Глобальный взгляд

Традиционный левый проект в современном мире закрывается

levaki-uber-ales Идеи радикального расширения госсектора и введения протекционизма, иными словами, идеи модернизации большевистского или лево-социал-демократического типа, в современном мире выглядят крайне сомнительны. И дело тут не только в непопулярности большевизма. Есть сильное ощущение, что реализация проекта государственного социализма ведет лишь к экономической деградации по образцам РФ, Венесуэлы, Ирана. Традиционный проект левых – “национализация+протекционизм” – означает в долговременной перспективе научно-техническое отставание, рост бедности и экономический коллапс.

Например, иранцы стремятся сегодня не только к отмене санкций (до введения санкций Иран обеспечивал порядка 8-10% нефти для Европы), но и хотят получить 500 миллиардов инвестиций и современные технологии. Это одно из главных желаний элит. Они не обязательно приватизируют нефтяную отрасль целиком, но они могут пойти на частичную приватизацию, на допуск американских и европейских компаний к новым месторождениям и т.д. Иран обладает третьим по величине доказанным количеством нефти в мире. Но нефтяная отрасль – не единственная. В стране находится около 16% мировых запасов природного газа. Кроме того, Иран обладает и другими природными богатствами. Но без отмены санкций (что обеспечит доступ на мировые рынки и возможность привлечь международные компании к разработкам и производству) эти богатства бесполезны. Добыча нефти в Иране на треть ниже дореволюционного уровня – 6 млн баррелей в день. А добыча газа хоть и выросла, тем не менее не покрывает даже собственного спроса. Иран после исламской революции национализировал нефтяную отрасль и некоторые другие, почему это не работает?

Другой яркий пример провала современной национализации – Венесуэла, где производство нефти сократилось на 30% и теперь страна погружается в нищету и хаос, при том, что именно Венесуэлла обладает крупнейшими в мире разведанными запасами нефти.

Еще один важный пример – Россия. Здесь национализированы крупнейшие компании, на долю которых приходится около 70% ВВП. Результат – глубочайший кризис, экономическая депрессия, падение производства в большинстве регионов страны. Национализация, т.е. ставка на модернизацию страны силами собственного государства – это в современном мире (по крайней мере, за пределами наиболее развитых стран) – бесполезная архаика.

Дело в том, что все большие современные проекты модернизации, будь то новые модели автомобилей или самолетов – результат все более тесной интеграции транснациональных компаний, ТНК, между собой, а так же с другими компаниями, большими и малыми, будь то израильские стартапы, обслуживающие Кремниевую долину, или филиппинские\бангладешские субподрядчики, изготавливающие ткани для известных брендов. Каким же образом в мире, где научно-технический прогресс обеспечивается все более тесной интеграцией международного бизнеса, национализация и протекционизм (защита рынка от иностранных конкурентов) могут принести успех кому-либо, кроме чиновника, набивающего себе карманы из непрозрачного бюджета забюрократизированной государственной компании?

Возьмем электромобиль Тесла. Он – продукт Кремниевой долины, но компания Элона Маска Tesla Motors использует технологии японской компании Панасоник. Фактически, Тесла – продукт сотрудничества нескольких глобальных независимых корпораций. А знаете ли вы, что в современном мире разворачивается подготовка к новому витку индустриализации на основе роботизированных фабрик? Принципиально новая концепция промышленных фабрик разрабатывается сегодня в ФРГ компанией Сименс (Индустрия 4.0) совместно с американскими корпорациями, которые являются обладателями уникальных технологий. Именно так выглядят теперь “прорывные” модернизационные проекты.

Век глобализации диктует свои законы: автопроизводители, которые в одиночку не могут развивать определенные направления, вступают в альянсы с другими компаниями. Так, например, происходит с французским концерном PSA, который в области создания внедорожников сотрудничает с японской Mitsubishi и с целым рядом других компаний. Многие новейшие образцы вооружений, от израильского танка Меркава, до современных европейских боевых самолетов Тайфун созданы такими же международными консорциумами.

Из-за своей сложности и крайней дороговизны производство современного высокотехнологичного продукта часто не под силу отдельной компании или даже отдельному государству. Стоит помнить, что многие из компаний, участвующие в таких комбинированных проектах, не только являются обладателями эксклюзивных технологий, но и имеют доходы, сопоставимые с доходами, например, российского государства, как, скажем, компания Apple.

Экономики отдельных стран больше нет, она все больше отходит в область архаики. Современные государства превращаются в узлы единой глобальной экономической системы. В чем тогда фишка национализации, кроме набивания карманов чиновников и как она может обеспечить столь же быстрый прогресс в области технологий? Разве что только, будут вложены огромные средства большого высокоразвитого государства в какой-нибудь один или в несколько важных проектов, например термояд, солнечная энергетика и космические исследования. Да, такое возможно и кажется перспективным в плане прорывов в новые области знания. Но на это способны лишь несколько государств в мире, обладающих самыми мощными финансами, и только в сотрудничестве с крупнейшими частными компаниями, т.е. США, Япония, Евросоюз.

Таким образом, проект широкомасштабной национализации промышленности и радикального протекционизма, проект национального большевизма или государственной хозяйственной монополии в современном мире закрыт. Ни к чему иному, кроме экономической и социо-культурной деградации большевистский проект привести не способен.

***

…Из известных мне современных леворадикальных исследователей ответы на вопрос о возможной негосударственной альтернативе капитализму в современных условиях пытался дать лишь немец Карл-Хайнц Рот в своей работе “Всемирный кризис? Всемирная пролетаризация?“. В основе его предложений лежит идея международных федераций самоуправляющихся организаций работников, оккупирующих предприятия. Именно международные федерации самоуправляющихся коллективов, связанные общими научными и промышленными проектами, должны, по мнению Рота, стать каркасом новой системы социалистического самоуправления, в которой важнейшее значение имеет интернациональное измерение. Впрочем, этот проект, считает Рот, должен быть дополнен местным самоуправлением и децентрализацией власти, организованной в виде сравнительно небольших автономных территориальных общин.

***

Подведем некоторые итоги.

Государственный социализм в современном мире ведет лишь к деградации, по крайней мере, в сравнении с проектами международных компаний. Ни одно отдельно взятое государство не в состоянии обеспечить уровень развития технологий, который поддерживается сегодня всей глобальной научно-производственной сетью.

С другой стороны, жизнеспособное негосударственное социалистическое самоуправление станет возможным лишь в случае формирования глобального движения в духе революционного синдикализма. Однако, сегодня такого движения нет.

Источник