Революционный анархизм

Насколько опасен современный повстанческий Анархизм?


a2day начинает цикл статей посвящённых истории и развитию Неформальной анархической федерации (НАФ). Нижеследующая публикация предлагает вниманию читателя анализ деятельности повстанческих анархистов на основе полицейских исследований в период с 2003 по 2018 года:

Насколько опасен современный повстанческий Анархизм?

Несмотря на то, что джихадистские и праворадикальные политические действия затмили собой повстанческую деятельность анархистов она была и продолжает расти по всей Европе.

Обделённые вниманием, повстанческие анархистские ячейки по всей Европе начали 2018 год довольно живо. Это соответствует последовательному росту повстанческой анархистской деятельности на Старом Континенте в последние годы. Хотя, в то время как правоохранительные органы были довольно плодовиты в устранении ячеек и задержании насильственных анархистов, аналитики и ученые, похоже, отстают. Несмотря на это, повстанческий анархизм по-прежнему представляет серьезную, опасную угрозу для Европы и, вероятно, будет продолжать делать это в ближайшем будущем.

Современные повстанческие анархисты: кто они и чего хотят?

Попытка дать определение анархизму, которое включает в себя все его – иногда весьма радикально – различные тенденции и аспекты, является непростой задачей. Как красноречиво говорит об этом анархист Боб Блэк, «называть себя анархистом – значит вызвать отождествление с непредсказуемым набором ассоциаций, сочетаний, которые вряд ли будут означать одно и то же для любых двух людей, включая любых двух анархистов.»

Если это верно в отношении классического анархизма, то же самое можно сказать и о современном анархизме. В любом случае, предоставление исчерпывающего определения (современного) анархизма выходит за рамки данной статьи, в которой основное внимание уделяется конкретному сегменту современного анархистского движения, а именно повстанческому анархизму.

Современный повстанческий анархизм – это экстремистская идеология, которая оправдывает использование незаконных и насильственных действий для ускорения революционных восстаний. Излишне говорить, что эта идея тесно связана с концепцией “пропаганды действием” – идеей, теоретизированной анархистом Пьером Бруссом в 1877 году, которая поначалу характеризовала классический анархизм, а позже была взята на вооружение террористическими организациями различного идеологического характера. В двух словах он утверждает, что акты политического насилия, осуществляемые подпольными организациями, могут быть использованы для просвещения масс и прокладывания пути к революции. Таким образом, повстанческие анархисты крайне критически относятся к любому анархистскому движению, которое не предпринимает прямых действий. Точно так же они отвергают любую идею борьбы, предполагающую создание формальных организаций или революционного авангарда- особенности, которые подразумевают авторитарный и / или бюрократический механизм внутри революционных движений.

НАФ и Международный революционный фронт

Среди работ, которые в основном повлияли на современный повстанческий анархизм, можно назвать книгу «La Gioia Armata» (Вооруженная радость), изданную в 1977 году итальянским анархистом Альфредо М. Бонанно. Аналогично, именно на Итальянском полуострове современный повстанческий анархизм обрел новую динамику за последние два десятилетия.

Логотип Неформальной Анархической Федерации (НАФ)

Переломным моментом стало появление в 2003 году Federazione Anarchici Informale (НАФ – Неформальная анархическая федерация). НАФ лучше охарактеризовать как свободную сеть, “хаотичную и горизонтальную организацию, без лидеров, руководителей или центральных комитетов, принимающих решение”. Долгосрочная цель НАФ – общество, свободное от капитала и государства, общество, «где не существует эксплуатации людей над людьми и людей над природой». Таким образом, революционная деятельность направлена на то, чтобы ускорить распад западного, капиталистического общества в том виде, в каком мы его знаем. Наряду с этой конечной целью солидарность с товарищами-революционерами, особенно с теми, кто содержится в тюрьмах, является еще одним ключевым моментом среди анархистов. Заявления, названия ячеек и нападения часто посвящены товарищам находящимся в тюрьмах. Кроме того, кризис беженцев, социально-экономический кризис, экологические проблемы и деятельность правых экстремистов стали дополнительными факторами анархистских усилий.

Далекий от того, чтобы быть единичным знамением в густонаселенном анархическом мире, НАФ расширился, чтобы вскоре включить больше групп и ячеек, чем первоначальные четыре. Предполагаемые международные связи с греческой анархической организацией Заговор огненных ячеек (ЗОЯ) были доказаны, в 2010 и 2012 годах, после того как итальянская полиция арестовала нескольких участников НАФ. В рамках своих международных усилий НАФ способствовал созданию Fronte Rivoluzionario Internazionale (IRF- Международный революционный фронт; в переводах на русский известен ещё как ИРФ- Интернациональный революционный фронт ) в 2011 году. Под эгидой Неформальной анархистской федерации / Международного революционного фронта (FAI – FRI) ячейки и организации анархистов за последние годы совершили десятки нападений в таких странах, как Греция, Италия, Великобритания и Испания, а также за рубежом, например в Чили и Мексике.

Нынешние действия, события и тенденции анархистов

Неудивительно, что действия повстанческих анархистов редко попадают на первую полосу.

Даже сомнительно, что более широкая европейская аудитория вообще обращает внимание на анархистскую деятельность в виду её затмевания в основных средствах массовой информации более впечатляющими атаками джихадистов. Если анархистам не удается привлечь внимание общественности, то еще больше можно сказать об аналитиках и ученых. Повстанческий анархизм, действительно, является малоизученным явлением, которое в настоящее время затмевается не только джихадизмом, но и правым экстремизмом. Чтобы прояснить этот недостаток внимания, необходимо сказать несколько слов об анархистских методах действий. Традиционно фирменным стилем анархистов были в основном самодельные взрывные устройства (СВУ) и самодельные зажигательные устройства (СЗУ). Кроме того, саботаж и стрельба представляют собой менее частые способы действий. Что касается целей, то выбор анархистов является гораздо более разнообразным, поскольку включает правительства, дипломатов, правоохранительные органы, деловые круги, средства массовой информации и частных лиц. Эти наблюдения относятся к периоду с 2003 года (создание НАФ) по 2016 год (последний доступный год в глобальной базе данных по терроризму).

Предыдущие анархистские формы, тем не менее, не отличаются от текущих. Тем не менее, несмотря на такое разнообразие целей и видов оружия, анархистский терроризм обычно характеризуется низкой интенсивностью нападений и, таким образом, редко приводит к жертвам или серьезному материальному ущербу. Даже при проведении целенаправленных операций анархисты вполне могут воздержаться от убийства жертвы. Это касается, например, действий против Роберто Адинольфи, старшего исполнительного директора Ansaldo Nucleare, поставленного на колени в Генуе в 2012 году участниками НАФ. Хотя это, несомненно, удачная особенность, низкая интенсивность анархистских нападений лишила повстанческих анархистов внимания средств массовой информации и, в меньшей степени, интереса аналитиков и ученых к анархистской террористической деятельности. Тем не менее в области повстанческого анархизма происходят некоторые интересные события, заслуживающие дальнейшего внимания.

Отчеты о террористической ситуации и тенденциях (в период с 2007 по 2017 год), Европол

Начнем с того, что анархистская подрывная деятельность в Европе снова на подъеме. К концу прошлого десятилетия такая деятельность значительно увеличилась, достигнув своего пика в 2010 году, когда было успешно проведено 45 атак. В число целевых стран входили Греция, Италия, Испания (традиционно это страны, наиболее затронутые повстанческим анархизмом в Европе), а также Австрия и Германия. После этого, в результате задержания нескольких анархистов, число нападений последовательно сокращалось (исключая кратковременное возобновление в 2013 году), достигнув как минимум 13 в 2014 году. С тех пор нападения стали происходить еще чаще в 2015 и 2016 годах. Эти тенденции легко прослеживаются в докладах Европола о террористической ситуации и тенденциях за последние десять лет. Несмотря на то, что на 2017 год еще нет отчета или базы данных, создается впечатление, что положительная тенденция может быть подтверждена снова. Тщательный анализ раздела SITE Intelligence Group «Крайне правая / крайне левая угроза» показывает, что анархистские ячейки заявили о десятках атак низкой интенсивности в Греции, Германии и Италии. Кроме того, 2018 год начался довольно оживленно, поскольку повстанческие анархисты совершили несколько нападений в вышеупомянутых странах. Также, это последнее оживление повстанческого анархизма происходит в то же время, что и всплеск правых экстремистских политических партий и уличных движений. Неудивительно, что анархисты совершали нападения на этих правых политических деятелей.

Еще одно интересное развитие касается нарратива и мотивации анархистов. Это развитие, которое в настоящее время наблюдается в текущей деятельности повстанческих анархистов по всей Европе, в частности, в первом квартале 2018 года. Начиная с 20 января, европейские анархисты проводят атаки в знак солидарности с Партией Курдского демократического союза (PYD) и ее вооруженным крылом YPG против военной операции Турции «Оливковая ветвь», тем самым отзываясь на «призыв» анархистов из Африна. Более того, после первоначальной череды атак по всей Европе анархистские сайты опубликовали список целей. В этот список вошли европейские оружейные компании, которые связаны с военными операциями в Африне. Другие желательные цели идентифицируются с турецкими дипломатическими учреждениями, а также “турецкими фашистскими идеологическими институтами”, такими как Türkisch-Islamische Union der Anstalt für Religion (DITIB – Турецко-Исламский Союз Религиозных Дел), который уже неоднократно подвергался нападениям со стороны немецких анархистов.

В целом, дело PYD-YPG – т. е. создание курдской Федерации на севере Сирии, цель, которая сама по себе теоретически не вполне соответствует мировоззрению анархистов – поднимает некоторые актуальные вопросы в отношении нынешней и будущей направленности повстанческого анархизма: является ли это участие спонтанной солидарностью или попыткой расширить нарративный и идеологический спектр, чтобы избежать еще одного «отступления» после того, которое произошло в начале десятилетия? Приведет ли это участие к увеличению призывов и, соответственно, росту числа отозвавшихся и подрывных операций? Станут ли анархисты новым авангардом левого боевого активизма? Если да, то произойдет ли значительный качественный и/или количественный скачок в таких операциях или они будут по-прежнему носить сдержанный характер? Ответить на эти вопросы крайне сложно. Как аналитики, мы, безусловно, должны позволить, простым предположениям уступить место более фактическим и точным исследованиям. Тем не менее, отмеченное выше внутреннее разнообразие анархистских организаций и ячеек, антииерархический характер анархического экстремизма и связанные с этим трудности в получении четких доказательств делают чрезвычайно сложной задачу практической и достоверной оценки появления широкого, последовательного и долгосрочного курса действий среди повстанческих анархистов в Европе. Скорее всего, дальнейшие события в ближайшем будущем помогут разгадать эту загадку.

Сложные отношения: анархизм и технологии

Стоит сказать несколько слов о сложных отношениях между технологиями и анархистами. С одной стороны, анархисты в значительной степени полагаются на технологии (такие как Интернет, компьютеры и смартфоны) и извлекают из них выгоду, но они также все более критично относятся к ряду новых технологий. Анархисты, в частности, четко выразили свой антагонизм к таким технологиям, как системы распознавания лиц, робототехника, синтетическая биология и нанотехнологии. Рассматривая их как дополнительные инструменты в распоряжении «хозяина», анархисты считают, что они снова служат для эксплуатации и подавлению масс, а также способствуют разрушению и загрязнению планеты.

Насколько нам известно, неясно, начали ли повстанческие анархисты совершать саботаж и / или нападения на символические цели, связанные с такими технологиями. Тем не менее, мы находимся на грани четвертой промышленной революции с такими технологиями, как аддитивное производство (или 3D-печать), которые могут революционизировать средства и отношения производства. Поэтому разумно полагать, что эта позиция анархистов со временем может обостриться, что может привести к более агрессивному поведению, если не к длительной насильственной кампании, против таких технологий – в том же духе, что и кампания Красных бригад против компьютерных технологий в 1980-х годах.

Что же теперь: ближайшее будущее повстанческих анархистов и последствия для безопасности

Повстанческий анархизм возник, чтобы стать, по-видимому, одной из самых опасных не связанных с джихадизмом, террористических угроз в некоторых европейских государствах, таких как Греция или Италия. В краткосрочной перспективе он, вероятно, останется таким, учитывая набранный импульс. Позвольте нам, однако, очистить воздух от потенциальных преувеличений: несомненно, повстанческие анархисты даже отдаленно не способны представлять экзистенциальную угрозу для европейских государств и вряд ли они могут поставить под угрозу социальный мир. Тем не менее, они будут представлять неприятное явление до тех пор, пока они продолжают нацеливаться на частный бизнес и государственные учреждения. Кроме того, нельзя априори исключать вероятность того, что атаки анархистов станут более изощренными, учитывая, как отмечал Ариэль Кох, “существование фронтов вблизи западной Европы, таких как Сирия и Украина, где различные (…) анархисты и антифашисты могут легко перемещаться, присоединяться к боевым силам и обучаться.”

В то время как повстанческих анархистов может будет трудно искоренить, продолжение разбивания анархистских ячеек, мониторинг, а также препятствование анархистской деятельности в Интернете и более глубокое понимание современного повстанческого анархизма, безусловно, должны способствовать сохранению как можно более низкой угрозы.

источник, перевод Анархия Сегодня

Дополнительные материалы к записи:
1) Боб Блэк. Моя проблема анархизма http://www.spunk.org/texts/writers/black/sp001644.html
2) Профиль Неформальной анархистской федерации в Италии https://ctc.usma.edu/a-profile-of-the-informal-anarchist-federation-in-italy/
3) Открытое письмо анархистскому и антиавторитарному движению (2003) https://anarhija.info/library/italy-open-letter-to-the-anarchist-anti-authoritarian-movement-2003-en
4) Альфредо Бонанно. Вооружённая радость https://a2day.net/wp-content/uploads/2017/12/nanojah.pdf
5) «Rain & Fire» – заявление британской ячейки FAI https://fireonthehorizon.noblogs.org/post/2017/07/15/rain-fire-statement-from-a-uk-fai-sector/
6) Краткая история Заговора огненных ячеек (ЗОЯ) https://a2day.net/ryitsari-pyilayushhego-banka/
7) «Не говорите, что нас мало» – заявление итальянского FAI https://325.nostate.net/2011/09/02/do-not-say-that-we-are-few-statement-from-the-italian-fai/
8) Глобальная база данных терроризма по атакам анархо-повстанцев https://www.start.umd.edu/gtd/search/Results.aspx?chart=weapon&casualties_type=b&casualties_max=&start_yearonly=2003&end_yearonly=2016&dtp2=all&region=8&perpetrator=3367,30085,3159,30087,40346,40364,40523,40379,20047,10077,2453,10078,20048,20049,30089,10079,2226,20135,20500,30271,20203,40060
9) Вооружённое нападение на CEO Ansaldo Nucleare Роберто Адинольфи https://a2day.net/vooruzhyonnoe-napadenie-na-ceo-ansaldo-nucleare-roberto-adinolfi/
10)  Срочное послание товарища-анархиста из Африна https://insurrectionnewsworldwide.com/2018/01/22/rojava-urgent-message-from-an-anarchist-comrade-in-afrin/
11) Технология и Анархизм https://theanarchistlibrary.org/library/anonymous-technology-and-anarchism
12) 325, анархистский проект контр-информации и подрывной критики https://325.nostate.net/library/325_11.pdf