Новости

Чили: памяти анархиста


8 лет назад, 22 мая 2009 года, анархист Маурицио Моралес погиб, устанавливая бомбу в школе тюремных охранников в столице Чили Сантьяго. Бомба взорвалась преждевременно, и забрала с собой анархиста. Прошло восемь лет, но его товарищи всё еще помнят о нем и проводят акции памяти. Довольно радикальные, надо сказать. В этом году, например, в Чили развязались уличные бои с полицией. Баррикады, коктейли Молотова… Ниже – несколько разных акций памяти Маурицио Моралеса.

“Пока огонь горит…”

Первые часы 22 мая 2009 г. Спокойствие и прохлада, без посторонних глаз. Из окрестностей района Матта в столице Чили вырисовывается силуэт парня в черном. Он крутит педали и постепенно приближается. Остановился, опустил рюкзак. Но внезапно – сноп света и неистовый удар. По дорогам старого квартала раздается грохот взрыва.

Так погиб 27-летний Маурисио Моралес Дуарте. Участник сквота “Сакко и Ванцетти”, панк-группы и разных других анархистских проектов столичного региона. Он лежит посреди улицы. Словно аура прощания, его тело обернул пороховой след, а рядом с ним – револьвер 32-го калибра с единственным патроном. До цели подрыва – жандармской школы – оставались считанные метры…

С того рассвета минуло 8 лет, но свободолюбивые идеи и дела Моралеса по-прежнему освещают ночь, а его смех всё еще звучит эхом в учащении пульса, социальной войне и конфликте с властью. С четкой целью уничтожения последнего бастиона тюремного общества, пока не появится вольная земля без всякого господства.

Антисоциальный, но чрезвычайно общительный и чуткий с окружающими, Маури принял огромный вызов, намечая длинную дорогу жизни, ища и открывая тропы, отрицающие власть в любой форме, будь то дружественной или брутальной. По его словам, “жизнеспособность анархии именно в том, чтобы перестать быть удобоваримым продуктом и быть противоположной: острым, колющим ударом системе”.

Это желание жить, эти выборы и решения, несомненно, привели его к хождению на грани смерти, но прежде всего они были сделаны, чтобы жить так, как ему действительно хотелось. Маури решил жить в войне, и даже если не всё в радость, у его товарищей остается ужасная гордость за этот пройденный путь.

“В понедельник, 22 мая, прервав обычную гражданскую жизнь района Матта, мы собрались вместе с нашими товарищами, чтобы вспомнить Маурисио Моралеса, “Punky Mauri”. Встретились на той же улице, где компаньеро погиб, когда бомба, которую он нес в школу тюремных надзирателей, преждевременно взорвалась.

Мы хотели заполнить это пространство смерти черной жизнью, тем пространством, в котором Власть и ее неутомимые лакеи выставляли напоказ тело Маури, пытаясь распространить ужас и поражение, используя привычную хореографию полиции и медиа.

Прошло 8 лет, и Маури наслаждается отличным здоровьем в самых черных сердцах; тот факт, что большинство присутствовавших товарищей никогда не знали его, является свидетельством действительности его идей/практик и конкретного воплощения плода памяти, который материализовался в многообразные формы на протяжении многих лет: плакаты, песни, баннеры, муралы, наклейки, акции, баррикады, книги и все остальное, что способствовало коллективизации идей кое-кого, кто идентифицировал себя как “анархистский подмастерье”.

Место было заполнено анархистской пропагандой, музыкой, которую он так любил, разделяя моменты, полные смеха, ошибок и уроков; также товарищи читали его записи с другой стороны стены, перед полицейским присутствием все наблюдали издалека, ожидая наших действий, в то время как школа тюремной охраны была тяжко защищена бронированными машинами.

Мы покинули это место вместе, как группа, и когда прибыли на проспект Матта, возле станции пожарной охраны, ее члены начали оскорблять и атаковать нас, одновременно призывая полицию прийти и взять нас (что они вскоре и сделали). Пожарные избили и задержали нескольких товарищей, чтобы они могли быть переданы полиции, выполняя историческую роль угнетателей, пытаясь изобразить себя в качестве каких-то жертв.

Следует подчеркнуть, что четверо арестованных не поддались пораженчеству или покорности и продолжали сражаться до конца; даже несмотря на то, что их было больше, они отказались сдаться. На следующее утро все вернулись на улицу.

Куда горячее было в столичной академии в четверг: зажигательная смесь, баррикады, пиротехника, звуковые бомбы, не говоря уже о листовках против жандармерии и большом полотне, где говорилось: “За распространение хаоса, стремись жить анархией, Punky Maury присутствует”. Бои транслировались в прямом эфире по телевидению, журналист связал их с теми недавними студенческими волнениями в Сантьяго, однако сами участники заявляют, что ничего общего с ними не имеют, ибо акция посвящается вполне конкретной персоне и это предельно ясно выражено плакатом. День завершился без раненых или задержанных. Публикуем красивое замедленное видео с горящим возле тамошнего лицея броневиком в предыдущий день.

“Речи, поднимающие мир и интеграцию, приспособили социальную борьбу, быстро продвигая к институциональности, криминализируя прямое действие и порождая новый менталитет в гражданском стаде, молчащем и наблюдающем в соучастии с эксплуатацией. Мятежники, принявшие участие в организации своих районов и близких, непрерывно зажигают пламя восстания. Мы не должны позволить институциональным сетям власти захватить этот потенциал, превращенный в огонь. Сила слов неоспорима пока есть действия, чтобы поддержать их, война перманентна, и наша дорога – бунт. Исключенные из их мира, мы строим свой из его пепла”.

Источники:

Народная Самооборона

Беспартия