Новости

Киев, Украина: новогодняя прогулка “Маруси Никифоровы”


Я вышла из дома, когда во всех окнах горели огни.
Я чувствовала, как улицы дружески ждали меня.
Ездят такси, но мне нечем платить, и мне незачем ехать, я гуляю одна…
Видела ночь, гуляла всю ночь до утра.

В новогоднюю ночь с 2017 на 2018 г., вместо того, чтобы сидеть в бетонной камере и пьянствовать, я решила прогуляться по одному из районов города Киева. Мне сильно хотелось в эти часы разгуливать по улицам и тёмным переулкам. Мне хотелось выплеснуть свою злобу и месть.

Я достала из тайника огнестрельный пистолет и патроны. Протёрла их, чтобы на свинцовых пулях и латунных гильзах не оставалось биологических следов. Зарядила в магазин 12 патронов. Одну сразу же дослала в патронник – так мне спокойнее. После поставила оружие на предохранитель и поместила в кобуру, которая надёжна была зафиксирована на поясе. Под моей удлинённой курточкой кобура не торчит – кайф. Для быстрого извлечения пистолета, куртку застёгивать не следует. Но я и так с детства люблю ходить на распашку, как и жить вольно.

На самом деле, я редко ношу с собой пистолет. Это очень опасно и рискованно. Это требует серьёзной отвественности. На это трудно решиться тому, у кого нет опыта применения его в реальных условиях, кто, не имея разрешения на оружие, не переступает этот запрет, боясь возможного наказания со стороны государства. Это также трудно и для тех, за кем тянется приличный шлейф из уголовных дел, инициированных власть имущими. Поэтому в глубине души я уважаю людей, которые для собственной защиты и для достижения свободы не расстаются с оружием никогда. Исключение составляют лишь мусора и другие слуги государственных режимов.

И вот я иду по Святошинскому району. Полицейских не видно. Знаю, что этой ночью на улицах их должно быть больше и на патрульных машинах не будут включены проблесковые маячки. Захожу во дворик. На стенах встречается много анархических граффити. Мне приятно, что здесь рисует наш брат. Но этот восторг перебивает вид дорогих автомобилей, которые нет-нет встречаются возле домов и на парковках среди простых машин. В стране нищета. Мой сосед – рабочий мужик, живущий с женой и дочкой, с трудом прикупил себе Opel за 5 тысяч доллоров. Я знаю как это ему тяжело далось. А эта сволота гоняет на понтовых родстерах, спорткарах и внедорожниках. Да ещё ставят их на тротуарах. Видят же, что кругом беднота. Знают же, что это не нормально. Но всё равно подчёркивают свою роскошь и социальное превосходство, возвышаясь над неравенством и бедностью, что есть античеловечно. Поэтому при виде буржуйских авто у меня первая мысль – наказать, сжечь тачку, а если хозяин выбежит, то и его проучить. Но сейчас бензина с собой нет. Этой ночью я обойдусь без него…

На часах 00:05. Из окон серых панельных многоэтажек доносятся визги и радостные крики, где-то громко играет музыка. Жители района, сидя в квартирах, пьют, веселятся, набивают животы различной пищей. Им плевать, что после организму будет тяжело, он будет страдать. Ведь бухать – это интересно. Это отвлекает. Так живут многие и уже давно. Вдруг кто-то начинает взрывать петарды, хлопушки. Я оглядываюсь. Из подъездов помаленьку выходят любители пиротехники, запускают фейерверки. Улицы оживают, взрывы прогоняют тишину. Постоянно где-то воет автомобильная сигнализация. На неё никто не реагирует. В воздухе стоит дым, запах сгоревшего пороха. Всё это меня сильно заводит. На мгновение вспомнился Майдан и баррикады 2014 года. Страсть к оружию и взрывчатке, преследует меня всю жизнь. Ещё с детского сада я начала носить спички и полюбила костры. А теперь я достаю пистолет. Переключаю флажок предохранителя на режим “огонь”. Взвожу курок. Патрон уже давно в патроннике. Осматриваюсь. Дворик жилого массива Никольская Борщаговка мне шепчет – давай. Становлюсь в стойку и целюсь в пустой внедорожник, вероятно, состоятельного владельца. Бам-бам-бам! В ушах лёгкий звон. Тачка надёжно повреждена свинцом. Но сигнализация почему-то не сработала. Убираю шпалер в кобуру. Пробегаю через школьный двор. Ныряю в другой квартал и петляю дворами дальше.

Всадив по пути одну пулю в ещё одну дорогую машину, я покинула Борщаговку. Через час оказываюся в жилом массиве Святошино. К этому времени на улице людей стало гораздо больше. В ста метрах от меня группа ребят запустила мощные фейерверки. Взрывы настолько сильные, что выстрел из пистолета просто растворяется в шуме. Я приметила Hyundai Sonata. Хотела её уже обстрелять, но заметила мужчину, бежавшего в мою сторону. Он гнался за своей собачкой, которая, видимо, испугалсь фейерверка. Лишь мужчина скрылся из поля зрения, я принялась осуществлять задуманное. Встала за угол многоэтажки. Осмотрелась. Бам-бам! Две пули прошили боковое стекло. Сработала сигнализация. На душе радость, я бегу в другой квартал. Небольшой туман мне помогает быстрее затеряться в дебрях бетонных джунглей. Осталось ещё 6 патронов…

После было “подстрелено” ещё две машины. Домой я вернулась лишь под утро. Выпила кефира и легла спать.

Моя месть вновь пала на роскошные тачки, впервые вместо огня были применены свинцовые пули. Я атаковала образ жизни и предметы, которые подчёркивают пропасть между бедными и богатыми. Я поступила так, потому что хотела и могла.

Умершие возвращаются, чтобы осуществить месть!

Буржуям и мусорам не спать спокойно!

Месть Маруси Никифоровы / НАФ

01.01.2018

пришло по почте

Другие отчёты анархической группы “Месть Маруси Никифоровы”:

В Киеве анархисты подожгли пункт полиции

Киев, Украина: анархисты сожгли автомобиль Range Rover Evoque