Революционный анархизм

Размышления о гибели трех сотрудников банка Marfin в Греции

5 мая 2010 года в Греции была объявлена новая всеобщая забастовка. Огромная демонстрация и дикие бунты потрясли Афины, в то время как некоторые демонстранты попытались войти в парламент, столкнувшись с полицией, различные магазины были разграбленны и сожжены. В этом контексте группа других анархистов атакует и бросает коктейли Молотова в филиал банка Marfin, поджигая его, не заметив трех сотрудников, которые оказались в ловушке финансового учреждения и в результате чего погибли в огне.

Этот факт был использован и используется до сих пор, чтобы осуждать действия и уличное насилие анархистов, как со стороны прессы, так и со стороны влиятельных пацифистских и гражданских секторов.

В 2013 году товарищ Тодорис Сипсас был арестован по обвинению в поджоге банка и гибели трех сотрудников, в конце концов, оправдан по всем пунктам обвинения. В том же году три высокопоставленных должностных лица банка Marfin были осуждены за то, что они не защищают жизнь своих сотрудников.

«Заговор огненных ячеек» (ЗОЯ) подробно анализирует события, произошедшие в те дни, и ситуацию в анархическом движении. Важно признать различия между ситуациями в Греции и Вальпараисо, в основном в том как развивались события во время поджога. В Греции нападение было на банк, где, несмотря на то, что он был закрыт, в нем все еще находились люди, а в Вальпараисо зажигательная атака была против аптеки, и дым от огня вызвал удушье у сотрудника мэрии, оказавшимся заблокированным несколькими этажими выше.

Принимая во внимание эти различия, обмен опытом и размышлениями о подобных ситуациях всегда полезен и направлен на укрепление анархистской борьбы, уличной борьбы и столкновений.

***

Примечание от (горе)переводчика на испанский язык: Ниже мы решили обнародовать перевод одного из последних заявлений “Заговора огненных ячеек”, с некоторым опозданием, однако, не менее важным по содержанию и некоторым вопросам. Мы постарались сохранить нетронутым смысл содержимого и цели, чтобы получить надежный перевод, поэтому было бы нецелесообразно искать плохие намерения, дело лишь в тривиальных и плохих многоязычных способностях (горе)переводчика.

В тексте говорится о событиях 5 мая 2010, когда в контексте всеобщей забастовки на улицах, полных протестующими, пытаясь напасть на парламент и войти в него, анархисты атаковали бутылками с зажигательной смесью отделение банка Marfin, что, был якобы закрыт, возник пожар, который закончился гибелью трех сотрудников, находящихся внутри.

Пресса, со своей стороны, выполнила свою работу по завершению, изображая антиавторитаристов в качестве кровожадных убийц, в то время как различные группы анархистов начали говорить о “провокатарах”, “монтаже” или просто предаваясь печально известной и гнусной критике “людей в масках”.

Чтобы полностью понять следующий (искаженный) перевод, важно понять непрерывность массовых демонстраций и всеобщих забастовок (шесть в год) и размах различных течений, существующих на анархистском поле.

Хотя и различают три тенденции (социальные анархисты, повстанцы и нигилисты-индивидуалисты), важно знать и понимать контекст, чтобы избежать нелепой републикации (перепечатки) их методов и организационных тактик ведения борьбы. Мы не можем уяснить различия между повстанческими практиками в Греции и теми которые были развиты в Чили, характеристики тех, кто определяет себя таким образом в этом регионе, могут отличаться от тех, которые определены таким образом на территории где живем мы, но критика и размышления, начатые ЗОЯ затрагивают всех нас, будучи в состоянии переложить их на наш контекст эти анализы имеют первостепенное значение.

Атака на Marfin могла быть фотокопией, в каком-то смысле, нападения на аптеку от 21 апреля 2016 года (в странном марше для политических заключенных, который так и не успев начаться и состоятся, по причине того, что было совершено нападение на аптеку в нескольких кварталах от начальной точки), но важно отметить различия в динамике массовой и уличной борьбы на разных территориях.

Даже если мы не предполагаем нигилистических и индивидуалистических тенденций в рамках революционной борьбы, мы ценим и по-братски оцениваем проекты, которые сотканы в Греции в отношении критики общества как набора отношений власти, не подвергая этой критике тайну или аутизм революционных практик (отсюда и возникает важность предложения со стороны ЗОЯ, чтобы продолжать борьбу во всех ее формах).

И даже в этом случае сегодняшняя история революционного нигилизма в Греции не кажется нам совершенно ясной для оценки и предсказания этой конкретной тенденции, важно ее наблюдать, знать, понимать ее как искренний жест борьбы против господства.

Заговор огненных ячеек – заявление по фактам 05 мая 2010 года

“…и смерть не будет иметь никакой силы…”

В инцидентах, произошедших 5 мая, при пожаре в банке Marfin было трое мертвых банковских сотрудника и сотни обугленных истин.

Душная атмосфера лицемерия, слезливой пропаганды и измученного моралистического гуманизма “Кассандр” (1) радикального движения потребовало от нас выразить позицию по этим общественным событиям. Это не означает, что мы говорим с позиции “специалистов” насилия, и ни то, что нас “автоматически” считают обвинияющими и защитниками, людей, которые напали на здание банка.

Вместо этого мы видим необходимость в озвучке некоторых вещей, которые будут сказаны и перечислены. Для этого не требуется непосредственного опыта, чтобы понять, что произошло в тот день, в том конкретном месте. На наш взгляд, необходимо серьезное и ответственное отношение к соответствующей защите революционных практик (например, сжигание банка), для анализа и самокритики реального факта (смерть трех сотрудников, которые не были целью революционного насилия).

Революционный нигилизм, который мы выражаем, подразумевает определенную мысль и практику, которая была построена вдали от демонстрации ложного цинизма в духе “Они были сотрудниками банка, тогда хорошо их сжечь …”, мы также далеки от лицемерных причитаний, с целью поиска виноватых, для того, чтобы возложить на них всю отвественность с позиций непогрешимых революционных гуманистов.

Давайте начнем с самого начала …

В мегаполисе и пародии на жизнь, которую мы переживаем, смерть – не что иное, как еще одна новость, отдаленная информация среди многих других, колонок в газете, другой статистики …

Каждый день люди умирают в больницах от болезней, в автомобильных авариях, при несчастных случаях на работе, от наркотиков…, и они хотят, чтобы мы научились быть равнодушными к этим десяткам анонимных смертей.

Потому что это всего лишь цифры “трое человек погибли в дорожно-транспортном происшествии, две смерти от наркотиков”. Это не “продается” в средствах массовой информации, не проецируется якобы гуманитарной маскировкой, поэтому они не убедительны.

Речь идет о смерти, что в двух словах, не интересна, так как она, не принесет больше пользы системе. Поэтому все телевизионные исполнители, от самых консервативных до самых подрывных, которые якобы, были потрясены тремя смертями в Marfin, не уделили бы ни секунды внимания, если бы это были, такие же анонимные смерти системы как и все остальные. Правда заключается в том, что на 5 мая в интересах системы были запланированы непристойные грабежи и мощная коммерциализация чувств.

Сопутствующий ущерб и эмоциональные спекуляции

Столкнувшись с надвигающимся социальным кризисом, зрелище развернувшееся вокруг смерти, вызвало его короткое замыкание. Протесты “отступили”, были проведены опросы общественного мнения против демонстраций и забастовок, полицейские совершили облавы на сквот Zaimi и на пристанища мигрантов в Экзархии, на первых полосах газет появились заголовки “анархисты-убийцы”, фашисты обьявили президиум за пределами банка и ситуация достигла стадии общественного порицания “тех групп”, до “хаотов-индивидуалистов и психически помешенных нигилистов” и “убийц-идиотов” заканчивая некими воображаемыми клоунами-анархистами.

Но помимо пропаганды и ее методов факты остаются фактами. Три сотрудника банка, не будучи мишенью, погибли во время пожара банка, где они работали. Это наш шанс не попасть в ловушку статистики или эмоциональных манипуляций. Разумеется, мы не будем говорить на языке “злые обстоятельства” и “случайные потери”. Это язык врага который напоминает речи американских военных и их генералов во время войны в Афганистане. С другой стороны, мы не собираемся изображать сожаления по поводу смерти трех людей, несмотря на то насколько, это неприятно осознавать семьям погибших, потому как, эти жертвы так и остались бы еще одной стерильной новостью в системе, если бы они не были результатом, в конкретном пространстве и времени, революционной практики.

Проще говоря, мы не претендуем на какое-либо сентиментальное пространство в “зрелищном танце”, делая вид что потрясены бредом телевизионных гуманитариев, в котором увязло несколько человек того же радикального движения. Нет, мы не играем роль “жестких” людей, которые думают только о “причинах”, но мы считаем, что если бы эти три смерти произошли из-за автомобильной аварии, мало кто узнал бы о них. Таким образом, это не печальное событие смерти, которое действует как катализатор в создании атмосферы оцепенения и неудобства, а причина, которая породила ее. Следовательно, избегая эмоциональных спекуляций и прекратив всякие медитации, мы должны задуматься и взглянуть на проблему в корне.

Это правда, что если кто-то хочет найти жестоких убийц, то он должен искать их в рядах Венопулос (директора банка) (2) и людей такого же рода. Его администрация и ее приказы в сочетании с их принятием со стороны сотрудников привели к тому, что они принялись работать в закрытом на время забастовки банке, без мер пожарной безопасности и с закрытыми дверями. Такие ублюдки, как Венопулос, являются зачинщиками десятков физических и умственных смертей на работе, как при случайной смерти, так и в повседневном унижении и в условиях трудовых контрактов, которые налагают дисциплину. Принимая это как данность, мы можем справиться с нашими собственными неточностями, недостатками, ошибками, небрежностью, но это одностороннее мышление, которое хочет обвинять только лишь всех хозяев и освободиться от отвественности, но это не заставляет нас развиваться…

Кто тогда виноват в смерти трех сотрудников банка?

Революционная практика “ударь и беги”

Теперь давайте поговорим о мнениях, стратегиях и привычках. Прежде всего следует отметить, что “ударь и беги” – это популярная практика в Греции на всех крупных событиях. Мы имеем в виду небольшие “атакующие” группы антиавторитарных бойцов, которые покидают основную демонстрацию забастовщиков в заранее определенных местах (банки, журналистские авто, полицейский спецназ), а затем возвращаются к массам людей, чтобы снова нанести удар или исчезнуть. Что касается политического аспекта практики, то следует подчеркнуть, что “ударь и беги” не относится исключительно к какой-либо определенной анархистской тенденции. Социальные анархисты (особенно более старые, которые составляют более значительную часть) применяют “ударь и беги” согласно логике отклонения от шествия и обострения конфликта. Таким образом, они намерены действовать как детонатор социального взрыва и способствовать усилению борьбы.

Промежуточная повстанческая тенденция унаследовала практику “ударь и беги”, с некоторым организационным развитием, и в основном это происходит в экспериментальный момент конфликта и отношений (солидарность, самоорганизация, преодоление ролей), которые развиваются вне стереотипов, налагаемых господством. Общей составляющей двух течений является идентификация массовых демонстраций как моментов социальной борьбы, поэтому и социальные анархисты, и повстанцы продвигают свое присутствие и свое действие через них.

Новое течение анархистов-нигилистов-индивидуалистов, третий полюс, как мы описали, формирует новое восприятие в отношении социальной борьбы и ее проявлений. В массе десятков тысяч людей, которые стекаются на митинги, мы вовсе не поддерживаем людей, которые разделяют наши собственные кодексы ценностей и которые говорят на одном с нами языке освобождения. Социальная мобилизация – это беспорядок противоречий и поведения, которые включают в себя все производные человеческого мышления, от провинциального консерватизма, левого патриотизма, альтернативности, реформизма и даже анархическую точку зрения.

Демонстрации функционируют как сумма тысяч разделенных людей с разными путями, иногда даже враждебными друг другу, объединенными либо собравшимися для или в связи с совместными действиями (например выступить против закона о страховании). Подавляющее большинство из состава этих демонстрантов требует возврата к старой повседневной жизни (до того момента, как законодательство, нарушило их права) или в более левом варианте, улучшения регулярности с более прогрессивными и гуманитарными решениями в рамках капитализма или коммунистического статизма. Не случайно главные лозунги демонстраций требуют применения справедливых законов против антиконституционных мер правительства.

Даже яростное отклонение всей демонстрации часто является сгустком противоречий. Во время агрессивной осады парламента 5 мая некоторые демонстранты пели национальный гимн, некоторые кидали камни, другие призвали Спецназ присоединиться к ним, Коммунистическая партия выявляла “бунтарей”, другие упрекали тех, кто разгромил банки а другие аплодировали им, анархисты строили баррикады. Пантеон (совокупность) всех поведений с тысячами повторений за последние 30 лет и более.

Революционный авангард и революционный милитаризм

Мы и наше восприятие не являются просветленным революционным авангардом или элитарной группой. Каждый из нас испытал противоречия, принимал участие, участвовал в нем там, где это необходимо для его личного и духовного развития, через какой-то другой опыт, какие-то разговоры и коллективное наблюдение, интересные страницы книг и руководств, индивидуальное мышление и желание укрепить революционные действия, все это требуется для переосмысления участия в демонстрациях. Для простора мысли и действия, которые мы выражаем, наш опыт не заканчивается, когда проходят конфликты.

Мы верим в силу организованной структуры и в ясность революционной точки зрения в прошлом, настоящем и будущем. Нет ничего общего между анархистом в маске, который бросает коктейли Молотова, потому что он отрицает те крохи, предлагаемые ему для жизни, массовую культуру, зрелища, денежные ценности и покорное сознание, и теми “обозлёнными” рабочими, которые поднимают голову только тогда, когда чувствуют пустоту в своих карманах, и то только на некоторое время. Это тот самый человек, который сначала чувствовал себя комфортно в своей реальности и был раздражен “бунтовщиками”.

Существует огромный разрыв в ценностях, который не может быть заполнен ни насилием, ни моментом конфликта, если нет необходимого осознания и самосознания. Развитию и появлению революционного сознания, способствуют лозунги, тексты, книги, брошюры, надписи на стенах, плакаты. Это наша теоретическая пропагандистская атака на систему, которая должна умереть. И демонстрации? Демонстрации также вносят свой вклад, но мы должны начать видеть их в новой перспективе. Никто не родился партизаном или революционером, но это прогрессивный процесс эволюции, чтобы определить свою жизнь без компромиссов.

Такие события, как демонстрация 5-го мая, являются предварительным условием, идеальной прелюдией для тех, кто хочет вступить в контакт с революционным насилием. Благодаря им осуществляется тактика “ударь и беги” в неблагоприятных условиях при сотнях полицейских в городе, что является определяющим опытом для тех, кто желает совершенствовать теоретические и практические инструменты в условиях городского боя. Это хорошее направление для практического развития других форм действий нового партизанского движения. Наша цель – создать “РЕВОЛЮЦИОННЫЙ МИЛИТАРИЗМ”: анти-иерархическое восприятие, без лидеров, званий или последователей, что будет способствовать созданию небольших гибких антиавторитарных боевых групп, чтобы составить карту целей в городе, развивая отношения с их территориально соответствующими аффинити-группами, которые будут открыты (с соблюдением мер предосторожности) новым товарищам, они будут разрабатывать планы нападений и использовать (не становясь враждебными к ним) демонстрации за “права рабочих” в качестве троянского коня революционных кампаний. Поэтому нет вопроса в том, участвовать или нет в демонстрациях, а лишь вопрос об эволюции.

Мы считаем, что организованное революционное насилие, последовательность, преемственность и приверженность позволят в будущем избежать “неудач” с такими трагическими результатами, как в случае с банком Marfin. Это единственный способ, при которым новое партизанское движение распространяется как восприятие и практика, вызывая хаос в стерильной рутине организованной скуки.

Информаторы и последствия

Все это написано как вклад в диалектическую область мышления и действия между различными политическими течениями, а не для того, чтобы оправдывать или маскировать что-то. Хорошо известно, что конкретная атака на Marfin не имеет точной идеологической отметки, политической мысли и содержания людей, которые действовали там. В зависимости от цели (отделение банка) могло быть сожжено кем-либо из любого политического течения анархизма и не только. Но, безусловно, судя по результатам, более удобно для “акул-зрителей”  приписывать действия,  именно нашему политическому течению.

Заявления о лояльности и тексты миссионерской гуманности, введенные в обращение некоторыми анархистскими коллективами с уверенностью суждения о происхождении “причастных”, дали окончательное доказательство пустоты политического аргумента в отношении “нигилистической тенденции”, которая согласно их мнения “паразитирует на анархии”. Их плутоватость (лицемерие) нас не беспокоит, но нас интересует, когда некоторые из них достигают опасного уровня “фотографируя” людей на демонстрациях и в кафе, чтобы удовлетворить любопытные уши полиции, эти люди будут рассматриваться, как они того заслуживают, как, например, информаторы полиции, с соответствующими последствиями.

Целенаправленные действия и аутистические неудачи

Возвращаясь к тому, как и почему, в случае с Marfin, независимо от того, какой анархистской тенденции каждый придерживается, выражая это как личность или коллектив, мы должны признать, что три течения (социальные анархисты, повстанцы, индивидуалисты-нигилисты) имеют общую характерность. Четкое определение действий, направленных на конкретные цели (правительственные здания, правоохранительные органы, символы богатства). Трое сотрудников, работавших в день забастовки, конечно, не могут считаться врагами, как впрочем и союзниками… так что они ни в коем случае не могли быть целью атаки.

Цель того, что мы пишем, заключается не в том, чтобы приукрасить ситуацию или дистанцироваться от логики. По этой причине, независимо от определенных целей, мы не забываем о аутичных атаках на бессмысленные места (автобусные остановки, телефоны-автоматы, дешевые автомобили), и мы в состоянии признать, что это представляет собой пример безответственности, который никогда не вносит реального изменения в существенную реальность. В противоположность этому, Marfin (на площади Корей), как здание банка, было прекрасной целью.

Нам не надо точно знать, что произошло там, и то, что было сказано, но мы знаем хроническую слабость, которая, по нашему мнению, способствует результату. Мы говорим о фетишизме неорганизованного насилия и о непонимании смысла нападений.

Незаряженное оружие тоже убивает…

Инцидент, случившийся у Marfin, – это суровая правда, говорящая что это совершенно случайно и не было никогда за все эти годы раньше. Каждый бунтарь должен формировать особое отношение понимания и восприятия чувства действия, которое он выполняет. Все чувства действий, от запуска камня до использования АК, можно легко повторить, как бумеранг против нас самих. Вот почему говорят, что “незаряженным” оружием убить легче, чем “заряженным”. Оружие считается “незаряженным” также в том смысле, что несмотря на то что у тех, у кого оно есть, нет при этом понимания как его эффективно использовать.

Так что кто-то “открыл Америку” с событиями у Marfin. Однако на протяжении многих лет сценарий был схожим. Сколько раз в прошлом на демонстрациях или ночных атаках товарищи поджигали или ранили самих себя коктейлями Молотова, потому что бутылки были плохо подготовлены или потому, что кто-то спешил “ударить” первым? Сколько раз были разбиты головы товарищей из-за камней, брошенных другими “нетерпеливыми”, даже не видящих цели? Также, для тех, у кого короткая память, сколько раз анархисты дрались друг с другом на демонстрациях из-за различий в подходах и концепциях?

Примеры бесчисленны. И все они подразумевают одни и те же слабости. Раскол между теорией и практикой, между сознанием и действием. Революционное насилие стало выглядеть, как фетиш, часто копируя способы поведения, принадлежащие к охвату господства, высокомерия, ролей и “рейтингов”. Это противоречивое поведение в радикальном пространстве функционирует как категория силы в классификациях (3) этой неформальной гегемонии.

В то же время, появляются новые молодые товарищи, близкие к этому поведению, которые подвергаются нарушенным взглядам, и, в свою очередь, повторяют их в в своих проектах. Обсуждение насилия, его значение, приписываемое ему, его использование, его производство, меры предосторожности, эксперименты и приемы, до сих пор не были подняты для коллективных практик устранения фетишизма и получения знаний и эффективного участия. Это было прерогативой более “внутренних” участников, которые “защищали” свои “ряды”. Насилие воспринимается как игра, адреналин, неформальная конкуренция в количестве атак.

В свою очередь, мы считаем, что сознание – это то, что мотивирует нас развивать свои боевые навыки и знания, чтобы атаковать противника.

“Во время тренировки, вся военная подготовка была поставлена в зависимость от политики: при обращении с чувствительными химическими веществами, нам советовали всегда думать об идеологии, чтобы быть в состоянии сделать все, и сделать это хорошо”.(Ампимаэль Гузман – революционная организация Sendero Luminoso).

Рядом с фетишизмом насилия, цветы из несовершенных знаний. Некоторые товарищи игнорируют эффективность средств насилия и их опасность, поэтому они чрезмерно используют их, например, в часы сценических боевых действий изнутри университетского убежища (4), а также при дезорганизованных атаках в Экзархии, где как правило, десятки брошенных коктейлей Молотова, в состоянии только “загрязнить” асфальт, в то время как те же люди, если бы они обсуждали и организовывали себя, могли сокрушить полицию и поджечь полицейский автомобиль.

Часть этой традиции и поклонения, и в то же время незнание использования значений также состоит в критике статических “экспертов” насилия. Сеть презрения критикует поведение из безопасного положения тех, кто не участвует в какой-либо революционной практике, и прикрывается под видом своих знаний и “большого” опыта “когда все было не так, но они были лучше”. Опускаются мотивы, которые демонстрируют вооруженный и насильственный опыт, каждый раз, когда они устанавливают правильное использование насилия и содержание партизанского движения, чтобы обесценить любое новаторское мышление и практику. Синдромы трусливой и робкой мысли, восхищения и симпатии к тому, что находится далеко, в пределах безопасной исторической сферы, и демонстрируют свою долю высокомерия к тому, что совершается здесь и сейчас.

Во всем этом смятении совести, есть люди, которые подожгли Marfin, либо они не видели людей, которые были внутри (при этом даже не придав значения, что такая ситуация случалась уже до этого и не в первый раз, например, при ночной атаке против национального банка в университете четыре года назад, когда 2-3 человека оказались в ловушке на крыше) или, что еще хуже, они видели их, но они не верили, что они могут умереть из-за нескольких коктейлей Молотова. Мы убеждены, даже не зная людей, что если бы им дали пистолет, они бы, конечно, не стреляли бы в этих сотрудников. Поэтому они не хотели убивать их, и неважно, что были слышны циничные и глупые голоса, говорящие “пусть они умирают, они – служащие банка”.

Если что-то привело к событиям 5 мая, это абсцесс господствующей традиции, которая десятилетиями была скрыта в радикальной области, и теперь, в первую очередь, каждый должен ответить сам за себя, совершая самокритику. Большинство из того, что написано здесь, это наше собственное понимание опыта и наших собственных недостатков.

Поэтому, выразив это, как говорится, эта искра подходит для того, чтобы дополнить наши мысли и действия в свете будущей публикации манифеста о позициях и ценностях нигилистского течения, индивидуалистического анархизма и революционного терроризма, который мы выражаем.

В то же время недавнее провозглашение “группы товарищей, которые способствовали катастрофическим действиям в центре города в ходе 5 мая”, показывает, что любой опыт, который хочет быть революционным, должен стать приоритетом создания моментов и простора для обсуждения и расмотрения. Товарищи, своими текстами, независимо от соглашений или разногласий, непосредственно работали над процессом существенного возрождения революционной диалектики.

Потому что ставка на революцию не играет, ни с точки зрения военного превосходства, ни с религиозных догм бессодержательного политического послания. Новая городская герилья – это процесс, который “бьет” прежде всего в центр человеческих отношений. Оттуда все и начинается …

Заговор Огненных Ячеек
Группа партизан-террористов
Фракция нигилистов

Примечания по тексту:

1) Когда речь идет о “Кассандре”, это греческий миф, говорящий о проклятии, которое Апполон возложил на дочь короля Троя, где она могла пророчествовать о будущем, но никто не поверил бы ей. Заговор говорит по иронии судьбы об этом гуманистическом и радикальном движении, которое пыталось предсказать результат, не веря в это.

2) Письмо одного из сотрудников банка Marfin (http://www.alasbarricadas.org/noticias/?q=node/13939) здесь один из сотрудников банка Marfin рассказывает о том, как произошли события в тот день, и ответственность, которую он возложил на Венопулоса.

3) Слово “квалификация” используется в смысле пунктуации, отмечается, в зависимости от целей и компетенций, созданных путем воспроизведения порочной логики.

4) Как и в Чили, университеты в Греции имеют автономию от полиции и таким же образом происходят уличные столкновения с силами закона, которые иногда дляться долгие часы и до глубокой ночи.

источник, перевод Анархия Сегодня