Изучаем врага

Вилайет Кавказ


Почему ИГИЛ оказался радикальнее Аль-Каиды

4 мая 2018 года в городе Невинномысске (Ставропольский край, Россия) в ходе спецоперации ФСБ были ликвидированы два человека, подозреваемых в подготовке терактов. О причастности их к «Исламскому государству» информации нет.

Ранее, 1 мая в городе Нефтекумске 21 летний парень с ножом напал на местного участкового. После, уже при задержании ему удалось ранить еще одного сотрудника полиции. «Исламское государство» взяло ответственность за нападение. С 21 по 24 апреля в ходе контртеррористической операции в городе Дербент (Дагестан) было ликвидировано 11 человек, подозреваемых в принадлежности к «ИГ». Один боевик подорвал себя в осажденном доме, другой атаковал автомобиль силовиков с ножом в руках. 21 марта боец «ИГ» совершил нападение на силовиков отдела полиции. 20 марта при проведении спецоперации в селении Бамут были ликвидированы четыре боевика «ИГ». 18 февраля еще один боец «ИГ» открыл огонь по прихожанам православной церкви в дагестанском Кизляре.

Атаки волков-одиночек, нападения небольших групп, вербовка и пропаганда – это то, на что сегодня хватает потенциала «ИГ», ставшего главной силой подполья на Кавказе.

Появление и укрепление на Кавказе «ИГ» началось в 2014 году. Существующий с 2007 года «Эмират Кавказ» после серии расколов, гибели ключевых руководителей и выезда костяка боевиков на джихад в Сирию потерял остатки влияния в регионе. Внутренние противоречия, вышедшие на поверхность после гибели в 2013 году Доку Умарова и провозглашение Абу Бакром аль-Багдади «халифата», окончательно раскололи подполье.

Один за другим на верность новому «государству» присягнули дагестанская, ингушская, чеченская группы (вилайеты) «Эмирата». В ряды «ИГ» влились бойцы самого опасного подразделения ЭК, батальона смертников «Рияд ас-Салихийн» причастные к организации и совершению атак смертников в России. К лету 2015 года большая часть групп и структур ЭК перешла под контроль новой, более радикальной и жестокой организации. Как следствие Абу Мухаммад аль-Аднани в июне 2015-го в своем специальном аудиосообщении сообщил о создании нового отделения организации на территории Северного Кавказа – «вилайета Кавказ». Лидером был назначен Абу-Мухаммад аль-Кадари (Рустам Асильдеров) – один из командиров дагестанского крыла «Эмирата».

Огромное влияние бойцов из Северного Кавказа в руководстве «ИГ» (военный амир в Сирии – Абу Омар аш-Шишани, кистинец родом из Панкисского ущелья), наличие многолетней истории сопротивления и разветвленной сети подполья, большое количество мусульманского населения стали определяющими в решении о создании вилайета.

Почти сразу же новая сила на Кавказе сделала упор не на организованное сопротивление, как это делали предшественники из «Эмирата», а на действия небольших групп и волков–одиночек. А центр сопротивления постепенно переместился из Чечни на территорию Дагестана. Уже в первый год существования вилайета, его бойцы совершили по меньшей мере 16 терактов, 10 из которых на территории Дагестана. В 2016-м число атак в республике выросло в три раза.

Руководство «Эмирата Кавказ» неоднократно призывало своих сторонников и бойцов отказаться от атак смертников и нападений на гражданских (в 2011 году с таким призывом выступил Доку Умаров, а в 2015 году его преемник – Али Абу-Мухаммад (Алиасхаб Кебеков). Отказ от террора и ориентация на партизанскую войну должны были, по мнению лидеров подполья, вернуть пошатнувшееся доверие среди местного населения и получить поддержку в других регионах России.

Однако наиболее радикальная часть подполья, разуверившаяся в эффективности такой тактики, сделала ставку на систематический террор по отношению к гражданским. На первый план вышли атаки волков-одиночек и действия небольших групп, состоящих преимущественно из неподготовленных, неопытных боевиков, не связанных ранее с движением сопротивления на Кавказе. Ярчайшим примером такой операции стало нападение на Грозный в декабре 2016 года, совершенное группой местных жителей в возрасте от 17 до 20 лет.

Для борьбы с ИГ на Кавказе силовики используют традиционный набор методов, практикуемый еще с первой войны в Чечне

Аресты, обыски, внесудебные казни, разрушение домов, похищение родственников в качестве заложников. Действует принцип круговой поруки, согласно которому родственники подозреваемого в связях с подпольем могут быть задержаны или арестованы, а их дом – разрушен.

Хотя такие жестокие методы смогли сломить организованное сопротивление, разрушить структурированные очаги подполья в Дагестане и Чечне, они оказались малоэффективными для борьбы с одиночками и группами, ранее не связанными с сопротивлением. Не смогла уничтожить подполье ликвидация силовиками руководителей.

Даже несмотря на то, что уже к декабрю 2015 года по словам главы ФСБ было уничтожено 20 из 26 руководителей групп, примкнувших к ИГ на Кавказе, рядовые бойцы и сторонники сохранили возможности для совершения нападений. Теракты одиночек сегодня несут наибольшую угрозу для безопасности в северокавказских республиках. Особенно в преддверии чемпионата мира по футболу, о чем неоднократно заявляли сами террористы в своих видеообращениях.

Роль «Вилайета Кавказ» сегодня – угрожать и вдохновлять. Разрозненные группы бойцов, отсутствие общепризнанного и авторитетного лидера, поражения ядра «ИГ» в Сирии и Ираке, жестокие контртеррористические меры силовиков лишают террористов возможностей для совершения масштабных операций, способных пошатнуть ситуацию в регионе. Но само наличие сопротивления, пускай немногочисленные, но громкие атаки одиночек сохраняют для подполья потенциал для восстановления в случае изменения ситуации в регионе и мире.

И хотя количество терактов в России сегодня несравнимо с показателями пикового 2010 года (250 терактов по всей стране), смена тактики террористов, постепенное расползание угрозы, безработица и политика систематического жестокого подавления любой оппозиции сохраняют для «Вилайета Кавказ» шансы на выживание.

источник