Музыка

Песни Джо Хилла

mctym113sasДжо Хилл (1879 — 1915) — американский поэт шведского происхождения, рабочий, борец за права трудящихся, революционер, участник профсоюза «Индустриальные рабочие мира».

Джо Хилл никогда не писал своих стихов и песен, сидя за письменным столом или роялем. Он скирдовал сено и плавал на судах, рыл землю и убирал городской мусор, добывал медную руду и разгружал баржи, валил лес и стоял у плавильных печей. Наверное, именно поэтому его стихи так легко и органично принимались людьми труда. Их пели в колоннах демонстрантов и в рабочих пикетах, с ними шли на праздник и выходили на стачку. Его песни походили на него самого — бодрые, жизнерадостные, веселые. В материалах его ареста и осуждения много загадочного, что, наверное, никогда уже не станет явным.

Он научился играть на фортепьяно, гитаре и скрипке и сочинял песни, которые поддерживали самых бедных рабочих в Америке. Его песни порицали боссов и скэбов и подчеркивали достоинства рабочих, организовывающих Один Большой Союз, чтобы бороться за свои права. Его песни издавались в «Маленьком красном песеннике», который выпускался ИРМ.

Вот некоторые из песен, сочиненные Джо Хиллом и ставшие популярными сразу же после их выхода в свет: «Проповедник и раб», «Где река Фрэйзер течет», «Джон Голден и стачка в Лоренсе», «Мистер Блок», «Тощий Билл», «К чему мы зовем», «Бродяга», «Мы сильны», «Если я солдатом буду», «Девушка-бунтарка» (эта песня, навеянная симпатией автора к Элизабет Гэрли Флинн, должна была, как он надеялся, помочь объединить женщин-работниц в Едином большом союзе).

…THE REBEL GIRL…

Как видно из самих названий песен, они отражают реальные условия жизни и борьбы американских рабочих и сочинены с целью служить оружием в их борьбе.

В песне «Мы сильны», написанной на мотив церковного гимна, излагается кратко основная идея ИРМ:

Мы сильны, мы сильны,
если вместе мы всегда,
если все
как один!
Всех кругом
мы зовем
в наш большой Союз труда
и все вместе победим!

В классической песне Джо Хилла «Проповедник и раб» («Пирог на небе») отражено соперничество между уоббли и Армией спасения в их стремлении овладеть симпатиями кочующих рабочих и разоблачается лицемерие церковных проповедников.

Каждый вечер проповедник к нам спешит,
Учит нас, как надо жить, чтобы не грешить,
А спроси его, где достать хлеба,
Он с улыбкой покажет на небо.

Припев:

В райской обители у господа-бога
Будешь есть сытно, вкусно и много,
А пока ешь мякину, трудись да гни спину,
А сам господь-бог поднесет тебе сладкий пирог.

В годы расцвета ИРМ песни Джо Хилла распевали многие пикетчики. Когда бастующие сборщики хмеля в Уитленде подверглись нападению полицейских отрядов местного шерифа, они пели песню Джо Хилла «Мистер Блок».

Особенно популярна была та ее часть, где рассказывается, как странствующему рабочему Блоку «с головой дубовой» удалось найти однажды работу. Но после того, как он уплатил семь долларов «дельцушакалу» (агенту по найму) за услуги и проезд, его завезли в пустынное место и он обнаружил, что его обманули:

Вернулся Блок и скромно бродил без всяких дел,
Решил: «Вступлю в огромный союз Эй-Эф оф Эл» *,
Был на работе утром, а вечером – расчет.
Он ждал, что «Гомперс * мудро к суду их привлечет».
Сказал Сэм Гомперс сам: «Сочувствую я вам».

* Примечание: «Эй-Эф оф Эл» – сокращенное название Американской федерации труда, Сэмюэл Гомперс – основатель и бессменный председатель АФТ.

Во время суда по делу забастовщиков из Уитленда прокурор отметил, что уже «сама эта песня позорит профсоюзное движение и оскорбляет имя Сэмюэла Гомперса».

Благодаря этому замечанию песня «Мистер Блок» стала очень популярной, чему способствовало и то обстоятельство, что ее распевали на всех собраниях, созванных в защиту Форда и 3ура – членов ИРМ, обвинявшихся по делу об убийстве в Уитленде во время забастовки сборщиков хмеля и приговоренных к пожизненному тюремному заключению.

«Из всех песен (ИРМ),- отмечал один из журналистов в Калифорнии в начале 1914 г., – самой популярной является сегодня «Мистер Блок».

Отдавая дань Джо Хиллу как песеннику, Элизабет Гэрли Флинн писала 22 мая 1915 г.:

«Джо пишет песни, которые поют. Эти песни воодушевляют, заражают смехом и искрятся. Они разжигают огоньки протеста в павших духом и возбуждают жажду настоящей жизни в сердцах самых покорных рабов. Он выразил словами простую мечту «матроса, портного и лесоруба» о свободе. Не забывает он и «милой девушки с кудрями». Он отразил все черты нашей пропагандистской работы в своих песнях, начиная с задорных «Мистер Блок» и «Кэйси Джонс» и кончая суровой «Если я солдатом буду… всем тиранам буду враг». Он облек идеи нашей организации в бессмертные формы – в песни народа, в его фольклор».

Сам Джо Хилл писал издателю газеты “Солидарность”:

«Листовка, как бы хороша она ни была, читается только один раз. Песня же выучивается наизусть и повторяется многократно. И я твердо убежден в том, что если кому-то удастся выразить несколько холодных, всем известных фактов в песне и одеть их в юмористические одежды, чтобы они утратили свою сухость, то он сумеет достучаться до гораздо большего числа рабочих, слишком ограниченных и равнодушных для того, чтобы прочесть листовку или статью об экономике».

Песни Джо Хилла пели многие – и Поль Робсон, и Вуди Гатри, и Пит Сигер. Диски с записями есть. А вот список песен, написанных Джо Хиллом:

joehill5wCASEY JONES – THE UNION SCAB (1912)
COFFEE AN’ (1912)
DON’T TAKE MY PAPA AWAY FROM ME (1915)
DOWN IN THE OLD DARK MILLS (1913)
EVERYBODY’S JOINING IT (1912)
THE GIRL QUESTION (1913)
IT’S A LONG WAY DOWN TO THE SOUPLINE (1915)
JOE HILL’S LAST WILL (Nov. 18, 1915)
JOHN GOLDEN AND THE LAWRENCE STRIKE (1912)
MR. BLOCK (1913)
NEARER MY JOB TO THEE (1913)
THE OLD TOILER’S MESSAGE (1913)
THE PREACHER AND THE SLAVE (1911)
THE REBEL’S TOAST (POEM) (1914)
rebelgirlTHE REBEL GIRL (1914-1915)
SCISSOR BILL (1913)
SHOULD I EVER BE A SOLDIER (1913)
STUNG RIGHT (1913)
TA-RA-RA BOOM DE-AY (c. 1914)
THERE IS POWER IN A UNION (1913)
THE TRAMP (1913)
WE WILL SING ONE SONG (1913)
WHAT WE WANT (1913)
WHERE THE FRASER RIVER FLOWS (1912)
THE WHITE SLAVE (1912)
WORKERS OF THE WORLD, AWAKEN (c. 1914)

Убийство по закону в Юте

Вечером 10 января 1914 года в Солт-Лейк-Сити (штат Юта) двое неизвестных в масках ворвались в магазин торговца продовольственными товарами Джона Моррисона и убили его вместе с сыном. Моррисон был когда-то полицейским, а после выхода в отставку не раз заявлял о том, что он опасается мести преступного мира. К кассе магазина так и не притронулись, а один из людей в маске крикнул: “Наконец-то мы тебя поймали!”, так что, вероятно, речь действительно шла о мести. В одного из нападавших, видимо, выстрелил сын Моррисона, во всяком случае, в магазине не было найдено пули из револьвера самого торговца.

Среди подозреваемых, которые были арестованы после убийства, был и Джо Хилл. На него заявил врач, к которому он в вечер убийства обращался из-за огнестрельной раны в легкое. Позднее он объяснил, что получил рану из-за одной замужней женщины, назвать имя которой он отказался даже под угрозой смерти.

Но когда власти узнали, кто оказался в их руках, они с легкостью отпустили всех остальных подозреваемых. Именно такой “преступник” им и был нужен. В январе 1914 года в Такере (штат Юта) разгорелась стачка 15 тысяч шахтеров компании “Юта Констракшн”, принадлежавшей империи Гуггенхейма. Важнейшим агитатором и организатором этой забастовки был бард и певец ИРМ – Джо Хилл. Теперь можно было с помощью суда вывести из строя наиболее эффективного и популярного пропагандиста ИРМ. Это был классический пример заговора и интриги против рабочего движения. Еще до открытия процесса пресса и полиция Солт-Лейк-Сити объявили его виновным.

Факты были за Джона Хилла. Его рана была сквозной, пуля, которая, возможно, настигла одного из убийц Моррисона, прошла по касательной. Исследование одежды Джо Хилла показало, что в него стреляли, когда его руки были подняты над головой. Единственный свидетель – 14-летний младший сын Моррисона – вообще не смог опознать Джо Хилла как одного из убийц отца.

Все это не помешало суду, презрев все показания и противоречия в обвинении, после 10 дней заседания 20 июля 1914 года приговорить Джо Хилла к смерти. Приговор должен был быть приведен в исполнение 1 октября 1915 года. ИРМ развернули беспримерную до тех пор кампанию по всей стране.

Джо Хилл требовал пересмотра приговора и нового слушания, но это требование было отвергнуто юстицией. Одновременно ему дали понять, что если он попросит о помиловании, то смертный приговор может быть отменен. Джо ответил:

“Я хочу не милости, а справедливости. А если мне ее не дадут, то я скорее погибну, чем попрошу о милости”.

Элизабет Гарли Флинн, которая сама стала легендой американского рабочего движения и которой заключенный Джо Хилл посвятил песню “Девушка-бунтарка”, вспоминала о своей первой (и последней) встрече с Джо:

“Он был крупным, стройным, с очень светлыми волосами и глубоко-голубыми глазами. Ему был 31 год. Возраст, в котором Иисуса распяли на кресте, говорил он… Однажды Джо высказал сомнение, имеет ли смысл подавать апелляцию – слишком дорого. Но мы убедили его в необходимости этого…Джо Хилл не разделял этого оптимизма, но не возражал против наших усилий. Он сказал мне: я не боюсь смерти, но с удовольствием пожил бы и поборолся еще. Он видел, что я ухожу в подавленном состоянии. Тяжелое предчувствие сдавило мне сердце, когда я прощалась с ним”.

Движение протеста против приговора

Движение протеста против приговора нарастало. К нему вынуждена была примкнуть даже АФТ. Вмешалось шведское посольство. Элизабет Гарли Флинн пробилась в приемную президента. Президент США Вудро Вильсон направил, правда, пару весьма робких телеграмм губернатору Юты, в которых “просил” провести повторные слушания. Но все это дало лишь небольшую отсрочку. 19 ноября 1915 года американская юстиция убила Джо Хилла.

“Не тратьте времени на скорбь. Организуйтесь!”

Незадолго до казни он отправил телеграмму активисту ИРМ “Большому Биллу” Хейвуду:

“Я умру как настоящий бунтарь. Не тратьте времени на скорбь. Организуйтесь!”.

И очень просил не хоронить его в Юте:

“Не оставляйте меня здесь, в Юте; я не хочу, чтобы меня похоронили здесь”.

Траурная церемония по Джо Хиллу 19 ноября 1915 года переросла в массовую стихийную демонстрацию. 30 тысяч скорбящих блокировали улицы Чикаго, пели революционные песни. На следующий день встревоженный журналист “Нью-Йорк Таймс” вопрошал, “не станет ли мертвый Хиллстром еще опаснее для социальной стабильности, чем был живой?”. Такое заявление имело свои основания. Джо Хилл превратился в символ ИРМ, а его песни, и до того невероятно популярные, все больше становились средством для того, чтобы “разжигать огонь недовольства” (именно так была сформулирована цель “Маленького красного песенника” еще в 1909 году).

В своем завещании, написанном в день казни (это, конечно же, было стихотворение!), Джо Хилл выразил пожелание, чтобы его тело сожгли, а прах развеяли по ветру, чтобы, возможно, подарить новую жизнь какому-нибудь увядшему цветку.

Моя последняя воля

Мою волю легко определить
Ведь делить мне нечего.
Моей семье не нужно суетиться и стонать –
“Мох не удержит катящийся камень”.

Мое тело? О, если бы я мог выбирать,
Я бы хотел сжечь его останки
И дать веселому легкому ветерку унести
Мой прах туда, где растут цветы.

Быть может, какой-нибудь увядший цветок тогда
Оживет и снова расцветет.
Такова моя последняя и окончательная воля.
Счастья всем вам.

PDF

Источник