Постанархизм

Социал-демократия под черным флагом

Сегодня термин “анархизм”, как и любой иной политический термин, означает уже не столько политические взгляды, сколько историческую и культурную традицию, либо избитый штамп. Под анархизмом может пониматься уже что угодно, от контр-культуры до чуждых изначальному анархизму политических взглядов. Собственно, сегодня мы можем видеть, что политизированные движения, называющие себя анархистскими, зачастую отрицают сами основы анархизма. Они могут аппелировать к закону, правам, призывать правительство принять тот или иной закон, либо даже просить ужесточить закон. Некоторые идут дальше, и призывают к тюремным заключениям для своих оппонентов. Есть среди анархистов и такие, кто мог сотрудничать с полицией. Зачастую прямое действие заменяется петициями либо угрозами обратиться в полицию. Для многих анархизм заключается в борьбе за постепенное улучшение жизни, принятия хороших законов, увеличения уровня прав населения и различных его групп, увеличение уровня доходов, законодательная борьба с дискриминацией и прочее.

Но ведь анархизм совсем не о том! В статье “Красная Европа” мы писали о различиях между анархизмом, большевизмом и социал-демократией. Они имели общую цель – безгосударственное общество, в котором политическая и экономическая власть находится в руках всего народа. Но вот методы достижения такого общества у этих движений были разными. В принципе, отличить анархиста от большевика и социал-демократа (в их “чистом”, изначальном виде) можно просто. Все они говорят о необходимости замены государства таким вот свободным обществом. Но

— Анархисты полагают, что прийти к такому обществу следует в ходе восстания, революции, после которой организованный народ возьмет всю полноту власти в свои руки. До революции необходимо заниматься пропагандой анархистских идей. Желательно – действием, чтобы собственным примером “пробудить” народ. Также многие движения анархизма понимали необходимость организации народа в низовые структуры еще до революции. В борьбе анархисты полагаются на прямое действие – осуществление своих прав явочным порядком, в обход государства. То есть нужно агитировать людей и способствовать их организации, чтобы после революции этот организованный народ мог заменить собой государство.

— Социал-демократы полагали, что общество придет к социализму постепенно, понемногу повышая уровень прав, свобод и дохода простого народа. Добиться этого надлежит, в первую очередь, принятием правильных законов, расширением прав и участием рабочих в контроле над производством. Постепенно, делаясь все лучше и справедливее, мир войдет в эпоху свободы и равенства.

— Большевики считали, что умные и образованные революционеры должны взять управление страной в свои руки, и под их мудрым руководством будет построено социалистическое общество. В методах до взятия власти они могли прибегать, в зависимости от ситуации, как к анархистским методам, так и социал-демократическим. Строить стратегию, считали они, надлежит исходя из анализа ситуации.

Таким образом, все просто. Если ты за взятие власти и “мудрое правление”, ты, условно, большевик. Если ты за реформы, то ты социал-демократ. Если за организацию народных масс и взятие ими всей полноты власти, значит ты анархист.

Сегодня, очевидно, большинство людей, провозглашающих себя анархистами, таковыми не являются. В основном это классические социал-демократы. Они могут по разным причинам склоняться к реформизму – могут считать его более реальным, а антиреформизм – сектантством. Они могут не верить в народ. Могут считать, что сейчас невозможно ничего изменить снизу. Но факт в том, что стоят-то они на социал-демократических рельсах, а анархистами себя называют из невежества, устоявшейся культурной традиции и сильной привлекательной эстетики анархизма.

Проблема в том, что за сто лет и социал-демократы, и большевики отказались от социалистического проекта. Социал-демократы теперь – сторонники социального государства, левые либералы. А большевики, в большинстве своем, – сторонники сильной красной империи, тоже социального государства, но авторитарного. Исключение составляют всевозможные троцкисты, эти являются большевиками в смысле столетней давности.

И если сто лет назад социализм обозначал сторонников бесклассового общества, а анархизм, большевизм и социал-демократия означали пути достижения этого общества, то сегодня только анархизм означает сторонников такого общества. Это и приводит к тому, что то разделение, которое было сто лет назад в социализме, теперь происходит в анархизме. Поскольку если сегодня человек является сторонником такого общества и сторонником реформ на пути к нему, то есть социал-демократом столетней давности, сегодня он не пойдет к социал-демократам. Он пойдет к анархистам. Потому что современная социал-демократия означает совсем не то, что сто лет назад. С большевиками этого не произошло только потому, что у них есть троцкисты, сохранившие изначальный смысл большевизма. У социал-демократов таких троцкистов не оказалось. Отсюда и возникают эти противоречия между “изначальным” смыслом терминов столетней давности и тем, что в них вкладывают сегодня.

Но ведь нужно называть вещи своими именами! Анархизм и социал-демократия это не похвала и ругательство, а просто обозначение политических взглядов человека. Если человек разделяет социал-демократические идеи, то и называть его следует социал-демократом. Это не значит что человек плохой, что он прав или не прав. Ну, просто он социал-демократ, такие взгляды у него. Своих идей стыдиться не стоит.

Потому помните. Если анархист предложит вам подписать петицию, призовет государство к принятию правильных законов или еще что в таком роде – значит перед вами стоит не анархист, а социал-демократ.

источник