Поэзия и проза

Войнич Этель Лилиан “Овод” (1897)

ovod-roman

«Овод» (англ. The Gadfly) — революционно-романтический роман, наиболее известный труд английской, позднее американской писательницы Этель Лилиан Войнич. Впервые вышел в 1897 в США. Роман стал популярен во многих странах мира.

Участие в русском революционном движении, тесные связи с революционными деятелями разных стран, главным образом с русскими политическими эмигрантами, близость к идеям русской прогрессивной и революционной литературы — вот что определяло особенности мировоззрения Этель Лилиан Войнич в то время, когда она писала свой первый роман — «Овод».

Характерно, что ни современники, ни читатели наших дней не воспринимают роман «Овод» как историческое произведение. И, конечно, не история итальянского национально-освободительного движения середины XIX века, а образ революционера, зовущий к борьбе,— основное содержание «Овода».

Писательница рисует нам яркие фигуры участников тайного революционного общества «Молодая Италия» в 30-е и 40-е годы ХIХ века. Это было время, когда после разгрома наполеоновской армии вся Италия была разделена на несколько отдельных государств и фактически захвачена австрийскими войсками. Глава католической церкви — римский папа — поддерживал австрийских захватчиков. Под этим двойным гнетом итальянский народ задыхался и бедствовал. Австрийцам была выгодна раздробленность страны, и они всячески раздували рознь между итальянскими государствами.

В 1831 году знаменитый итальянский революционер Джузеппе Мадзини (1805-1872), изгнанный из родной страны, основал подпольное революционное общество «Молодая Италия». В него входила передовая итальянская интеллигенция — писатели, адвокаты, студенты. Несмотря на постоянные преследования полиции, «Молодая Италия» сыграла большую роль в борьбе итальянского народа, который только в 1870 году добился объединения страны.

Действие романа «Овод» начинается в 1833 году. В то время в разных областях Италии происходили вооруженные восстания. Австрийская полиция, поддержанная местными властями, с неслыханной жестокостью подавляла эти восстания. Особенно обострилась борьба позднее, перед 1848 годом, когда революционная волна охватила всю Западную Европу и Италию в том числе. В 1846 году, устрашенный общественным подъемом, римский папа провел ряд либеральных реформ. Во второй и третьей частях романа действие происходит как раз в эти дни.

Этель Лилиан Войнич показывает противоречия, возникающие внутри самой «Молодой Италии». Герои романа — Овод, Джемма, Мартини — являются наиболее активными членами этого общества, они прекрасно понимают лицемерный характер папских реформ, разоблачают угнетателей и смело борются с ними, тогда как другие — умеренные — ограничиваются бесплодными разговорами и петициями.
Однако мы не найдем в романе «Овод» изображения народных выступлений, вооруженных восстаний, которые были столь характерны для этого этапа национально-освободительного движения Италии.

Очевидно, писательница и не ставила себе целью создание исторических картин того времени. Ни один из персонажей романа «Овод» не является реальным историческим лицом. Имена исторических лиц — Мадзини, Орсини, Ренци — лишь упоминаются в книге.

Этель Лилиан Войнич сосредоточила свое внимание на изображении героического характера революционера. Сутью романа «Овод» является создание образа революционера, прославление его и утверждение его как идеала.

Много лет спустя после создания романа Этель Лилиан Войнич, отвечая Б. Н. Полевому на вопрос о том, кто был прототипом Овода, писала ему 14 января 1957 года:

«Разумеется, образы в романе не всегда имеют прототипами реально существующих людей; не являются ли они своего рода результатом сложного процесса, происходящего в авторском воображении под влиянием таких факторов, как: во-первых, личный опыт автора, во-вторых — опыт тех людей, с которыми писатель или писательница встречается, и в-третьих — большая начитанность (что справедливо и в моем случае)».

Этель Лилиан Войнич воплотила в своем герое черты многих борцов за свободу разных стран и народов. Недаром же польские исследователи литературы категорически утверждают, что реальными прообразами Овода были деятели польской социально-революционной партии «Пролетариат», русские же читатели сразу после выхода в России «Овода» узнали в нем знакомые черты русских революционеров. Некоторые исследователи считают, что в образе Овода легко обнаружить черты Мадзини и Гарибальди. Очевидно, что во всех этих утверждениях есть доля истины: Овод является интернациональным типом революционера. Ведь и сама писательница не подчеркивает его национальных черт — Овод наполовину англичанин, наполовину итальянец.

Этель Лилиан Войнич в цитированном уже выше письме Б. Полевому писала: «То, что в романе усматривается отражение русского или польского влияния… естественно и понятно. Где, кроме Восточной Европы и среды русских и польских эмигрантов в Лондоне и в Западной Европе, я могла бы непосредственно познакомиться с условиями, которые в той или иной степени существовали в Италии в юношеский период жизни Мадзини?» Интересно отметить, что еще А. И. Герцен в своей книге «Былое и думы» указывал на близость условий и сходство освободительной борьбы в Италии и России.

b841_01

Писательница не излагает историю всей жизни своего героя от первых до последних дней. Первая часть охватывает лишь около одного года в жизни героя, а вторая и третья освещают период его жизни, занявший даже меньше года. Мы видим Овода в наиболее острые моменты его жизни, в часы глубочайших конфликтов, когда его характер проявляется самым ярким образом.

Хотя мы знаем, что Овод принимает непосредственное участие в вооруженных схватках, но автор не показывает нам его в роли бойца, участника восстания. Наивысший героизм Овода проявляется на том труднейшем участке борьбы, где геройство как бы лишено своих внешних атрибутов, там, где борец лишен поддержки товарищей и где его единственным оружием является идейность. Автор рисует нам своего героя в поединках с жандармами.

В самом деле, в открытом выступлении с оружием в руках каждый чувствует поддержку соратников, и в то же время совершённый подвиг находит мгновенный отклик, увлекает последователей; падающий боец видит идущих на смену, видит тех, кто подхватывает упавшее знамя и несет его дальше, сохраняя в сердце благодарную память о погибших. В тюрьме же подвиг остается невидимым — никто из друзей и не узнает о нем; но истинный революционер и в этих условиях остается верен себе!

Создавая героический образ революционера, утверждая как высший гуманистический принцип — принцип борьбы, Этель Лилиан Войнич одновременно срывает ореол святости с религии и ее служителей. Она разоблачает всю их ложь, ханжество, лицемерие, она утверждает, что религия содействует угнетению народа.

PDF

ЭКРАНИЗАЦИИ

Источник