Революционный анархизм

Между восстанием и коммуной

перевод анархия сегодня

Анархистское движение стоит на перепутье. Интерес к нашим идеям растет, и коллективы по всей Северной Америке продвигаются вперед с новыми проектами и попутно борются с фашистской угрозой. Но многим из нас стало ясно, что наша старая тактика может принести нам лишь частичный успех. Если мы хотим достичь своего истинного потенциала, мы должны извлечь уроки из нашей истории. Настало время преодолеть старое разделение между повстанческим и социальным анархизмом. Новое анархистское движение должно объединить лучшие элементы радикальной традиции в единую силу для революционных перемен. Новое анархистское движение должно быть массовым движением с силой, чтобы свергнуть эту разлагающуюся систему. Наш долг — это не только бороться, но и побеждать.

Нельзя отрицать, что анархизм не обладал бы той платформой и престижем, которые он имеет в настоящее время, без героической борьбы повстанцев последних двух десятилетий. Наряду с движением сапатистов битва в Сиэтле снова вывела анархизм в центр глобального внимания. Столкновения на крупных мероприятиях и конференциях, привлекли новых людей в движение и вызвали разговор о разрушительной природе капитализма и глобализации на более широкую общественность. Однако в конечном итоге эти конфронтации приобрели предсказуемый характер, которые силы государственной безопасности легко сдерживают. Более того, повстанческий анархизм в основном охватывал небольшие социальные круги. В то время как, структурные факторы сыграли важную роль в ограничении возваний анархизма в 1990-х и начале 2000-х годов, наша культура и замкнутые перспективы также не позволили нам охватить более широкую аудиторию. Мы не можем просто повторить этот самоограничивающий подход и ожидать на этот раз лучших результатов. Возраждающееся повстанчество, при отсутствии в иных практиках, не может продвинуть нас вперед.

Кризис 2008 года открыл новые возможности для движения. В результате восстания в 2008 году в Греции быстро последовало арабское восстание 2011 года. Эти восстания продемонстрировали как потенциал, так и пределы полу-спонтанной, массовой мобилизации, предоставили образцы таких движений как «Оккупай» и занимания площадей. Опять же, анархистская политика и практика играли ключевую роль в этих движениях. Многие из сегодняшних анархистов пришли в движение через “Оккупай”. Но многие участники скажут вам, что у «Оккупай» и у его схожих практик было много недостатков. Основанные на согласии общие собрания часто подавляли инициативу, чем поощряли; движения сопротивления, коренящиеся в том или ином конкретном сообществе, в конечном итоге оказались под контролем адиозных активистов. Импульс неизбежно истощался а репрессии успешно подавили «Оккупай».

Даже там, где «спонтанные революции» успешно свергли правительство, как в Тунисе и Египте, они не были способны вызвать более широкие социальные перемены. В тот момент когда сила была на улицах, не было действующих социальных структур или организаций, способных ликвидировать государство и построить новое общество. Тунисские и Египетские революционеры не виноваты в ошибках 2011 года. Но мы обязаны учиться на их опыте. Если массовое восстание произойдет сейчас в Северной Америке, мы, вероятно, столкнёмся с теми же проблемами. При отсутствии альтернативной силы первоначальный революционный подъем будет скомпрометирован или поглощен мощными, организованными институтами, такими как армия, спецслужбы или Демократической партией.

Социальные анархистские проекты, начиная от «Еда Вместо Бомб» до сетей солидарности, также внесли большой вклад в анархистскую практику. Засчёт их мы построили доверительные отношения и укрепили связи с нашими соседями, демонстрировали на практике наши послания и помогали нашим братьям и сестрам выживать в капиталистическом обществе. Но эти проекты – долгосрочные, требующие многих часов работы и часто за пределами своих локальных сообществ добиваются лишь малого внимания к себе. Кроме того, часто было трудно обозначить связь между нашими различными проектами и объяснить, как они взаимосвязаны с нашей общей идеей. Социальный анархизм также вносит свой вклад в движение, но он не может существовать самостоятельно и отдельно от всех.

Нынешняя эпоха, это та в которой снова возможен массовый анархизм. Нам не нужно разбавлять наше видение, смягчать наши идеи или заниматься мелкими политическими манёврами, чтобы предрасположить людей на нашу сторону. Людей привлекает анархизм и анархические идеи именно из-за нашего отказа идти на компромисс в борьбе за свободу. Конечно, мы можем улучшить наши воззвания и тем самым охватить более широкие слои рабочего класса. Но кроме более новых посылов, нам нужна новая модель и набор практик, которые смогут продвинуть наше движение за пределы нынешнего тупика. Некоторые из наших товарищей уже развивают эти практики. Главное – связать их в единую стратегию.

Наша цель должна заключаться в том, чтобы превратить все сообщества в опорные пункты анархического движения. Эта стратегия базируется на трех основных принципах:

1. Общественная самооборона
2. Общественное самоуправление
3. Взаимопомощь и общественная солидарность

Без самообороны, автономное пространство не выживет. Без самоуправления общество не сможет взять под контроль свою судьбу. Без взаимопомощи и солидарности злоключения капиталистической жизни изнурят как бойцов так и представителей сообществ. Объединяя эти три практики, со смелыми, прямыми действиями повстанческого анархизма обеспечивается путь вперед.

И «Черные пантеры», и CNT-FAI пользовались успехом, потому что они одновременно применяли революционную, повстанческую тактику и социальный подход, ориентированный на массовое движение. Когда эти два элемента их стратегии были разорваны, как при расколе между социал-демократами и повстанцами в пантерах, их мощь быстро зачахла. Движение без базы не может долго существовать. Движение без зубов не имеет способности совершать реальные изменения.

По мере того как мы создаём народную силу, нам необходимо постоянно подчеркивать как повстанческие, так и социальные аспекты нашего движения. Например, такие проекты, как Portland’s Anarchist Road Care, прекрасно дополняют это текстом:  Мы — являемся людьми, которые борются с фашистами и людьми, которые заботятся о сообществе. Это, конечно, всегда было частью анархической практики. Но явное и последовательное следование этой связке позволяет создать больше предпосылок для симпатий к повстанческих элементам анархического движения в наших сообществах. Это также продемонстрирует, что мы серьезно относимся к проекту освобождения и готовы жертвовать ради свободы.

Успешное осуществление этой стратегии означает достижение баланса между потребностями культуры безопасности и неоспоримыми преимуществами открытой, ориентированной на массы организации. В то время как группа из десяти обученных бойцов часто более эффективна, чем тысячи разрозненных людей, лучше иметь сотни обученных товарищей, чем десять участников элитного кадрового состава. Даже самый способный антифашистский боец может быть подавлен десятью полицейскими, но тысячную толпу антифашистов почти невозможно остановить. Хотя нам следует продолжать подготовку к эффективным действиям в небольших группах, в то же время мы должны распространять идеи и навыки самообороны и на наши сообщества в целом. Отсутствие надлежащей подготовки бойцов крайне опасно, но при этом позволяет бойцам изолироваться от более широкого сообщества.

Наша конечная цель должна заключаться в создании сети коммун или освобожденных районов с возможностями защищать, руководить и обеспечивать себя. Восстание и революция не должны быть особой собственностью небольшой группы активистов, а целью всех сообществ. Блок за блоком, сообщество за сообществом, мы будем строить революцию с нуля. Когда появится возможность, мы будем иметь опыт и структуры, необходимые, для управления и обеспечения себя без государства.

Можно ли представить себе район или город, в котором преобладает анархическое движение? Безусловно. Так было в Экзархии уже много лет. Несмотря на то, что курдское движение не было явно анархическим, Курдское движение в Восточной Турции и сирийский Курдистан добились невероятных успехов в сопротивлении низов. Критический вопрос заключается в том, как привлечь обычных людей к их собственному освобождению. Это важное мероприятие, и может показаться пугающим думать о том, как мы можем играть роль в том, чтобы это произошло. Там где вы находитесь возьмитесь за проект, с которым вы можете справиться, чтобы удовлетворить потребности сообщества. Даже несколько человек могут начать тренировки по самообороне, найти способы накормить людей или производить мониторинг полицейского произвола. Связывайтесь с единомышленниками, называют ли они себя анархистами или нет. Делайте то, что необходимо, чтобы привлечь внимание людей и вдохновить их на мысль о том, что они могут освободиться. Не разочаровывайтесь при неизбежных  неудачах и провалах. Мы в этом деле надолго. Но если наше движение может начать делать то, что нужно для создания  основ взаимовыручки, мы можем обнаружить, что час расплаты прибывает раньше, чем мы могли себе представить.

источник