Постиндустриализм (втор.пол. XX в)

Восстание в Познани 1956

poznan-1956На этой неделе пятьдесят лет назад польские рабочие восстали, требуя хлеба и свободы. Познанское восстание июня 1956 г. вызвало массовое движение в Польше и дало толчок событиям, которые привели к Венгерской революции в том же году. А затем сотни тысяч польских рабочих протестовали в знак солидарности с Венгерской революцией. В обеих странах рабочие боролись с системой, в которой государство было также их работодателем, – системой государственного капитализма.

Репрессивные режимы, основанные в Восточной Европе после Второй мировой войны, были диктатурами по образцу сталинской России. Однако после смерти Сталина в марте 1953 г. террор был ослаблен как в России, так и в ее восточноевропейских странах-сателлитах. Лидеры этих режимов хотели положить конец ситуации, в которой даже им приходилось жить в страхе перед арестом или пытками. Они также хотели создать более современную экономическую систему, которая могла бы соревноваться с западным капитализмом. Бесчеловечно жестокие, рабские трудовые лагеря, где содержались миллионы, больше не подходили для нужд вождей государственного капитализма.

Тем не менее, даже после смерти Сталина некоторые из наиболее консервативных правителей сопротивлялись переменам.

В феврале 1956 г. российский лидер Никита Хрущев сделал свой знаменитый “секретный доклад”  на XX съезде партии. Его “откровение” о том, что Сталин был жестоким убийцей множества людей, стало для правителей Восточной Европы сигналом для продолжения осторожных перемен.

Сирена

Проведенные сверху польские реформы – например, амнистия, освободившая 28 000 политических заключенных, – помогли установить климат, в котором рабочие почувствовали себя более уверенно и оказались способны противостоять власти. На фабрике локомотивов “Zispo” в городе Познань несколько лет уже шли волнения: рабочие протестовали против низких зарплат и высоких трудовых требований. В 1956 г., когда было обнаружено, что из их зарплат вычитается слишком большой налог, они были возмущены еще больше.

28 июня того же года фабричная сирена возвестила о начале забастовки и рабочие вышли на улицы. Они выставляли летучие пикеты [1], шли от фабрики к фабрике, собирая все больше и больше людей. Работники печатной, текстильной и табачной промышленностей вышли на Сталинскую площадь в центре города. На улицах собралось около 100 000 рабочих со своими семьями. Забастовщики захватили полицейский участок и громили центральные штабы коммунистической партии.

Группы демонстрантов направились к наиболее ненавистным символам угнетения – главному управлению тайной полиции и тюрьме. Рабочие ворвались в тюрьмы, освободили более 250 заключенных и вооружились на тюремном складе оружия.

Когда для восстановления порядка была прислана польская армия, рабочие ответили ей бутылками с бензином, что заставило некоторых солдат оставить свои танки. На следующий день в забастовке участвовало почти все население Познани. Рабочие требовали хлеба и свободы. Они также поднимали такие лозунги как, например, “Русские, идите домой”. Польша не была колонией, но Россия контролировала страну и разместила в ней десятки тысяч солдат.

На второй день восстания познанские рабочие и их семьи были раздавлены военной силой – потребовалось 10 000 солдат и 400 танков и бронемашин, чтобы прекратить восстание. Считается, что почти 80 человек были убиты.

Первоначально ответ польских властей на восстание был резким и однозначным. Премьер-министр Йозеф Циранкевич во время забастовки объявил, что “любой провокатор или сумасшедший, кто поднимет руку против народного правительства, может быть уверен, что народное правительство эту руку отрубит”.

Но вскоре аппаратчики взяли на вооружение более доброжелательную тактику. “Реформисты” в верхушке Коммунистической партии осторожно поощряли повстанческое движение, намереваясь использовать его против более консервативных элементов, стремящихся к укреплению связей с Россией. В то же время существовал риск, что движение уйдет далеко за пределы границ, которые правящая верхушка могла себе позволить.

Советы

На фабриках были созданы рабочие советы. В их создании участвовали лидеры радикально настроенных молодых рабочих, такие как 25-летний Лехослав Гоздзик с завода ФСО, а также интеллектуалы и студенты, среди которых были, например, Яцек Куронь и Кароль Модзелевский.

19 октября Хрущев вылетел в Польшу, в то время как русские войска собрались в Варшаве и русские военные суда показались у берегов Гданьска. На заводах рабочие готовились отразить любое военное вмешательство и запросили оружие у польской Коммунистической партии. Но требования были отклонены.

Этим моментом воспользовались реформисты и провозгласили Владислава Гомулку лидером своей партии. Они заверили Хрущева, что Гомулка не позволит рабочим разрушить систему. Хрущев согласился, и на следующий день его делегация вернулась в Москву.

Спустя три дня, 23 октября, в столице Венгрии Будапеште прошла массовая демонстрация, вдохновленная Польским восстанием. Так началась Венгерская революция. Через несколько недель она потонет в крови, задавленная российскими танками.

Тем временем в Польше в первые два дня Венгерской революции были освобождены из тюрем участники Познанского восстания. 24 октября Гомулка, теперь уже глава Коммунистической партии, обратился к ликующей толпе Варшавы. “Довольно митингов! Довольно демонстраций!” – сказал он.

Были уничтожены самые худшие символы сталинизма, но в то же время Гомулка стремился перекрыть возможности для развития массового движения, которое помогло ему прийти к власти. Через год после восстания был закрыт наиболее радикальный журнал “Po prostu”, что вызвало волнения в Варшаве, продолжавшиеся четыре дня. Журнал осмелился рассуждать о дальнейшем развитии протестного движения, а также содержал споры о лозунге “Вся власть Советам”, восходящему к большевистскому лозунгу, использовавшемуся в 1917 г. при Ленине [2].

В апреле 1958 г. деятельность рабочих советов была официально прекращена. К тому времени право устраивать забастовку было уже отменено. Стабильность была восстановлена.

Урок этой истории для нас в том, что нашему движению требуется политическая независимость от начальников и правительства, – какими дружелюбными в какой-то момент они бы не казались.

***
“Мятеж обладал всеми чертами классического революционного восстания”

Интервью с участником событий, Каролем Модзелевским:

В 1956 г. Кароль Модзелевский был студентом и политическим активистом. Он участвовал в написании совместного “Открытого письма к партии”, которое нанесло удар по сталинизму с левых позиций и стало ключевым моментом в создании объединения “Солидарность”. Кароль ответил на вопросы “Socialist Worker”.

Какой была атмосфера в преддверии 1956 года?

После смерти Сталина тайная полиция была в значительной степени дезорганизована. Цензура пропускала многое. Люди наряду с общественно-литературными журналами читали “Po Prostu” [радикальная газета]. Среди тех, кто их читал, были рабочие – они очередями стояли в газетные киоски. Без этого глотка свободы – исчез страх, парализовавший все, даже домашние разговоры – нельзя было бы представить событий в Познани.

“Секретный доклад” Хрущева шокировал всех. Было принято решение напечатать его и разослать многочисленным партийным организациям. Та копия, что я купил на рынке – а она была недешевой, – была пронумерована цифрой больше, чем 20 000. Доклад стал открытым секретом. Конечно, это прибавило рабочим уверенности.

Познанские события были следующей фазой землетрясения. Этот мятеж обладал всеми чертами классического революционного восстания – от всеобщей забастовки до вооруженного восстания.

Позднее я встретил молодого рабочего, который во время событий в Познани работал в военном училище. Ему было приказано патрулировать город. В его отряде у одного человека был пулемет и два пистолета. Они натолкнулись на гражданских, рабочих, одного человека с пулеметом и двоих с пистолетами. Они поздоровались и прошли мимо.

Кто-нибудь выступал за капитализм по западному образцу в 1956 г.?

Вы, должно быть, шутите. Если бы кто-то что-то подобное сказал в то время, его бы посчитали сумасшедшим или провокатором. Толпа в Познани пела одновременно “Интернационал” и польский национальный гимн.

Какую роль сыграли рабочие советы?

Рабочие советы были созданы активистами на рабочих местах с сентября. Их распространение началось с завода ФСО. Их создали не забастовки. Это было большое движение. Лидеры коммунистической партии боялись его.

Утром 19 октября лидеры рабочих потребовали оружие у Партии, но их обманули. Я был на митинге у главных ворот завода ФСО. Лехослав Гоздзик, лидер от рабочих, сказал людям, что они могут идти домой и вернуться после обеда, но люди хотели остаться и продолжить оккупацию. Гоздзик потребовал выдачи оружия, но его было очень мало, так что вооружились только активисты партии.

Рабочие наполнили грузовики песком для блокирования танков, наполнили зажигательной смесью бутылки и приготовили металлические литейные формы в качестве снарядов. Вечером мы поехали на грузовиках от ФСО к варшавскому политехникуму, в котором собирался первый из его ежедневных митингов. Нас было несколько десятков. Все, кроме меня, были рабочими из ФСО. Рабочих приветствовали аплодисментами стоя.

Были ли там политические организации, независимые от польской Коммунистической партии?

Да, Союз Революционной Молодежи (RZM). Эта национальная организация просуществовала очень короткое время – с ноября 1956 г. по январь 1957 г., пока не была объединена с государственными молодежными организациями. В RZM было около 20 000 членов. Большинство, как и я, не входили в Коммунистическую партию.

После сходки 24 октября, организованной лидером новой Коммунистической партии Гомулкой, мы знали, что мы были в оппозиции. Партия отправила людей домой и теперь собиралась устанавливать “порядок”.

Примечание:

[1]. “Летучий” пикет (flying picket) – пикет забастовщиков, выставленный у здания, не являющегося их обычным местом работы. “Летучие” пикеты могут выставлять с целью побуждения рабочих пикетируемых зданий присоединиться к забастовке либо для перекрытия водителям грузовиков, осуществляющих доставки или вывоз продукции, доступа на пикетируемое предприятие. Использование тактики “летучих” пикетов особенно привлекательно для забастовщиков, которые на своем собственном рабочем месте имеют достаточно прочную поддержку, для того, чтобы ограничиться там выставлением лишь очень небольшого пикета. В настоящее время практика “летучих” пикетов является незаконной.

[2]. В действительности многие польские рабочие выдвигали несколько иной лозунг “За Советы без Коммунистов”, напоминающий не столько идеи Ленина, сколько социально-революционные рабочие и крестьянские восстания против большевиков в России 1921 года. Об этом писали польские исследователи в 1980-е годы.

Источник