. Сегодня в Беларуси можно подвергаться репрессиям, не имея отношения к насильственным действиям вроде поджога здания, а просто за анархические убеждения.

источник