Поведение в случае репрессий

Противодействие допросу. Опыт Ирландской республиканской армии


Предисловие Бойца Анархиста

Ирландская республиканская армия — одна из наиболее известных и мощных организаций городской герильи ХХ века. Она накопила огромный опыт сопротивления репрессиям, в частности, допросам и пыткам — весьма актуальной для нас теме. «Зелёная книга» – инструкция ИРА для внутреннего пользования, которая стала достоянием общественности. Текст датируют 1977 годом.

Мы взяли фрагмент, посвящённый теме допроса, пытки и невыдаче данных врагу. Отредактировали несколько сырой русский перевод и представляем текст вашему вниманию. Всякий, кто бывал задержан за политический активизм, будет удивлён массе параллелей с практикой, подходами репрессивных органов в нашем регионе в наше время.

Отдельно подчеркнём, что не разделяем националистическую идеологию ИРА и не поддерживаем гомофобный абзац в настоящем тексте. Тем не менее практический опыт матёрых подпольщиков будет полезен каждому из нас

Арест

Большинство добровольцев арестовывают в ходе военных операций. Это вызывает первоначальный шок, а затем напряжение и тревогу. Каждый арестованный доброволец чувствует, что провалился, и это вызывает чувство глубокого разочарования. Полиция знает об этом чувстве разочарования и пытается играть на нём как на слабости, используя оскорбления типа: «ты не очень-то хорошо справился»; «ты всего лишь неопытный дилетант»; «ты второй сорт или и того хуже». В ситуации ареста полиция использует жёсткую «шоковую» методику, чтобы напугать арестованного и сломить его сопротивление. Обычно пленника волокут по дороге и бросают в полицейский фургон, а за ним входят сотрудники, производившие арест: полицейские или солдаты. По пути в изолятор арестанта бьют и унижают. После прибытия его гонят из фургона пинками, прогоняют через строй, осыпающий ударами и оскорблениями, и бросают в камеру.

Что должен делать доброволец в случае ареста?

1. В случае ареста самое важное помнить, что ты доброволец революционной армии, тебя захватили вражеские силы, твои цели справедливы и ты прав, а враг — нет. Тебе выпал шанс проявить себя как солдата, и нет ничего постыдного в том, что тебя схватили.

2. Ты должен помнить, что отношение, которое тебе выказывают, срежиссировано специально, чтобы сломать тебя и вытянуть из тебя всю информацию об организации, к которой ты принадлежишь.

3. Они попытаются запугать тебя большими цифрами и жестокостью. Доброволец, испытывающий разочарование, вступает на опасную дорожку. Полиция будет использовать разочарование, чтобы повредить добровольцу и достичь своих целей. Добровольцы должны настроиться на то, что их могут арестовать, и в случае ареста — ожидать худшего и быть готовыми к этому.

Допрос

После помещения заключённого в камеру, его могут на некоторое время оставить одного. В течение этой паузы дознаватели будут периодически появляться возле камеры, выкрикивать угрозы и оскорбления, рассказывать заключённому, что они с ним сделают, когда войдут в камеру.

Вскоре дознаватели войдут в камеру и потребуют от пленника во всём признаться. В процессе его, вероятно, будут оскорблять и словесно унижать, в зависимости от обстоятельств и контекста обвинения. В этот момент арестант сдаёт отпечатки пальцев, и ему задают вопросы, связанные с его конкретным обвинением или его другими обвинениями. Дознаватель запишет имя задержанного, его адрес, место работы, профессию, образование и т. п. Затем пленника вновь оставят одного, пока сотрудники будут проверять его данные, обычно с помощью местной полиции. В течение этого времени сотрудники попытаются установить его политические убеждения, друзей, приводы в полицию и судимости и, таким образом, составить на него досье.

Вероятнее всего, опираясь на сведения о друзьях и общее представление об образе жизни, полиция сможет составить достаточно хорошее представление, является ли задержанный сторонником или участником политической организации. Вооружившись всей этой информацией, полиция вновь войдёт в камеру и обвинит арестанта в самых разных деяниях. Если доказательств окажется недостаточно, чтобы уличить человека по какому-то конкретному обвинению, его обвинят в каких-нибудь ещё абстрактных злодеяниях.

Цель таких абстрактных обвинений – внушить заключенному чувство вины. Но если у полиции есть веские доказательства или подозрения, связывающие пленника с конкретным обвинением, давление будет применяться незамедлительно. Это давление будет осуществляться в форме физических и психологических пыток, вполне вероятно, что его будут бить и криками требовать признания. Один или несколько офицеров будут действовать особенно жестоко, если они не получат признание, они покинут камеру, пообещают заключенному вернуться, пригрозив самыми варварскими формами пыток, намекая, что они получали признание и от более крепких парней, чем он.

В камеру войдет другая группа дознавателей, возможно с папкой, на которой написано имя заключенного. Они будут вести себя достаточно благожелательно и по-дружески, скажут, что не оправдывают действий предыдущих сотрудников, что они были безумны, злы и, возможно, убьют его, когда вернутся. Они пойдут на всё, чтобы убедить заключенного в своей благосклонности к нему, и попросят его всё рассказать, подчеркнув, что они не хотят, чтобы предыдущие специалисты по допросам добрались до него опять.

Вполне вероятно, что они гарантируют пленнику, что, если тот будет сотрудничать, они не позволят предыдущим следователям опять войти в камеру, а также предупредят, что в противном случае они не смогут гарантировать его безопасность. Если заключенный откажется дать признание, они изобразят раздражение и разочарование его нежеланием сотрудничать. Они могут ударить его в лицо или в живот со словами, что он должен быть благодарен им, что они спасли его от предыдущих специалистов по допросам и что его поведение и отношение демонстрирует неблагодарность за их доброту.

Затем дознаватели откроют файл и сделают вид, что читают отрывки из него, связанные с прошлым и деятельностью арестанта. Зачитают даже самые интимные и частные аспекты его жизни и, возможно, общий перечень его поступков и друзей. Большая часть этой информации может быть получена от его друзей, работодателя, семьи или подруги. Это также могут быть разговоры за пивом в пабе, местные сплетни, информация от информаторов или других заключенных. Такая детальная информация предназначена для того, чтобы напугать заключенного и пошатнуть его уверенность в своих друзьях и в организации.

Если они, однако, по-прежнему не получат признаний, они выйдут из камеры, но перед этим сообщат заключенному свои имена и скажут обращаться к ним в любое время, еще раз напомнив, что следующая группа дознавателей сумасшедшие, пьяные и нанесут ему вред. Затем они уйдут.

Через какое-то время другая группа следователей войдёт в камеру. Эти сотрудники будут особенно жестокими и грубыми по отношению к заключенному. Они набросятся на него в особенно грубой манере, заявляя, что, если он не признался предыдущей группе, он признается им. Они сообщат ему, что известны получением признаний от таких людей, как он.

Применяемые ими пытки можно разделить на 3 части:

1. Физические пытки,

2. Изощренные психологические пытки,

3. Унижение.

Физические пытки

Физические пытки: удары, пинки, выкручивание рук и даже прижигание сигаретами.

Психологические пытки

Могут иметь форму угроз в адрес семьи, друзей и лично его, например, угроза убийства или кастрации.

Происходит в форме раздевания заключенного и обсуждения его половых органов. Этот период допроса может продолжаться два часа и более, и в конце арестанту предоставят подлинное или ложное признание его соратника. Не получив признание, они покидают камеру и обещают вернуться и переломать ему все кости.

Этот процесс может продолжаться семь дней без перерыва, с минимальным количеством сна или вообще без него. Недостаток сна приводит заключенного в замешательство. В силу действующих законов, которые разрешают полиции задерживать человека на срок семь дней, процесс допроса может продолжаться с целью дезориентации жертвы, в основном, из-за недостатка сна.

Допрос может включать различные стадии в зависимости от доказательств или информации, которую собрала полиция. Очевидно, что доброволец, которого схватили во время операции, уже рассматривается как виновный, особенно, если его схватили с оружием, бомбой и т.п., и в этом случае полиция располагает всеми доказательствами для предъявления обвинений и допрос не нужен. Вполне вероятно, что добровольца будут избивать в полицейском участке за то, что он сделал, а не за то, что он знает, и допрос в данном случае будет проводиться для

получения информации об организации, к которой он принадлежит, и его соратниках.

Другой тёмный аспект допроса – это шантаж и подкуп. Когда полиция не может получить признание, она пытается шантажировать добровольца, это может происходить в форме угроз распространить порочащую информацию о добровольце, например, рассказать его соратникам или его организации, что он во всем признался или что он работал на органы в течение нескольких лет. Другой этап грязного допроса – это подкуп. Добровольцу могут пообещать деньги, паспорт и безопасный переезд в любую страну.

Анализ допроса

Наилучшая тактика сопротивления допросу – это понимание методов полиции. Цель допроса – получить признание и данные. Если бы специалисты по допросам знали, всё, что им нужно, то допрос был бы не нужен.

Таким образом, допрос нужен только тогда, когда полиция не располагает информацией, которая привела бы к признанию. Лучшая тактика во время допроса – НИЧЕГО НЕ ГОВОРИТЬ. Любая полиция работает исходя из информации, подозрений или догадки. Следовательно, когда добровольца арестовывают, они отталкиваются от этой догадки или

подозрения, и единственное, что можно сделать – это получить сведения от арестанта.

Обычно они начинают с допроса своей жертвы, записывают все, что она говорит, сравнивают эту информацию с ранее полученными данными, ищут расхождения, возвращаются к пленнику, указывают на такие расхождения, в результате чего жертва изменяет свое алиби, чтобы учесть такие расхождения. Полиция сравнивает новую историю с другой информацией и опять ищет расхождения или ошибку, опровергая алиби заключенного. Все изменения в его заявлениях будут фиксироваться и использоваться в качестве доказательств против него. Эти доказательства, несомненно, будут приняты судом и приведут к осуждению арестанта. Они не смогут использовать эту тактику, если арестованный НИЧЕГО НЕ ГОВОРИТ. Просите немедленной встречи со своим адвокатом и врачом и продолжайте твердить это.

Не вовлекайтесь в беседу с полицией

Как мы указывали ранее, после помещения заключенного в камеру, полиция ходит возле камеры, выкрикивает оскорбления и стучит в дверь камеры. Цель такого поведения – запугать заключенного и вызвать у жертвы тревогу. При возникновении тревоги все природные рациональные защитные барьеры ослабевают или разрушаются. Когда это происходит, заключенный становится иррациональным и более уязвимым к допросу, другими словами, встревоженного человека легче запугать допросом, чем спокойного, расчетливого человека.

Пока пленник в камере один, он должен по мере возможности игнорировать полицию, угрозы и оскорбления, и привести в порядок все факты, связанные с его арестом. Арестант должен помнить, что его могут держать в заключении не более семи дней, если он сохранит молчание, или может попасть в тюрьму на несколько лет, если он заговорит. Большинство добровольцев начинают говорить, ошибочно полагая, что в случае их сотрудничества будут прекращены все пытки и грубое отношение. Подтвержденный факт, что дознаватели руководствуются следующим правилом.

Если заключенный не заговорит, он, возможно, невиновен, и допрос может оказаться потерей времени. Если же он начинает что-то выкладывать, значит его можно раскрутить на большее, и допрос необходимо продолжать. Следовательно, если заключенный начинает немного говорить, чтобы избежать оскорблений, он фактически провоцирует новые оскорбления, поскольку специалисты по допросам сделают вывод о том, что ему есть что сказать. Таким образом, наилучшая тактика – это оставаться спокойным, собранным, рассудительным и ничего не говорить.

Ранее мы описывали, как первая группа дознавателей войдет в камеру, оскорбляя и избивая заключенного. Добровольцы должны понимать, что эта группа специалистов по допросам обычно берет отпечатки пальцев, спрашивает имя, адрес и т.п. На этой стадии о заключенном мало что известно, и поэтому задача специалиста по допросу правильно идентифицировать его личность. Опять же заключенный должен помнить, что все, что он скажет, будет фиксироваться и сравниваться с имеющейся у полиции информацией. Цель оскорбления заключенного на этой стадии – сломить сопротивление, обычно один или несколько работников будут вести себя особенно грубо. Такой допрос может длиться более часа и является лишь предварительным дознанием. Цель использования тяжелых методов и открытой враждебности – подготовка к следующей группе специалистов по допросам, которые будут действовать в благосклонной манере.

Как мы видели, такая группа специалистов по допросам демонстрировала дружеское отношение к заключенному, предлагая ему сигареты и дружбу. Добровольцы должны быть настороже по отношению к такой «дружбе». Такие специалисты по допросам демонстрируют понимание целей движения, пытаются войти в доверие к добровольцу, притворяясь, что они также верят в объединенную Ирландию. Без сомнения, они скажут добровольцу, что их отцы или деды были в этой же организации, и что экономическое положение вынудило их вступить в ряды полиции, и что они просто ждут момента, когда смогут уйти на пенсию. Они попытаются убедить добровольца, что это в его интересах рассказать всё им и избежать общения с предыдущей группой сотрудников, которые, как они заявляют, имеют антиреспубликанский настрой и не заинтересованы в получении признания, а просто нацелены на избиение заключенного. Доброволец должен понимать, что эти «добрые» полицейские могли играть роль злых дознавателей с его соратниками. Наконец, мы увидели, как такие специалисты по допросам, демонстрируя разочарование, бьют добровольца, заявляя, что он предал их дружбу, пренебрег советами и отказался сделать хотя бы частичное признание. Эта техника стара, как полиция, они пытаются завоевать дружбу и доверие заключенного в надежде, что если заключенный попадется в эту ловушку, он будет

расстроен не ударами в лицо, а собственным отказом сотрудничать. Это, наверное, самый опасный вид допроса, который ставит заключенного в психологически уязвимое положение.

Другую технику можно назвать техникой тайной папки, ее используют дознаватели, которые приносят в камеру «досье» с именем заключенного. Как мы видели ранее, полиция откроет это досье в присутствии арестанта. Они начнут читать из него сведения о прошлом задержанного, даже самые интимные детали, и общее описание его действий и друзей, особенно тех, которые связаны с политической организацией, например, партией Шинн Фейн.

У них также есть информация, полученная из разных источников: от работодателя, соседей, из болтовни в пабе и местных сплетен. Очень часто разговоры за пивом и сплетни содержат достоверную информацию от добровольцев, которые под влиянием алкоголя открыто разговаривают в барах со своими друзьями или подругами, либо хвастаются своими подвигами или подвигами других. Такой тип хвастовства опасен не только для добровольца и его соратников, но и для движения в целом.

Другой опасный аспект допроса – это показания соратника, когда добровольцу представляется подписанное или неподписанное действительное или ложное признание соратника. Добровольцы должны понимать, что такое признание может быть ложным, и даже, если оно настоящее, оно не может быть доказательством вины и не будет принято судом, если соратник не даст показания под присягой. Очень часто доброволец может сломаться под жестокими физическими и психологическими пытами и сделать признание, но намного реже он готов дать показания под присягой. Если полиция применяет такую тактику, не купитесь на неё, это трюк, чтобы ослабить добровольца и заставить его подписать признание.

Другая опасная тактика – это визит заключенного, который дал показания, к добровольцу, который отказывается сотрудничать, обычно их оставляют наедине, чтобы заключенный, который сделал признание, убедил своего соратника сделать то же самое. Если это произойдет с вами, помните, что в комнате полно жучков и любой разговор записывается. Еще важно помнить, что не стоит словесно нападать на заключенного, который уже дал показания, т.к. это подразумевает вашу вину. Всегда говорите с ним приветливо и предположите, что он, наверное, ошибся, болен и посоветуйте прибегнуть к медицинской помощи.

Кроме того, очень важно помнить, что не следует вступать в политические дискуссии. Эта техника универсальна и применяется постоянно. Обычно когда добровольцы отказываются давать показания, и все другие тактики допроса не дали результатов, полиция пытается вывести добровольца на политические разговоры. Эту тактику многие добровольцы не могут

распознать, ее цель – вывести добровольца из равновесия, выяснить его политическую позицию и нарушить его молчание. Эта тактика использовалась против добровольцев и очень часто в ущерб им. Когда доброволец подвергается аресту и против него используются обычные тактики террора, такое проявление дружбы ослабляет его позицию, и это объяснимо с точки зрения психологии.

Как мы увидели ранее, эти якобы дружелюбные дознаватели сообщат заключенному свои имена до того, как покинут камеру, и скажут, что следующая группа сотрудников состоит из безумных, антиреспубликанских людей, стремящихся причинить ему вред. Они скажут ему, что он может вызвать их в любое время, и они сделают все возможное, чтобы оградить его от жестокого обращения. Все добровольцы должны четко понимать, что ни один из следователей не является его другом: они враги, инструменты принуждения и подавления. И это более опасные враги, чем дознаватели, которые могут избить. Эти люди играют роль в хорошо отрепетированной пьесе и используют тонкие психологические техники, чтобы подорвать моральное состояние добровольца. Все добровольцы хорошо понимают суть жестокого обращения, практикуемого полицией и военными. Они понимают, что такое физические пытки, но сегодня вам надо понимать значение и использование психологических пыток. Возможно, этот термин не очень распространен, но имеет очень серьезное значение.

Мы рассмотрели выше, как агрессивная группа выходит на сцену и продолжает нападки на добровольца в максимально грубой форме. Такое шоковое обращение хорошо отрепетировано и предназначено для того, чтобы загнать добровольца в угол (физически и психологически), другими словами, они надеются, что такое шоковое обращение выведет добровольца из равновесия, и он сделает признание. Они будут выкрикивать заявления о том, что у них репутация по выбиванию показаний, что они всегда добивались цели, и ему их не обмануть.

Проанализируем такой подход. Первая важная вещь, которую мы отметили, это крики вместе с физическими пытками. Крики – это более важный способ допроса, чем физические пытки. Зачем кричать? Зачем хвастаться? Зачем говорить добровольцу, что они эксперты в получении информации? Эти крики и хвастовство – это способ поддержки уверенности полиции в том, что они могут получить признание, это первый явный знак их слабости, компенсация их недостатков, и все добровольцы должны смотреть на это представление, как на, своего рода, боевой танец наших дней. Подобно тому, как первобытные люди танцевали боевой танец и строили тотемные столбы для компенсации собственной слабости, два фрустрированных следователя будут кричать и хвастаться перед заключенным, чтобы компенсировать свои слабости. Наилучший метод борьбы с такой техникой допроса – это смотреть на полицейских, как на первобытных людей с головой мертвого животного, которые надеются с помощью ритуала получить силу или хитрость этого животного.

Психологические пытки

Мы увидели, что это очень распространенный вид пыток, который обычно проходит в форме угроз добровольцу, его друзьям и семье, угроз убить его, очернить его репутацию, кастрировать его; потеря сна, плохая еда и постоянный шум. Это все соединяется с физическими пытками, и страх физических пыток создает беспокойство и граничит с истерикой. Все это нацелено на разрушение природного защитного механизма добровольца. Обычно человек содержится в заключении не менее семи дней в обстановке страха и неопределенности, постоянных угроз, оторванный от обычных связей, лишенный обычного социального окружения, сна и т.п. Это может стать причиной дезориентации и разочарования. В течение этого периода доброволец не спит или спит очень мало и находится в состоянии неопределенности в течение нескольких дней.

[Сексуальная окраска некоторых тактик допроса четко при-

ведена в разделе, посвященном унижению.]

Унижение

Как мы увидели, эта тактика допроса неизменно связана с раздеванием заключенного и обсуждением его половых органов. Добровольцы должны осознавать, что одежда является важной составляющей образа и самоощущения человека. Убирая одежду, специалисты по допросам надеются удалить характер и образ добровольца, это имеет символическое психологическое значение, и полиция таким образом хочет унизить добровольца и преодолеть барьеры для получения показаний. Одежда человека становится символом этих барьеров и, избавляясь от них, они надеются удалить природный защитный механизм добровольца.

Вторая часть унижения – это обсуждение половых органов добровольца. Это распространенная тактика во всех полицейских участках на севере, юге и в Англии. Добровольцы должны попытаться понять менталитет, лежащий в основе таких действий, и быть к ним максимально готовыми. Подобно тому, как дознаватели пытаются разрушить защитные механизмы и природные барьеры, снимая одежду с добровольца, так и с помощью

замечаний относительно половых органов добровольца они пытаются его унизить и ослабить его волю к сопротивлению. Такие действия имеют более глубокий подтекст, чем можно подумать. Добровольцы должны знать, что в психологии это называется «комплекс фаллоса». Этот комплекс присущ гомосексуалам, и, хотя специалисты по допросам могут быть женаты, он говорит о подавленном гомосексуализме. Если доброволец осознает этот факт, ему будет несложно морально восторжествовать над дознавателями. Он должен смотреть на них, как на гомосексуалов под защитой государства, как на людей, которые имеют садистские наклонности по причине скрытого гомосексуализма.

Иногда в качестве последнего способа получения признания полиция использует шантаж или подкуп. Все добровольцы должны игнорировать этот вид приманки. Шантаж очень редко работает эффективно и может обернуться против полиции обвинениями в клевете и плохой репутацией. Подкуп никогда не работает, несмотря на то, что добровольцу могут предложить деньги и защиту в обмен на информацию. Он должен помнить, что когда он перестанет быть нужен полиции, его бросят, и защита утратит всякое значение. Пример тому Кеннет Леннон.

Находясь под жестокими физическими пытками, доброволец должен укрепить свою позицию. Он должен понимать, что это семь дней в случае его молчания, и, возможно, семнадцать лет тюрьмы, если он заговорит. Нелегко отгородиться от физических пыток словно от малозначимой вещи. С незапамятных времен, из истории времен Вавилонской империи до времен Римской империи, от испанской инквизиции до нацистских концлагерей, во времена свободного государства и британских полицейских участков известны истории того, как люди выдерживали попытки полиции выбить информацию из заключенных.

Один из важных способов противостоять пытке — это воображать картинки, в голове или на стенах. Люди, которых подвергали брутальным пыткам, обнаружили, что отвлекаясь, сосредоточив свои силы концентрации вне следователей, и создав воображаемые образы, они смогли превозмочь физическую боль. Можно представлять себе мерцающий свет свечи, листья и другое.

Фрагмент «Зелёной книги», инструкции добровольцев ИРА.
Редактура: “Боец Анархист”. Перевод из сборника “Конфликт в Северной Ирландии (ирландская городская герилья против британского правительства)”, составитель Р.В. Пашков, Москва, 2018.