Теория

Кронштадтская республика (1918 г)

imagКак могло бы на практике выглядеть общество, организованное на началах самоуправления трудовых коллективов? Возможно, ответ на этот вопрос дает история Кронштадтской республики.

Город-крепость Кронштадт – цитадель русской революции. Именно здесь военные (матросы) и рабочие, неоднократно поднимались на борьбу с деспотизмом: против царя, против временного правительства, и, наконец, против нового самодержавия большевиков. В 1918 г. подавляющее большинство в совете Кронштадта получили антиавторитарные (либертарные) социалистические течения – левые эсеры и эсеры-максималисты (они имели соответственно по 30% депутатов каждый, против 30% у большевиков). Кроме того, социальную политику левых эсеров и максималистов поддерживали (в той или иной мере) местные анархисты. Радикалы при поддержке большинства рабочих и матросов города приступили к реформам. О том, как они проходили, рассказывал делегат от Кронштдата А.М. Брушвит на 2м съезде партии левых эсеров (1).

Все предприятия перешли в самоуправление трудовых коллективов. Этот процесс назвался “социализация производства”, в отличие от большевистской национализации (огосударствления). (Любопытно, что большевики очень возражали против социализации в Кронштадте). Местный совет был избран военными моряками и рабочими города и жестко ими контролировался. Этот опыт был потом использован в 1921 г, когда повстанческий совет отчитывался перед собраниями избирателей от районов и согласовывал с ними наиболее важные решения (2).

Совет создал комиссии, которые занимались координацией деятельности коллективных предприятий с целью налаживания планомерной работы всего городского хозяйства. При этом рыночные отношения не были ликвидированы полностью (сразу это невозможно было сделать – не хватало людей, для решения всех вопросов), однако совет жестко регулировал цены на продовольствие в местных частных лавках и обеспечил подвоз в Кронштадт продовольствия. Социализировано было так же и жилье – управление жилым фондом перешло в руки комитетов, избранных жильцами; их обслуживали самоуправляющиеся коллективы рабочих. Бесплатно функционировали 44 школы.

Анархист Всеволод Волин отмечает, что в городе был создан “Союз трудящихся Кронштад­та” – производственный кооператив, производивший продукцию, необходимую в хозяйстве крестьянам; в обмен те обязались поставлять в город продовольствие. Так же, кронштадтцы создавали аграрные кооперативы по месту жительства для совместной обработки земли и производства продуктов питания (3). Брушвит считал, что опыт Кронштадта станет образцом преобразования общества по всей стране. И его предложения соответствовали общим положениям левых эсеров и максималистов. Каковы они были?

Первое – взятие власти советами на местах, подлинный, а не фиктивный (как потом в СССР) федерализм, децентрализация общества, власть местной общины работников над своей жизнью. Власть не должна быть узурпирована центральным правительством. Второе – превращение страны в ассоциацию таких советов, с общим органов власти – съездом советов. Третье – договорные отношения между советами городов, деревень, регионов (через съезды или общие советы делегатов) об обмене произведенной продукцией, а так же в целях дальнейшего развития и планирования экономики. В будущем предполагалось добиться отмены товарно-денежных отношений, заменив их совместным планированием. Такие предложения поддерживали и анархисты. Разница была в некоторых деталях: например, левые эсеры считали, что в общей самоуправляющейся республике советов решения большинства обязательны для всех, анархисты же скорее склонялись к тому, что решения большинства могут носить лишь рекомендательный характер.

Можно сказать, что в этом направлении развитие страны и шло (хотя и не везде, хотя и значительно медленнее, чем в Кронштадте). В то время остро стоял продовольственный вопрос из-за нарушений в работе экономики по причинам мировой войны и революции. Любопытно, что часть большевиков, опиравшаяся на продовольственные организации советов Москвы и голодающих районов севера страны, решительно выступали за прямой товарообмен между советами города и деревни. Опытные специалисты, работавшие в советских продовольственных организациях Москвы и Петрограда, доказывали, что таков единственный способ решения продовольственного вопроса. Ссылки оппонентов на проблемы, связанные с гражданской войной, были признаны полностью несостоятельными (4) . С помощью прямого товарообмена весной 1918 г. удалось избавиться от голода в Москве (5).

К сожалению, страна пошла другим путем. Ленину и его сторонникам удалось установить политическую диктатуру, новое самодержавие (“комиссародержавие”). В экономике так же установилась диктатура бюрократических учреждений – государственная монополия. И в продовольственном деле была создана монополия государства. Обмен произведенными товарами запретили и бюрократия организовала масштабное ограбление деревни, получившее название “продразверстка”. Изъятое у крестьян продовольствие следовало распределять между жителями городов и потребляющих продовольствие регионов. Местное самоуправление было разрушено. Из-за растущего насилия центральной власти, плохой работы государственного аппарата (некомпетентность и коррупция) и сопротивления крестьянства, страна превратилась в универсум насилия и голода (6). Видный большевик Н.Подвойский признавал, что политика большевиков привела к серьезному конфликту с крестьянством и стала важным фактором разжигания гражданской войны.

Аграрное производство падало благодаря политике Ленина (крестьянам не было смысла дополнительно трудиться, чтобы производить излишки товаров – все равно их могла отнять власть). Когда пришла засуха, люди стали умирать. На совести Ленина чудовищная катастрофа 1921-1922 гг, когда из-за голода погибло от 5 до 10 миллионов человек (7), а голодало около 40 миллионов.

…Будущая социальная революция, отвергнув все, что связано с большевизмом, несомненно станет использовать идеи и практические наработки Кронштадтской Республики 1918 г. Но, конечно, это будет происходить в совершенно иных условиях. Тем не менее, кронштадтский опыт важен и нуждается в самом подробном изучении.

Примечания

1) Партия левых социалистов-революционеров. Документы и материалы. 1917 – 1925. В 3-х тт. / Т.1. Июль 1917 г. – май 1918 г. Москва. 2000 г. Стр. 260 – 263.
http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=3968210

2) Кронштадт 1921. Документы. Москва 1997. Стр 298-299. Из показаний Валька. В.А. “Вообще я должен сказать, что Ревком в своем целом все время старался опираться на массы и как массы решат, так и будет… Мне известно, что на кораблях и водном транспорте… эти собрания [по вопросу о призыве ко всему миру оказать помощь гибнущему Кронштадту -прим.] были проведены и третий пункт принят.”

3) Всеволод Волин – Неизвестная революция. Москва 2005. Стр 203-205.
https://a2day.net/wp-content/uploads/2017/04/Voin-unknownrevolution.pdf

4) С.А. Павлюченков. Крестьянский Брест. Москва 1996 г. Стр. 49-55
http://royallib.ru/book/pavlyuchenkov_sergey/krestyanskiy_brest_ili_predistoriya_bolshevistskogo_nepa.html

5) С.А. Павлюченков. Военный коммунизм: власть и массы. Москва 1997 г. Стр 61.
http://royallib.ru/read/pavlyuchenkov_sergey/voenniy_kommunizm_v_rossii_vlast_i_massi.html#0

6) С.А. Павлюченков. Крестьянский Брест. Стр 209 -215

7) Не только С.А.Павлюченков, но и ряд других историков (Б. Бразоль, А. Кристкалн и др.), указывают на продовольственную политику большевиков, как на главную или одну из главных причин голода 1921-1922 гг.

Источник