Теория

Анархизм и свобода слова

12472605_824645354306481_1117012152882380465_nСвобода слова – основание экономического развития. Свобода слова – не буржуазное право, или, во всяком случае, она – продукт намного более сложных общественных процессов, чем просто чьи-то проплаченные бизнес-интересы. Свобода слова – лозунг всех анархических восстаний, от Кронштадта 1921 г до рабочих советов Будапешта в 1956. Именно тогда участники этих анархистских (пусть не по названию, но по сути) выступлений, наряду с идеями производственного самоуправления, прямой демократии работников, выдвигали свободу слова в качестве одного из главных своих требований.

Дело в том, что без свободы слова нет и не может быть самоуправления. А значит, без нее невозможно бесклассовое и безгосударственное общество. В самом деле, сердце самоуправления – полемика. Как самые широкие массы людей смогут управлять своими предприятиями, кварталами, странами, если у них не будет максимально широкого доступа к любой информации, если не будет права подвергнуть чужое мнение самой жесткой критике? Если нет свободы слова, если нет возможности открыто обсуждать любое событие и критиковать любое общественное явление, тогда у общества нет возможности контролировать условия своей жизни.

К этому нужно добавить, что в современном мире ключевое значение для экономики приобретает производство идей. А для постоянного развития такого производства необходим все более интенсивный информационный обмен.

Современный социальный исследователь Мануэль Кастельс подчеркивает, что серьезные ограничения распространения информации ограничивают возможности познания, критики, коммуникации между людьми. Если эта тенденция усиливается, то становится невозможным полноценное экономическое развитие. Наука, высокие технологии развиваются благодаря растущей плотности коммуникационной сети, информационных обменов и, так же, благодаря свободе критики. Именно с ограничениями свободы слова Кастельс связывал научно-техническое отставание и провал СССР.

Леворадикальный мыслитель Антонио Негри заходит еще дальше, утверждая, что современное производство осуществляется уже не отдельными предприятиями или индивидами, а всей мировой сетью.

Близкий к анархизму исследователь современного труда и гражданских движений, Андрэ Горц, отмечает:

Информатизация промышленного производства все чаще превращает материальный производительный труд в управление непрерывными по­токами информации. Пользователь должен быть постоянно сосредото­чен на управлении этими потоками, выказывая внимание и инициативу, которых от него невозможно потребовать приказом или инструкцией… Коммуникация и коо­перация между пользователями принадлежат к самой сути такого труда“. «Результаты обусловлены прежде всего системой и зависят от отноше­ний между индивидами, — пишет Пьер Вельтц. — Решающую роль играет не общее количество труда, затраченное индивидами, а качество и адекватность коммуникации, завязывающейся в рамках производственной системы“.

Свобода слова – не только политический, но и важнейший социально-экономический фактор, формирующий производительные силы общества. Чем выше значение производства идей для мировой экономики, тем больше значение данного фактора. В таком мире регион, где свобода слова ограничивается, обречен на отставание.

Источник