Социально-революционные движения

Автономия штата Морелос, Мексика

«у нас есть мечта, мы хотим, чтобы Уйяпан стал автономным муниципалитетом»

Анархисты борются за коренные изменения в общественных отношениях, за мир без иерархии и господства, основанный на принципах солидарности и самоуправления. Чем больше людей обращает внимание на наши идеи, тем чаще мы слышим вопрос: а где эти идеи были осуществлены на практике?

Сегодня мы можем твердо сказать, что мест, где анархистский общественный идеал полностью или частично воплощается в жизнь — все больше. В частности, згляды анархистов всего мира в последнее время все чаще обращаются к автономным сообществам Мексики: где коренное население, устав терпеть эксплуатацию, коррупцию и бандитизм, изгоняет из города официальные органы власти и берет власть в свои руки, выстраивая в коммуне горизонтальные, а не вертикальные общественные отношения. Сегодня на нашем сайте еще один пример такой впечатляющей локальной революции: интервью с общественным советом, борющимся за автономию муниципалитета Уйапан, штат Морелос, Мексика.

Интервью с общественным советом, выступающим за автономию Уйяпана

Наша мечта — невероятна, но с каждым днём мы всё ближе к её осуществлению: «если мы все возьмёмся за руки, будет легче изменить мир».

22-23 ноября 2016 года было проведено II Международное Собрание Сопротивления Латинской Америки и Карибского региона в коммуне Уйяпан, штат Морелос, с присутствием десятков организаций, активистов, правозащитников и людей из разных стран для организации совместных работ и проектов по различным антисистемным направлениям.

Учитывая начальные данные, результат выглядит следующим образом: встреча была насыщенной и существенной по количеству представленных мнений и голосов. Как бы то ни было, недостаточно обсуждались обстоятельства и процессы, при которых в настоящие дни живёт сообщество Уйяпан, расположенное в восточной части штата у подножия вулкана Попокатепетель. Со времени утверждения муниципалитета Тетела-дель-Волькан в 1937 году, произошло разделение привилегий и разграбление территории между главой муниципалитета и его населёнными пунктами, и главным образом, происходил постоянный конфликт с Уйяпаном.

Со временем, активная борьба за воду и против коррупции муниципальных властей развивалась, по иронии судьбы, «там, где течёт вода». Усталость и поиск других путей приходили на смену острому противостоянию и унижениям. Люди хотят разрешить конфликт, хотят мира, хотят автономию принятия решений, относительно управления сообществом.

15 апреля 2011 года, люди Черан-Кери в штате Мичоакан смогли взять под контроль свою территорию и леса (мы уже писали об этом:  тут, — прим. источника), после значительного обострения конфликта со стороны таламонтов (людей, которые нелегально вырубают деревья), организовывавших криминальные группировки, сбыт наркотиков, контролировавших разные уровни органов правопорядка и местные политические партии. Эти события, этот акт мужества, сегодня являются наградой для жителей Уйяпана, показывая, что невозможное возможно. Автономия политической жизни и самоуправление в экономической сфере – это штрихи, прочерченные на плане хорошей жизни.

Линия «расизма, проведённая между метисами и коренным населением вынуждает штат ставить их мнение выше нашего», — говорится в интервью членов Общественного Совета за Автономию в Уйяпане, чтобы обратить внимание общественности на причины инициативы самоуправления, на желание прекратить доминирование властей и деспотичных механизмов Тетела-дель-Волькан, и приобрести наконец статус самоуправляемой единицы.

— Что происходит в Уйяпане? Можем ли мы поговорить о вашем пути к самоуправлению?

Иногда мы мечтаем. Мы думаем о самоуправлении с 70-х – 80-х годов, потому что мы принадлежали муниципалитету Тетела-дель-Волькан на протяжении долгого времени. Девять лет назад люди нашего сообщества организовались, и мы назначили главу Уйяпана здесь, в Муниципальной ратуше. С тех пор, мы поняли, как много денег не доходит сообществам, мы не получаем большое количество инфраструктуры и федеральных налогов, которые оседают в муниципалитете Тетела, у нас нет поддержки для строительства и ремонта дорог и тротуаров, а также не хватает питьевой воды. Фактически, у нас есть питьевая вода только потому, что люди самоорганизовались и сами стали запасать её.

Девять лет назад муниципальный глава построил мосты и дороги, нам это понравилось, и мы выбрали другого похожего руководителя, но в то же время мы видели, что наша жизнь здесь во многом не меняется. Нам приходилось ездить в Тетелу, чтобы делать необходимые документы (свидетельства о рождении, смерти и т.п.), а сообщество расположено в 12 км от муниципалитета; нам приходилось платить за проезд, таким образом, даже имея главу, мы всё ещё зависели от власти муниципалитета.

В 2010-ом году мы заставили Конгресс Морелоса приехать в общину из-за водного конфликта между Тетелой и Уйяпаном, мы пригласили нескольких депутатов провести рабочее совещание для нас, но в большей степени – для правительства. Мы создали петицию, в которой основным пунктом являлась автономия, установление местного самоуправления, потому что мы больше не хотим иметь дела с Тетелой. Мы не хотим, чтобы нами управляли. Даже если изначально они являются людьми из нашего народа и расы, то в конечном счёте, они становятся людьми системы, правильно?

В 2012 году проводилась предвыборная компания Грако Рамереса, мы пригласили его к нам и сказали, «мы бы проголосовали» в обмен на подписание закона об установлении местного самоуправления. Подпись губернатора была жизненно важна, если бы он не подписал, было бы очень трудно добиться автономии. Итак, мы нашли его, и он не отказал, это было публичное соглашение. Всё прошло очень «дипломатично», без смертей и конфронтации, без перекрытия дорог и поднятия шума в Куэрнаваке, мы опираемся на наши права согласно Конвенции МОТ 169, разделу №2 Конституции и другим международным договорам, которые защищают культуру коренных народов. Иногда самое сложное для губернатора – поставить подпись, но в этот раз всё было иначе. Наши коллеги из Черана говорят, что «на нижнем уровне» всё прошло довольно быстро, а на верхнем (юридическом) было намного сложнее.

Губернатор пообещал содействовать реформе статьи 40 нашего штата, где говорится, что для создания автономии необходимо население в 40 тысяч человек; здесь у нас всего около 6-7 тысяч. Было бы немыслимо приобрести статус автономии в течении последующих 20 или 30 лет, должно пройти слишком много лет. Поэтому мы работали над поправкой статьи, чтобы получить большинство голосов (50+1), и убрать препятствия на пути к нашему самоуправлению.

Как Общественный Совет мы назначили 5 человек в законодательном собрании в качестве комитета, чтобы следить за этим процессом, по одному от каждого района. Здесь, в сельской общине, также, как и в других частях Мексики, комитет состоит из председателя, секретаря и казначея; председатель – тот, кто отвечает практически за всё. Когда мы были на заседании, мы сказали: «Господа, мы не хотим быть комитетом». Это была одна из наших самых лучших идей. *Смеётся*. Я помню, мы предложили Совету применить такую же иерархию, как и при самоуправлении, и принимать решения «по горизонтали», потому что, если бы мы были комитетом, государство могло бы вмешаться и заставить председателя комитета подписать соглашения, как если бы нас не существовало. Мы предложили это собранию, и нам ответили: «Если вы думаете, что так будет лучше, то так и делайте». Сначала работой по созданию автономии занимались только помощники, затем, сам Совет стал работать над этим более тщательно.

10 июня 2014 года статья 40 была реформирована при поддержке 29-ти голосов, то есть, все проголосовали за. Теперь нам нужно создать наши уставы, нам нужно составить рабочие таблицы, но все решения будут приниматься не лично нами, а всеми членами будущей автономии сообща. Мы дали им модель Черан-Кери, уникального сообщества Латинской Америки, модель, которую копируют в нескольких странах мира, потому что она исключает коррупцию и преступность. В 2016 году мы совершили две поездки в эту коммуну, чтобы перенять их опыт. Мы только начали работать, у некоторых людей всё ещё есть сомнения, что нам придётся платить налоги, что общественные земли будут экспроприированы. Есть много страхов, и все они обоснованы. Мы переубедили людей, говоря, что именно потому, что мы не хотим платить налоги, что они, также, как и здравоохранение, управление, политика, спорт, дела женщин и молодёжи и др. будут определяться нами, а не государством, мы и создаём автономный муниципалитет.

Деньги, которые выделяются Уйяпану – это также предмет, который нужно анализировать, например, муниципалитету Тетела-дель-Волькан ежегодно выделяется 80 миллионов песо, и всего 5 миллионов было выделено на создание тротуаров и ремонт дорог, это просто немыслимо! Опираясь на перепись населения, мы должны были получить 38 миллионов, но этого не случилось, из-за этого мы не можем решить, стоит ли нам проложить дорогу, отремонтировать мост, который может упасть, возможно улучшить освещение или применить эти деньги на другие нужды; а будучи комитетом мы бы изначально выделили проблемы, на которые потом распределяли бы деньги по секторам; то, что получено для здравоохранения – использовалось бы именно для него, так же и с безопасностью; если у муниципалитета Тетела есть 100 элементов, то у нас только 5.

О безопасности поселения заботятся партнёры Общественной Охраны, «Тигры», которые прилагают для этого огромные усилия, не обладая большими ресурсами, без амуниции, без подходящей обуви и чего-либо ещё. Как автономия, мы предполагаем, что безопасность будет поддерживаться не полицией, а нами, поэтому мы собираемся приобрести средства передвижения, рации и униформу, чтобы дети могли расти в безопасности и с мечтой стать «Тиграми».

Зачем нам это нужно? Проблемы со стороны Единого Командования (государственных органов безопасности) появились во время визита Грако Рамиреса, каждая неделя сопровождалась задержаниями 1-2 человек, в большинстве своём студентов и молодых людей, по подозрению в хранении наркотиков, потому что их рюкзаки выглядели подозрительными, т.к. на самом деле они носили древесину для отопления. Но это был всего лишь предлог для вымогательства. Люди были обеспокоены. Был случай, когда муниципальный помощник с женой возвращались с поля и были остановлены патрульными, которые навели на них оружие. Помощник нёс древесину, которую он срубил для разведения огня на кухне, не для продажи, но их обвинили в обратном. Такие случаи вызывают много недовольства, и поэтому мы сказали, что не хотим групп Единого Командования здесь, они устанавливают свои контрольные точки и получают то, что хотят, а все остальные вынуждены передвигаться в страхе. В то время мы ещё не были организованы, но позже мы подписали соглашения, о том, что мы не хотим видеть их патрули у себя на улицах, не хотим арестов, сказали «или вы уходите, или вам придётся иметь дело с нами». И… они ушли! С октября 2014 года мы взяли на себя обязательства по охране порядка, потому что преступность здесь хоть и небольшая, но всё же присутствует. Были случаи воровства фруктов и животных, поэтому мы назначили начальников блоков, командиров и людей в целом для охраны сообщества.

Как появилась идея создания охраны сообщества?

Соседняя коммуна Тепанго уже имеет свою собственную охрану, на въезде в населённый пункт они установили КПП, 2-3 человека проверяют всех, кто приезжает и выезжает. Главная цельконтролировать приезжающих ночью во избежание краж. Пока всё это обсуждалось – мы ещё не приняли решение по этому вопросу — мы согласились назначить начальников блоков и волонтёров на роль охранников.

Наш помощник носил рацию, которую муниципалитет выдал ему для связи с полицией, он связал её с муниципалитетом Санта-Круз, где также есть общественная охрана. Однажды здесь проезжала машина, с пожилым человеком, который продавал очки, мужчина был напуган, потому что люди Санта-Круз остановили его, и приехал сюда в спешке. А с помощником в свою очередь связались люди из Санта-Круз и сказали, что возможно у нас будет проезжать кто-то на украденной машине и необходимо задержать её. Мы сомневались, стоит ли нам вмешиваться, но в итоге проверили машину и разрешили испуганному старику уехать. Когда мы вернулись в офис, то стали рассуждать: «Что если бы машина всё-таки была угнанная? Мы могли бы остановить её! Что нам нужно? Больше раций, а также нужно создать пропускные пункты».

С этого момента мы созвали общественное собрание и людей, представляющих Общественный совет. Ещё до того, как он был сформирован, его члены были частью Совета Координации Общественной Охраны, который отвечал за логистику и организацию. Основным направлением была проверка выполнения работы партнёров. На каждый район было назначено по два человека, и они постоянно менялись, и мы их обеспечивали кофе и едой.

Но вскоре правительство обвинило нас в создании групп самообороны, и началось огромное давление с их стороны, они говорили: «Если вы продолжите, мы вас арестуем». Начались репрессии, и мы приостановили свою деятельность, но у нас остались рации. Люди остаются на связи с охранниками, их знают и уважают.

— Почему «Тигры»?

Когда нашему помощнику выдали рацию, ему сказали придумать название, чтобы разместить его в коммуникационной сети. Он не знал, что выбрать, тогда человек и Тетелы сказал: «Я буду «Сокол», другой сказал «Молния», а наш сказал: «А что, если Тигр?». И вместе с другими волонтёрами они стали называть себя «Тигры» и стали известны под этим именем. Теперь люди встают, когда слышат о них, потому что знают, что в их работу не вовлечены деньги, нет коррупции, есть только обязательства, которые они приняли на себя, и за это их считают хорошими людьми.

Кроме всего этого, Совет осуществляет функции правосудия. Когда кто-то поджигает мусорный бак или мусорит, мы посылаем к ним людей и говорим: «Вы вели себя неправильно, вам нужно исправить то, что вы натворили».

— Итак, ваша система правосудия рождается из этики и разрешения конфликтов по взаимному согласию, а не через наложение наказания или уголовный кодекс?

Да, именно так. Нам говорили: «Дайте нам шансмы не подумали, пожалуйста проявите терпение к нам». Мы знаем, чем живут люди и отвечаем: «Организуйтесь., и исправьте то, что вы сделали, при этом будет присутствовать наблюдающий». Вопрос самообороны пока поставлен на паузу, но «Тигры» продолжают свою деятельность. Если мы добьёмся автономии, комитет или совет «Тигров» скорее всего будет исполнять функции Верховного Суда и заботится таким образом о безопасности.

— Совершались ли репрессии в отношении самоуправляющихся групп охраны людей и территории?

Послания государства были очень ясными и сильными, особенно по отношению к нашему помощнику, которого каждый раз вызывали в город Куэрнавака. Его очень критиковали, и не только его, они стали указывать на всех нас, на Совет. Губернатор сказал, что он не позволит организовать ещё одну ячейку вооружённого восстания, иначе нас ждёт серьёзное наказание. Служба безопасности и разведки Морелоса начала расследование, мы не настолько глупы, чтобы продолжать рисковать или ждать задержаний, или ждать пока они сфабрикуют дела против нас.

*Сообщество Уйяпан в настоящее время проводит различные мероприятия по повышению информированности, ожидает запрос на проведение прямого голосования, которое необходимо для установления автономии. В начале 2017-го года они создали общественное радио, которое работает на частоте 105.5 FM.

Источник