Новости

О восстании 14 и 18 декабря в Буэнос-Айресе

Ярость бьющая через край

Нужно уточнить, что многие из тех, кто нашёл повод участвовать в восстаниях четверга 14-го и понедельника 18-го декабря, не были там, для того чтобы остановить пенсионные реформы, поддержать законные меры, тем более защищать права граждан. Мы были там для всего, мы были там для ничего.

Я не был там отвергая пенсионную реформу, потому что я отвергаю реформы, потому что я отвергаю все законы. Я не был там для пенсионеров, потому что я ненавижу, что жизнь без работы и право на досуг дается только тогда, когда появляются обильные морщины и трескаются кости.

Я был там, потому что хотел быть там. Ради ненависти к полиции и всей власти. Обязательно ли мне все говорить? Что я пытаюсь сломать формы нормативных отношений служащих для создания других? Что я стремлюсь развить и расширить собственные возможности для самоопределения моих желаний? Вам нужно больше? Страдания, деньги, голод, смог, фабрики, скука, догмы, наркотики, политика, политики, долги, обязанности, работа, школа, одним словом: государство, капитал, власть … Это нужно было сказать?

В то же время и в том же месте

В эти два дня мы встретились лицом к лицу, с полицией, строили баррикады, зная, что на следующий день все будет так же, как и раньше, но тот момент, который был прожит, был одним из тех, которые появляются в восставших умах у спящих.

Среди товарищей и автономных, самоораганизованных людей с сильной ненавистью к полиции, мы вступили в конфронтацию и сопротивлялись полицейскому нападению, были подожжены автомобили и контейнеры, разбиты плитка, стекло и фасады; стены были расписаны фразами против государства, правительства а, также напоминаями о товарищах Рафаэле и Сантьяго; были скоординированы спонтанные атаки, были импровизированы баррикады и запускались молотовы; были атакованы лакеи государственных СМИ; тем, кто задыхался слезоточивым газом, а также раненым помогали одни и те же протестующие; на некоторые здания были совершены налёты; мы прыгали и пели против полиции, а также чтобы все губернаторы ушли и не возвращались; мы видели превосходную организацию боя и отличную повстанческую способность, которая не была заранее спланирована. Жизнь предстала проблеском неповиновения и видимостью переполненной ярости.

Всегда на нашей собственной стороне, а не на стороне левой партии, мы пережили моменты, которые останутся самыми красивыми и напряженными в нашей жизни, а не розовой красотой, красотой со всеми ее сложностями, со слезами и печалью, с дикой радостью и напряжением, большим напряжением.

Сегодня как и вчера мы были там, обостряя конфликт

Без анализа, сравнивающего восстания 2001 года с тем, что произошло сейчас в течение этого декабря 2017 года, и не ища плюсов и минусов, чтобы обострить этот конфликт или предложить определенные формы организации, чтобы не отказываться от неудач прошлого, мы возрождаем память и принимаем неудачи.

Провал 2001 года, вероятно, будет воспроизведен в этом процессе псевдожизни (если возможно, это не было бездействием “народа” при одобрении реформ), но более того, возможно, все бунты или все восстания, даже лучше организованные, с прочными основами и акцентированными проектами, целью которых является организация общественной жизни, потерпят неудачу.

Мы не возлагаем надежды на общество и его способность бунтовать, даже отказываемся от ложной надежды на то, что народ может жить без правительства, мы не стремимся к консолидации или новым условиям народной организации, таким как те, которые были задуманы в 2001 году.

У нас есть множество причин искать и порождать конфликты в обществе. Мы предлагаем разрушение и распространение хаоса во всех его проблесках. Мы хотим восстания против всех учреждений, зная, что это не принесет с собой ответов или решений для этой жалкой формы жизни, с которой мы сталкиваемся.

Не дожидаясь следующего великого проявления, анархическое восстание подталкивает к постоянству

Борьба с полицией является одним из многих свершившихся фактов, если мы хотим жить своей жизнью, свободной от аппаратов господства. Быть там в этом конфликте, помимо развлечения, необходимо как для демонстрации коллективной силы, так и для индивидуального удовлетворения.

Но призыв поступил, с другой стороны, со стороны, которая сочувствует анархистам только тогда, когда им это выгодно. И это неприятная мотивация быть мотивированными предложениями от других, особенно когда у нас есть творческий потенциал и решимость с нашей стороны.

Мотивация может быть предвзятой, не иметь решающую и резкую способность для обострения в моменты накала, и когда толпа не соотвествует этому, появляются аффинити-группы, не забывающие, что мы всегда можем рассчитывать на нашу индивидуальную способность.

Нет ответов или решений только слова, которые утверждают, что это действие

Этот небольшой и неполный анализ является кратким и неполным релизом того, что произошло в наши дни, а что нет. В то время как нас тяготит вес мучений из-за товарищей, которые остаются в тюрьме по этой самой причине, мы берем несколько минут, чтобы поразмыслить, потому что восстание нуждается во всем, кроме фундаментальных анализов об анархии, которые слишком много говорят, но никогда не действуют, и никогда не говорят о гневе … которого всегда в избытке, который всегда вспыхивает.

Наше проецирование будет продолжать поддерживать наши убеждения, не впадая в угнетающие фундаментализмы или дешевые популизмы, и вы знаете: анархисты были там, с пониманием, что мы последовательно идем с чёрным декабрём и с нашими падшими товарищами всегда присутствующими; мы были за все самое важное. За все, чего мы хотим, не прося ни о чем.

Пусть ярость расширяется и продолжает переполняться!

25.12.2017

(источник, перевод Анархия Сегодня)