Современное анархистское движение

Репрессии в так называемой Чешской “республике”


Полицейские репрессии и контроль в отношении антиавторитарных и подрывных движений существовали испокон веков. За последние годы мы ощутили их в беспрецедентно крупном для чешского контекста и истории масштабе: провокации, обвинения в терроризме, демонизация в крупных средствах массовой информации, попытки разделения движения, распространение паранойи, аресты и долгие, изматывающие судебные процессы. “Феникс” – это придуманное полицией название имевшей место провокационной операции, схожей с аналогичными преследованиями в европейском и североамериканском контекстах, в основном, в использовании тактики “разделяй и властвуй”, являющейся ключевой в понимании сути статуса-кво и его целей. Надеемся, что приведённая ниже хронология событий поможет вам составить более ясную картину произошедшего с нами, и быть готовыми к тому, что может случиться в месте, где вы живёте и организуетесь.

28 апреля 2015. Начало крупной полицейской операции. Ранним утром полиция врывается в несколько домов и социальный центр “Атенео” в городе Мост. Они конфискуют всю электронику, включая сервер, на котором размещено несколько радикальных сайтов, печатные материалы, 11 человек арестовано и значительно большее количество приглашено на допросы. Людей вопреки их воле заставляют сдавать ДНК и отпечатки пальцев. Трёх анархистов – Петра, Мартина и Алеша помещают под стражу. Полиция накладывает эмбарго на информацию об этом случае.

Май 2015. Петра, Алеша, Мартина и Сашу обвиняют в подготовке организованной террористической атаки на поезд с военной техникой НАТО. Другим двум анархистам предъявляют обвинение в сообщничестве, так как они знали о готовящемся нападении, но не сообщили об этом в полицию. Несмотря на то, что дело запретили предавать гласности, кое-какая информация просочилась в прессу. В публикациях говорится о том, что главной целью операции Феникс было раскрытие и ликвидация “Сети революционных ячеек” (SRB), группы, осуществившей ряд поджогов полицейского транспорта, установок для счёта платежей за пользование шоссе и автомобилей директоров и владельцев ресторанов, не плативших своим работникам.

Коллектив “Антифеникс” возник как группа радикалов, не способных оставаться безмолвными перед лицом подобных репрессий. “Антифеникс” тесно сотрудничает с АЧК, фокусируясь преимущественно на деятельности, являющейся немедленной реакцией на эти репрессии.

6 мая 2015. Сквот “Cibulka” выселяют после трёх лет существования. Выселение представляет собой масштабную и дорогостоящую полицейскую операцию, в которой задействовано более чем 120 силовиков и несколько единиц тяжелой техники.

Информация о провокации распространяется.

6 июня 2015. Медиа пестрят информацией о том, что дом министра обороны ЧР подвергся атаке коктейлями Молотова. Пожара не было и никто не вызывал пожарных, жена министра обнаружила бутылки и обратилась в полицию лишь спустя 24 часа после предполагаемого совершения “атаки”. Анархисты в шутку делают ставки касательно того, будет ли иметь какие-либо негативные последствия для них столь любопытная “атака”.

Июнь 2015. Информация о провокации распространяется. В группу, обвиненную в подготовке заговора, ещё в 2014 году внедрились двое полицейских агентов, завоевавшие доверие её участников. Агенты ходили на встречи с записывающими устройствами, пытаясь навязать идею об активных боевых действиях, позволивших бы им начать репрессии в отношении движения. Невзирая на заявления полиции о том, что в результате проведённой ими операции “Сеть революционных ячеек” (анархо-повстанцы) уничтожена, акты саботажей и поджогов, устроенных против полиции и капиталистов, не только не прекращаются, но и становятся более частыми.

26 июня 2015. Ещё один анархист – Игорь Шевцов, арестован и заключён под стражу. Ему выдвинуто обвинение в атаке на дом министра обороны ЧР с целью поджога (бутылками с зажигательными смесями). Никаких доказательств тому не было предоставлено, тем не менее, Игоря помещают в СИЗО со строгим режимом.

9 августа 2015. Алеша, одного из четырёх заключённых анархистов, освобождают из-под стражи. Полиция снимает с него обвинения в террористической атаке и теперь вменяет ему в вину нелегальное хранение оружия, обнаруженного во время обыска дома Алеша. Через несколько месяцев Алеша признают виновным по этой статье, он получает условный срок и лишается права на владение огнестрельным оружием. Данное решение суда Алеш не оспаривает.

Конец лета 2015. Анархист Лукаш Борл принимает решение уйти в подполье из-за постоянной слежки и угроз со стороны полиции в адрес его самого и его близких.

25 сентября 2015. Игоря освобождают из-под стражи. Петр и Мартин остаются в заключении.

Ноябрь 2015. Петра освобождают по причине процессуальных ошибок и благодаря хорошей работе его адвоката.

Зима 2015. На сайте полиции объявлено, что Лукаш Борл находится в розыске, вооружён и представляет собой опасность. Этот момент мы рассматриваем как точку отсчёта операции “Феникс-2”.

5 апреля 2016. Полиция врывается в квартиру наших товарищей в Праге. В качестве официальной причины для этого полиция называет поиски Лукаша Борла. На следующий день, 6 апреля, аналогичная ситуация происходит в Брно под тем же самым предлогом.

26-27 апреля 2016. Проходят первые заседания с момента начала операции “Феникс”. В результате длительных судебных разбирательств, напоминавших театрализованное представление, абсурдное дело Игоря закрыто ввиду недостатка доказательств, что представляется интересным в свете решения суда более низкого уровня, городского суда Праги 6, о переквалификации действий Игоря как террористических. Несмотря на это, в качестве наказания за граффити солидарности на тюремной стене в Рузине Игорь приговорён к 2 годам депортации из ЧР – после прошения прокурора о депортации и лишении свободы на срок 4-8 месяцев. Игорь тут же подаёт апелляционную жалобу.

9 июня 2016 года. Мартин начинает сухую голодовку в качестве протеста против собственного необоснованного заключения, операции “Феникс” и плохих условий содержания в тюрьме, в частности, изоляции от социальной активности, невозможности заниматься спортом и неуважения к его веганскому питанию. Мартин прекращает голодовку через 10 дней из-за плохого состояния здоровья своей матери.

20 июля 2016. Высший суд меняет решение о наказании для Игоря. Он всё также остаётся виновным в съёмке процесса нанесения граффити на тюремную стену другим человеком. Депортация заменяется запретом посещения анархистских мероприятий в течение 3 лет. В качестве инструмента контроля полиция использует кооперацию со службой административного надзора и запрещает принимать участие во всех событиях и акциях, которые она расценивает как анархистские – от “Еды вместо бомб” и демонстраций до любых событий, анонсируемых в левацком и анархистском пространстве, включая концерты и встречи. Для составления списка запрещённых мероприятий полиция использует сайт radar.squat.net.

2-3 Августа 2016. Состоялись судебные слушания анархистов и анархисток, обвинённых по делу операции Феникс.

31 Августа 2016. Полиция снова врывается в ту же квартиру в Брно, что и 6 апреля 2016, когда они искали Лукаша Борла. Так же, как и в предыдущий раз, никакого официального разрешения на подобные действия полицейские не имеют.

4 сентября 2016. Лукаш Борл арестован в своём родном городе Мост спустя год жизни в подполье и заключён под стражу с обвинением в организации, поддержке и пропаганде движения, подавляющее человеческие права и свободы, в вымогательстве и нескольких предумышленных актах поджога.

27 сентября 2016. После 17 месяцев содержания под стражей Мартин И. освобожден решением Конституционного суда о неправомерности его дальнейшего ареста.

Осень-Зима 2016. Судебные слушания по операции «Феникс». 1-5 анархистов обвинены по делу о террористической атаке на поезд.

13 апреля 2017. Лукаш Борл освобожден из под стражи под залог после 7 месяцев заключения.

24 апреля 2017. Член судебного сената Петр Благуш исключен из сената за предвзятость. Выяснилось, что в течение 13 лет он работал на то самое подразделение полиции, которое инициировало операцию «Феникс».

10 мая 2017. Игорь Шевцов признан полностью невиновным. В соответствии с Высшим судом и городской администрацией Праги 6, он не совершил даже мелкого правонарушения. Министерство юстиции принесло извинения за неправомерные действия полиции и выплатило компенсацию в размере около 14 тысяч евро.

Июнь 2017. Полиция выдвигает новые обвинения по двум делам в рамках операции «Феникс», обвинив еще 4 человека в сумме в 16 уголовных преступлениях. Полиция объединила новых подозреваемых с Лукашем и обвинила их в «организации, поддержке и распространении идей движения, результатом деятельности которого является подавление прав и свобод человека», на основе размещения коммюнике в интернете и/или хранении листовок дома.

22 сентября 2017. Городской суд в Праге признает обвиняемых в «Феникс 1» (атака на поезд) анархистов невиновными по всем делам. Государственный прокурор сразу подает апелляцию. Все дело будет рассмотрено в Высшем суде. Всё ещё существует вероятность, что людей осудят на тюремные сроки, вплоть до пожизненного заключения для двоих из них. Медиа, в большинстве своем, меняют риторику, которая, в целом, нейтральна по отношению к обвиняемым, говоря о провокации со стороны полиции.

Закончилась ли операция “Феникс”? Что дальше?

Игорь полностью оправдан, обвиненные по «Феникс 1» анархисты выиграли суд первой инстанции и мы задаемся вопросом, перестанут ли нас называть террористами? Одна из наших целей – дать понять, что не имеет значения, как репрессивные институты именуют нас. Наша задача не в том, чтобы бороться с крупными медиа и доказывать им, что мы не террористы и не экстремисты. Мы предпочитаем подумать о том, как взаимодействовать с людьми вокруг нас и продолжить разъяснять, почему стремление к созданию общества, основанного на взаимопомощи и солидарности, было и всегда будет в конфронтации с государством и его репрессивными институтами.

Для многих из нас решение суда было облегчением. Сейчас мы можем спокойно дышать, встречаться за обедом и видеться с друзьями в отсутствии напряжения, без тюремных стен. Эти моменты очень важны в жизни каждого человека, и мы рады, что можем ими наслаждаться. Тюрьма – бесполезная институция, она разлучает любящих, изолирует людей и разрушает жизни. Вот почему вердикт, не важно, что он приятнее, чем «виновна/виновен», не является абсолютной победой для нас. Мы не забыли, что значат три года расследований. В итоге, Алеш, Мартин и Петр пробыли в тюрьме в сумме 27 месяцев, Лукаш скрывался в течение одного года, а после провел 7 месяцев в тюрьме. Игорь, которого на данный момент признали невиновным, был под строжайшим арестом в течение трёх месяцев. Его деятельность была крайне ограничена, и он был вынужден находиться под административным надзором в течение почти полутора лет. Кроме того, он все еще под угрозой депортации из Чешской республики из-за его пребывания под арестом. Семьи, друзья и близкие обвиняемых и заключенных, также как те, кого дело «Феникс» коснулось непосредственно, испытывают колоссальное эмоциональное напряжение и пережили разлуку. Они столкнулись с обысками, угрозами, слежкой, выселением и прочим. Именно поэтому очевидно, что праздновать нечего. В делах, подобных «Фениксу», необходимо понимать, для чего они инициируются. В основном, полиция не нацелена на заключение горстки анархистов в тюрьму на долгие годы. Репрессивная машина не боится нас поодиночке. Что их действительно пугает – это вероятность роста количества приверженцев наших идей и появление широкого разнообразия тактик. Защитники статуса-кво тратят много энергии и ресурсов, чтобы поддерживать в людях убеждение в том, что это и есть свобода, о которой они мечтают.

Одно мы усвоили точно. Если мы хотим, чтобы наши действия и организация были действительно эффективными и опасными для структур угнетения, которые держат нас под контролем, они должны исходить из коллективных дискуссий и переговоров, которые выходят за рамки, установленные для нас государством. Мы усвоили, что бессмысленно прятаться от репрессий, лучше быть готовыми столкнуться с ними и создать условия, которые приведут к неэффективности подобных операций.

«Феникс» – это не операция, нацеленная на кучку наивных анархистов, а атака на будущее инакомыслия в целом. Давайте будем заботиться друг о друге, вместе мы сможем быть значимыми.

Солидарность – наше оружие

В данной хронологии событий мы сфокусировались на действиях государства и его институтов, чтобы подробно описать, через что мы прошли. Это не означает, что мы должны сосредоточиться и действовать в соответствии с угнетателями. Одной из важнейших задач для нас как аболиционистов является анализ моделей репрессий по всему миру и преобразование нашей самоорганизации в действующую на упреждение, а не застрявшую в постоянной ответной реакции. В данной хронологии мы не указали мероприятия поддержки и акции солидарности, так как информация о репрессиях затерялась бы за небольшими локальными действиями происходящими по всему миру. Мы все еще хотим оставаться критичными. В начале, когда все закрутилось, возникло большое замешательство, недостаток солидарности и достаточно большая раздробленность в антиавторитарной среде. Мы посчитали более важным проявление солидарности с обвиняемыми и теми, кто их окружает, чтобы, в основном, остановить страх и паранойю, быстро распространяющиеся в левой среде. Мы чувствовали необходимость буквально стать мостами через пропасть между различными группами и несхожими подходами, чтобы прийти к пониманию, что, несмотря на наши различия, мы должны держаться вместе, когда дело касается репрессий. Мы считаем, что возможно создать сильное сопротивление репрессиям и твердую основу для солидарности посредством понимания сути репрессий, их целей и путем информирования друг друга на местном и международном уровне, не упуская из вида совершенствование культуры безопасности.

В качестве АЧК/Антифеникса мы провели несколько презентаций и дискуссий на различные темы, выпустили несколько видов постеров, флаеров, листовок и стикеров. Мы поддерживаем контакт с преследуемыми товарищами и их семьями, оказываем им как эмоциональную, так и материальную поддержку посредством бенефитов, вечеров написания писем, шумовых или других видов демонстраций и прочего.

С начала операции «Феникс» мы были свидетелями многих действий солидарности со всего мира. От баннеров, граффити, демонстраций, акций у чешских посольств до сожжения полицейских машин, поджигания банков или освобождения норок и другого саботажа на меховых фермах. Тактики такие же разнообразные, как и мы. Разнообразные акции и действия могут быть проявлением солидарности с различными инициативами и друг с другом, и они необходимы.

Плакат (А2, PDF)

Декабрь 2017

пришло по почте