Технологии и альтернативы

Криптомогильщики: блокчейн и будущее


«Криптовалюты» — одно из главных слов 2017 года. Сегодня даже незнакомый с технологией блокчейна и далекий от биржевых спекуляций обыватель выучил  слова «биткоин» и «майнинг». Капитализация криптовалют достигла сотен миллиардов. Одни правительства пытаются поставить новую технологию себе на службу, другие — бороться с непривычными и неконтролируемыми «денежными суррогатами». Инвестируют в блокчейн и крупные корпорации. Чёрный рынок наркотиков, оружия и взлома активно использует криптовалюты для передачи и отмывания денег, взлом обменных бирж и электронных кошельков приносит хакерам миллионы.

Без биткоина «даркнет» не получил бы и десятой доли своей сегодняшней славы. Но нелегальная активность — всего лишь небольшая часть рынка  криптовалют, приравнивать «блокчейн» к «даркнету» — уподобляться экспертам, которые сводят весь интернет к порнографии и нелегальному контенту.

Либертарианцы видят в криптовалютах прообраз безгосударственной экономики, но ограничиваются лишь «денежной» стороной вопроса. Левые предпочитают попросту не замечать новую технологию и не пытаются её всерьез понять. От их аналитики веет безысходностью и некомпетентностью. Подобно чиновникам старой закалки, они видят в новой технологии лишь «денежный суррогат», современный аналог «золотого стандарта», и не замечают главного: технологии.

Блокчейн не сводится к «деньгам», это не новое золото. Скорее, это «новый алюминий». Когда этот металл только начали добывать, он был редким и драгоценным, из него изготавливались ювелирные украшения. Когда его добычу смогли оптимизировать и поставить на поток — алюминий стал незаменимым сырьём, без которого была бы невозможна современная техника. Так и с блокчейном: новая технология до неузнаваемости изменит общество на всех уровнях, не только похоронив  банковскую систему, но и лишив рабочих мест юристов и чиновников.

Знакомство с могильщиками

Для начала немного базовой технической подоплёки: «блокчейн» (block chain) дословно переводится как «цепь блоков». «Блок» — это базовый элемент структуры данных, который содержит информацию о транзакциях (т.е. операциях с данными; примером «транзакции» может быть перевод денег между двумя кошельками). Блоки объединяются в цепь, ссылаясь друг на друга.

Участники сети (майнеры) хранят у себя копии базы данных — таким образом блокчейн децентрализован и многократно продублирован, его нельзя «выключить», а транзакции нельзя подделать, поскольку они одновременно проверяются тысячами других майнеров. За то, что майнеры предоставляют свои вычислительные мощности для обслуживания системы, система их вознаграждает, делясь с ними криптовалютой.

Технологии разнятся, но главный принцип остается общим — суть блокчейна в его децентрализованности. Нет «центра», который можно коррумпировать или поломать. Можно найти лишь базовые уязвимости в самой технологии, что маловероятно: исходный код практически всегда общедоступен, так что любые дыры быстро выявляются и закрываются разработчиками еще на ранней стадии.

В случае биткоина возможность подделки транзакций может появиться, если в одних руках сосредоточится более 50% вычислительных мощностей, но на практике такая атака не предпринималась. Транзакции необратимы. Таким образом, деньги, отправленные неправильному, адресату, или же деньги, украденные хакером (взломать систему нельзя, но можно взломать конкретный компьютер, содержащий кошелек, или же обмануть его обладателя), потеряны безвозвратно.

Исключительная мера, способное обратить это — хардфорк. Это внесение изменений во всю сеть, к примеру, её обновление или, в данном случае — откат к более раннему состоянию, что может осуществиться лишь при согласии большинства майнеров. Так называемый «децентрализованный консенсус».

Хардфорк валюты Etherium («эфир»), который был осуществлён после «ограбления века», кражи более чем 50 миллионов долларов, привёл к «расколу» внутри этого блокчейна. Майнеры-старообрядцы, несогласные с откатом сети, отказались принять изменения и создали в результате свою валюту Etherium Classic. Похожая ситуация (вызванная  не откатом системы, а, наоборот, её техническим апгрейдом) привела к расколу биткоина и появлению Bitcoin Cash.

Различные криптовалюты используют различные алгоритмы для подтверждения транзакций. Некоторые из них нуждаются в быстрых процессорах (часто используются GPU видеокарт или специальные процессоры для майнинга), некоторые — в быстрой оперативной памяти, некоторые пытаются избежать выделения отдельной касты «майнеров» и распределяют эту задачу между всеми обладателями соответствующего электронного кошелька, вознаграждая их за это (так делает валюта Navcoin).

Важным нововведением, которое во многом и определило бум ICO (Initial Coin Offerings, стартапы в области криптовалют, многие из которых обернутся мошенничеством и потерь денег инвесторов, эдакий новый «бум доткомов») в последние месяцы  являются «смарт-контракты». Наиболее широкую известность получила реализация этой технологии в валюте Etherium, которая и стала «сырьём» для многих ICO, но существуют и другие её реализации. Смарт-контракт — это программа, исполнение которой гарантируется самой сетью блокчейна.

Простейший пример: «если кошелек А получит сумму более 1eth, он должен перевести 0,1eth кошельку Б. если кошелек А получит более 3eth, он также должен перевести 0,2eth кошельку С». Ну и так далее. Можно в смарт-контрактах учитывать и события внешнего мира, для этого служат так называемые «оракулы», осуществляющие ввод данных внешнего мира в блокчейн.

Таким образом, в формате смарт-контрактов можно описать практически что угодно: от трудового договора, брачного контракта, завещания, до, например, правил импичмента президента (о возможностях использовании блокчейна в политике подробнее написано ниже).

Желающие детально ознакомиться с технологией могут воспользоваться более компетентными и подробными источниками. Наша цель — не проводить технический ликбез, а показать, как блокчейн может изменить будущее.

Могильщики для юристов

Как уже было сказано выше, смарт-контракт — это программа позволяющая осуществлять транзакции, исполнение которой гарантируется блокчейном. Технически в смарт-контрактах нет никакой особой инновации, но в финансовой и юридической сфере они способны обеспечить настоящий прорыв.

Правильно составленный смарт-контракт не может быть нарушен. Это значит, что работодатель не сможет задержать работнику зарплату. Покупатель не может обмануть продавца, а продавец — покупателя. Бизнес-партнёры будут вынуждены выполнять условия сделок, потому что эти условия будут исполняться сами. Отец не сможет оставить семью без алиментов.

Конечно же, технические уязвимости смарт-контрактов дают новый простор действий для хакеров и разного рода цифровых мошенников: ограбленные криптовалютные биржи и частные лица плачут, считая потери. Но это болезнь роста.

Рано или поздно, сырые на сегодняшний момент технологии станут достаточно защищенными и, в то же время, доступными для не-программистов. Будут появляться все более простые и наглядные языки программирования для смарт-контрактов, вплоть до визуального программирования (такие разработки существуют уже сейчас, и со временем их простота и доступность будет лишь повышаться).

И тогда существующую на сегодняшний момент систему трудового и финансового права можно будет помещать в музей. На смену юристам придут юридически подкованные программисты и тестеры, а простые контракты сможет без проблем составить и непрофессионал. Важные смарт-контракты будут проверяться в тестовой среде, так что до их подписания и внесения в «настоящий» блокчейн можно будет смоделировать и заранее предсказать их поведение в любых условиях (включая форс-мажор вроде внезапного экономического коллапса или стихийного бедствия).

На смену сложным квази-магическим ритуалам современной юриспруденции придут доступные каждому простые и ясные технические инструкции. Практически вся система гражданского права окажется оцифрованной, законы станут самоисполняемыми, и, в то же время, их исполнение будет гарантироваться не государственными органами, а самим общественным консенсусом.

Административное и уголовное право какое-то время ещё продержится (они тоже должны быть изменены до неузнаваемости, но футуристические прогнозы для карательной системы — тема отдельной статьи), но именно гражданские дела на сегодняшний момент составляют большую часть всего судопроизводства.

Именно гражданские дела создают больше всего рисков коррупции. Отмирание гражданского судопроизводства — это первый шаг к построению действительно справедливой и честной системы решения споров и конфликтов. И всё это при снижении, а не увеличении роли государства.

Могильщики для экспертов

Еще одна интересная технология, появившаяся благодаря криптовалютам — это «рынки предсказаний». Уже сейчас существуют блокчейны «Авгур»  и «Гнозис», которые служат предсказанию будущего (по большей части это касается финансовых вопросов, но не только), опираясь на так называемую «мудрость толпы». Люди голосуют кошельком, получая вознаграждение в случае если их предсказание оказывается верным. Это позволяет со временем выделять экспертов, голос которых весит больше не из-за дутого авторитета, а из-за того, что их предсказания действительно сбываются.

В мире блокчейна, в отличие от мира телевидения и соцсетей, «эксперт Соскин» или «эксперт Арестович» были бы невозможны в принципе. Алгоритмы не подвержены эмоциям, и мнение человека, который из года в год говорит параноидальную чушь, не было бы воспринято ими всерьёз. В то же время, люди, действительно компетентные в своей области, но не обладающие лужёной глоткой и не гонящиеся за хайпом, могут быть услышаны.

И «Авгур», и «Гнозис», и множество мелких ICO претендующих на эту нишу пока что не вышли на широкую аудиторию, их предсказания остаются уделом сравнительно небольшой группы энтузиастов (сравнительно небольшой, т.к. они уже сейчас обладают капитализацией в сотни миллионов долларов), и их применение пока что ограничивается финансовыми рынками, спортивными тотализаторами и т.д.

Но сама идея предсказаний, основанных на «мудрости толпы» и заменяющих дутых экспертов на профессионалов, способных торговать своим знанием, а не собственной медиа-репрезентацией, является крайне перспективной и может вполне найти применение в самых разных областях жизни.

От предсказаний мы закономерно приходим к теме самосбывающихся пророчеств, а значит, к децентрализованному планированию, основанному на консенсусе.

Могильщики для чиновников

Анархисты, в большинстве своём, предпочли это не заметить, но именно криптовалюты на сегодняшний момент — крупнейший в истории пример прикладного применения консенсуса. Все так, именно добровольный консенсус в сочетании с прямой демократией участия определяет судьбы многомиллиардного рынка.

Разработчики создают и модифицируют технологию, биржи оказывают влияние на курс, но именно майнеры принимают решения о том, использовать ли обновление софта, именно майнеры путем активного консенсуса, основанного на участии, на действии (или бездействии), выбирают будущее криптовалют. Разделение эфира, недавний раскол биткоина — это следствия  действий майнеров.

Принципы принятия решений, лежащие в основе блокчейна, вполне могут быть применены и к другим областям жизни. Например, они могут быть использованы для децентрализованного планирования производства потребительских товаров, сводя к минимуму возможность дефицита и кризиса перепроизводства.

В любом интернет- (да и не только интернет-) голосовании решения, как правило, принимаются не столько большинством, сколько активным меньшинством. В этом и коренной недостаток представительской демократии: к власти приходят люди, за которых проголосовал определенный процент пришедших на выборы, при этом реальное большинство может оставаться пассивным, или даже пассивно-враждебным.

Голосование блокчейном позволяет делегировать принятие решение не просто активному, но заинтересованному меньшинству. В случае товаров буквальное «голосование кошельком» позволит создать децентрализованную плановую экономику, которая будет сочетать в себе сильные стороны плановой и рыночной систем и избегать их слабостей.

С организацией политической власти всё не так просто. Важные решения не могут приниматься деньгами. Но давайте мы представим, что каждому гражданину выдаётся некая неконвертируемая (чтобы избежать плутократии) в обычные «деньги» валюта, назовем её, скажем, «MachtCoin» — валюта, обозначающая символическую власть в ницшеанско-фукоианском понимании, власть, которой обладает каждый человек.

Вы можете применять MachtCoin для того, чтобы принимать решения в жизни своего района, города, страны, даже при принятии решений мирового масштаба. Но их количество ограничено, поэтому следует расставлять приоритеты, принимать те решения, которые действительно являются важными. Это защитит от накруток, и от голосования just for lulz (то есть, шутники смогут шутить, но им придется выбирать, что важнее — троллинг или решения, реально влияющие на их жизнь).

Вы сможете передавать MachtCoin другим людям (делегирование власти с императивным мандатом) и отзывать их на определённых условиях, которые сами же пропишете в смарт-контрактах блокчейна (специально для этого можно будет разработать простейший алгоритмический язык программирования, которым сможет овладеть каждый, и это будет уж всяко проще корявого бюрократического новояза, которым изобилуют любые официальные документы большинства стран).

Каждый человек регулярно получает определённое равное количество MachtCoins в течение своей жизни и сам решает как ими распоряжаться. Голосование в некоторых вопросах может быть тайным, в некоторых — напротив, открытым. И тогда, к примеру, открыв профайл человека в сети, вы сможете узнать, что он регулярно принимает решения в пользу конспирологов, ультраправых и поддерживает ВИЧ-диссидентов. Это заставит вас задуматься о том, стоит ли доверять его инициативам и поддерживать его предложения.

Гипотетические MachtCoins должны периодически «сжигаться» (что нормально для криптовалют, это биткоины вечны, а, к примеру, эфир может уничтожаться в согласии с условиями смарт контракта), что позволит избегать долговременного аккумулирования власти. Заслуги перед обществом исчезают в полночь. Также можно запретить (т.е. сделать технически невозможными) транзакции еще не полученных MachtCoins, чтобы исключить пожизненное делегирование полномочий всяким мессиям-диктаторам-национальным лидерам.

Будущее требует от нас создания способов эффективного управления огромными и сложными системами, и ни централизация (тяготеющая к диктатуре и крайне неустойчивая к ошибкам), ни самоорганизация и прямая демократия старого образца (работающая в малых группах, но «зависающая» при масштабировании) пока что не справлялись с этой задачей.

Этот текст — всего лишь набросок, попытка наметить современную масштабируемую модель самоуправляемого и свободного общества. Вероятно, что к тому времени, как повсеместное внедрение подобных способов управления станет возможным, на смену блокчейну придут более мощные и современные технологии. Но ценность блокчейна в том, что даёт нам видение альтернативы, причём альтернативы, уже работающей здесь и сейчас.

источник